Правозащитники и их права: национальное законодательство и международные документы

2015 2015-11-30T15:22:23+0300 2015-11-30T15:49:50+0300 ru http://spring96.org/files/images/sources/un_hrc_resolution_of_21.03.2013-be.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

Декларация о праве и обязанности отдельных лиц, групп и органов общества поощрять и защищать общепризнанные права человека и основные свободы, принятая резолюцией 53/144 Генеральной Ассамблеи от 9 декабря 1998 года в статье 6 так определяет права правозащитников в области поиска и распространения информации о правах человека и основных свободах:

«Каждый человек, индивидуально и совместно с другими, имеет право:

a) знать, искать, добывать, получать и иметь в своем распоряжении информацию о всех правах человека и основных свободах, включая доступ к информации о том, каким образом обеспечиваются эти права и свободы во внутреннем законодательстве, в судебной или административной системах;

b) как предусматривается в международных договорах о правах человека и других применимых международных договорах, свободно публиковать, передавать или распространять среди других мнения, информацию и знания о всех правах человека и основных свободах;

c) изучать, обсуждать, составлять и иметь мнения относительно соблюдения всех прав человека и основных свобод как в законодательстве, так и на практике, и привлекать внимание общественности к этим вопросам, используя эти и другие соответствующие средства».

Белорусское законодательство не в полной мере имплементировало данную норму: по закону «Об информации, информатизации и защите информации» государственные органы, общественные объединения, должностные лица обязаны предоставлять гражданам Республики Беларусь возможность ознакомления с информацией, затрагивающей их права и законные интересы; эта норма ограничивает возможность получения информации в правозащитных целях о других гражданах. Норма о том, что гражданам Республики Беларусь гарантируется право на получение, хранение и распространение полной, достоверной и своевременной информации о деятельности государственных органов, общественных объединений, о политической, экономической, культурной и международной жизни, состоянии окружающей среды является сугубо декларативной, поскольку порядок представления такой информации фактически ограничен этим же законом и актами законодательства Республики Беларусь.  В соответствии с законом, даже общедоступная информация может не предоставляться на основании обращения, например, в случае, если для получения запрашиваемой информации требуется проведение аналитической работы, непосредственно не связанной с защитой прав и законных интересов обратившегося лица; запрашивается информация, содержащаяся в докладных записках, поручениях должностных лиц и другой внутренней переписке государственного органа, если такая информация непосредственно не связана с защитой прав и законных интересов лица, обратившегося за получением общедоступной информации; этот перечень не является закрытым. С января 2014 года в законе появилось еще и определение «служебной информации ограниченного распространения», используя которое государственные органы стремятся оградить себя от обязанности по выдаче информации, не относящейся к государственным секретам или содержащей тайны.

Такой подход позволяет существенно и необоснованно ограничивать выдачу информации в общественных интересах.

В соответствии со статьей 8 Декларации, каждый человек имеет право, индивидуально и совместно с другими, иметь реальный доступ на недискриминационной основе к участию в управлении своей страной и ведение государственных дел. Это включает, в частности, право, индивидуально и совместно с другими, представлять в правительственные органы и учреждения, а также в организации, занимающиеся ведением государственных дел, критические замечания и предложения относительно улучшения их деятельности и привлекать внимание к любому аспекту их работы, который может затруднять или сдерживать поощрение, защиту и осуществление прав человека и основных свобод. Однако на практике такие обращения в общественном интересе, как правило, остаются без надлежащего рассмотрения, поскольку трактуется как обращение без надлежаще оформленных полномочий (доверенности).

Статья 9 Декларации определила права правозащитников в области защиты нарушенных прав: при осуществлении прав человека и основных свобод, включая поощрение и защиту прав человека, упомянутых в настоящей Декларации, каждый человек, индивидуально и совместно с другими, имеет право на пользование эффективными средствами правовой защиты и на защиту в случае нарушения этих прав. С этой целью каждый человек, чьи права или свободы предположительно нарушены, имеет право лично или через посредство законно уполномоченного представителя направить жалобу в независимый, беспристрастный и компетентный судебный или иной орган, созданный на основании закона, рассчитывать на ее безотлагательное рассмотрение этим органом в ходе публичного разбирательства и получить от такого органа, в соответствии с законом, решение, предусматривающее меры по исправлению положения, включая любую надлежащую компенсацию, в случае нарушения прав или свобод этого лица, а также право на принудительное исполнение этого решения или постановления без неоправданной задержки.

Декларация предусматривает и действия в защиту нарушенных прав иных лиц: при осуществлении прав человека и основных свобод каждый человек, индивидуально и совместно с другими, имеет, в частности, право:

a) в связи с нарушениями прав человека и основных свобод в результате политики и действий отдельных должностных лиц и государственных органов подавать жалобы или иные соответствующие обращения в компетентные национальные судебные, административные или законодательные органы или в любой другой компетентный орган, предусмотренный правовой системой государства, которые должны вынести свое решение по данной жалобе без неоправданной задержки;

b) присутствовать на открытых слушаниях, разбирательствах и судебных процессах с целью сформировать свое мнение об их соответствии национальному законодательству и применимым международным обязательствам и принципам;

c) предлагать и предоставлять профессиональную квалифицированную правовую помощь или иные соответствующие консультации и помощь в деле защиты прав человека и основных свобод.

Последний пункт никак не посягает на установление ограничений по оказанию юридической помощи без соответствующей лицензии: правозащитная деятельность осуществляется в куда более узких рамках и по ограниченному кругу вопросов, чем адвокатская. Предметом участия правозащитника в процессе обжалования является нарушение основных прав и свобод, а не любые дела и споры, вытекающие из различных гражданских, уголовных или административных правоотношений. В отличие от адвоката, правозащитник осуществляет свою деятельность без вознаграждения, являющегося условием предоставления правовой помощи.

Между тем, уголовно-процессуальное, гражданское процессуальное и административно-процессуальное законодательство содержит вопреки указанной норме, а также положению статьи 62 Конституции Республики Беларусь ограничение, не допускающее участие правозащитников в личном качестве или как представителей правозащитных организаций в делах, связанных с нарушением основных прав и свобод.

Это представляется особенно важным в свете отсутствия в Беларуси независимого от органов исполнительной власти института адвокатуры, отсутствия гарантий независимости практикующих на основании выданных срочных лицензий адвокатов. Имевшие место на протяжении последних 20 лет случаи лишения права на работу адвокатов за осуществление профессиональной деятельности парализовали волю адвокатов к принципиальной борьбе с нарушениями основных прав и свобод.

При этом процессуальное законодательство позволяет участие непрофессиональных представителей в ряде категорий дел: представителей профсоюзов и общественных объединений – по делам своих членов, обществ защиты прав потребителей – по делам о защите прав потребителей, близких родственников и супругов – по всем категориям дел в судах (в уголовном и административном процессе – по усмотрению органа, ведущего процесс). Таким образом, само по себе отсутствие формального признания государством компетенции правозащитника в качестве юриста не представляется однозначно необходимым для участия в защите прав и свобод.

Законодательство об общественных объединениях также содержит ограничения на защиту общественных интересов в рамках уставной деятельности.

Комитет по правам человека ООН в 2006 году рассмотрел дело «Звозсков и др. против Беларуси» по индивидуальному обращению Бориса Звозскова и других 23-х лиц на отказ в регистрации правозащитного общественного объединения «Хельсинки-ХХI» и пришел к выводу, что отказ в регистрации противоречит требованиям Международного Пакта о гражданских и политических правах и нарушает права авторов на свободу ассоциации. Комитет отметил, что в соответствии со статьёй 22 (2) Пакта любое ограничение права на свободу объединения должно в совокупности отвечать следующим условиям: (а) должно быть предусмотрено законом; (б) может быть применено для целей, указанных в 2 пункте; и (с) должно быть «необходимым в демократическом обществе» для достижения одной из этих целей. Ссылка на «демократическое общество» в контексте статьи 22 означает, по мнению Комитета, что существование и деятельность объединений, включая те, которые мирным способом распространяют идеи, не поддерживаемые государством или большинством населения, является ключевым моментом любого демократического общества. Комитет также отметил, что автор сообщения и Государство-участник (Беларусь) расходятся во мнении о том, запрещают ли законы республики защиту прав и свобод граждан, не входящих в состав конкретной организации. Во-вторых, Комитет отмечает, что даже если такие ограничения предусмотрены законом, Государство-участник не выдвинуло никаких аргументов, почему для соблюдения условий статьи 22 (2) при регистрации объединения необходимо было ограничить сферу его деятельности представлением и защитой прав только членов объединения. Принимая во внимание последствия отказа в регистрации – незаконность деятельности незарегистрированной организации на территории Государства-участника, Комитет приходит к выводу, что отказ в регистрации не отвечает требованиям статьи 22 (2). Права авторов согласно статье 22 (2), таким образом, были нарушены.

В соответствии со статьёй 2, пункт 3 (а) Международного пакта, Комитет пришел к выводу, что государство-участник обязано предоставить авторам соответствующее возмещение, включая компенсацию и пересмотр заявления авторов на регистрацию их объединения в свете статьи 22. государство-участник обязано принять меры, чтобы предотвратить подобные нарушения в будущем.

Принимая во внимание, что, став участником Факультативного протокола, государство-участник признаёт право Комитета решать, было нарушение Пакта или нет; а также, что согласно статье 2 Международного пакта, государство-участник обязуется гарантировать всем лицам на его территории или субъектам в его юрисдикции права, признанные Международным Пактом, или предоставить соответствующее возмещение в случае выявленного нарушения, Комитет выразил надежду получить от государства-участника информацию о мерах, принятых для обеспечения решения Комитета в течение 90 дней.

Таким образом, законодательство Беларуси всерьез страдает неполным соответствием принятым на себя государством обязательствам в части обеспечения прав и свобод. Эти недостатки странным образом проявляются, как правило, в областях, наиболее чувствительных с точки зрения соблюдения прав человека.

Последние новости

Партнёрство

Членство