Наблюдатели из Бреста: "Фактически подсчета голосов не было"

2015 2015-10-14T11:24:11+0300 2015-10-14T11:24:11+0300 ru http://spring96.org/files/images/sources/saligorsk-padlik-galasou.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

Главная претензия, которая не позволяет лицам, следившим за ходом голосования в качестве наблюдателей, считать эти выборы открытыми и прозрачными, касается процедуры подсчета голосов.

Еще во время начала досрочного голосования многие из наблюдателей обращались к избирательным комиссиям с предложениями обеспечить возможность открытого подсчета голосов, чтобы эту процедуру могли видеть наблюдатели. Однако положительной реакции от представителей избиркомов не было. Например, председатель участковой избирательной комиссии №2 в Бресте Елена Шабуня посчитала нецелесообразным рассматривать такое предложение на заседании избиркома, сославшись на то, что на таких заседаниях якобы рассматриваются только жалобы на решение комиссии.

В результате, как отметила наблюдатель Светлана Алесюк, в Бресте было подано три заявления в прокуратуру, касающиеся именно закрытой процедуре подсчета голосов. В своих жалобах наблюдатели добавляют примеры, когда места для наблюдения находились за 5 и более метров от стола, где происходил подсчет избирательных бюллетеней.

Независимый наблюдатель Ирина Синяпкина также обратила внимание на то, что на избирательном участке №18 в Бресте комиссия приняла решение считать испорченные бюллетени (где было несколько пометок напротив фамилий кандидатов) действительными. Более того, такие бюллетени посчитали в пользу Александра Лукашенко. Наблюдатель замечает, что даже визуально было видно, что стопки бюллетеней за действующего президента приблизительно в два раза больше пачку бюллетеней в поддержку Татьяны Короткевич, однако в итоговых протоколах отмечалось преобладание между этими кандидатами более чем в 10 раз.

Владимир Яскович, который был наблюдателем на избирательном участке №35 Московского района Бреста, сообщил, что во время досрочного голосования члены комиссии и наблюдатели фактически находились в разных помещениях. "Места для наблюдателей были буквально в школьном коридоре, а участковой комиссии - в одном из учебных комнат, поэтому следить за ходом досрочного голосования приходилось только через открытую дверь, - говорит Яскович. - Понятно, что полностью иметь представление, как проходят выборы, в таких условиях невозможно, но на требования обеспечить надлежащие условия для наблюдателей нам отвечали, что в этой школе №10 нет других помещений, чтобы голосование не мешало учебному процессу". Только в основной день выборов, когда занятий в школе не было, наблюдатели и члены комиссии работали в одном помещении.

О нарушениях избирательного законодательства на участке №67 в Бресте рассказала наблюдатель от профсоюза работников радиоэлектронной промышленности Зинаида Михнюк. По ее словам, явка избирателей, которую зафиксировали наблюдатели, на несколько сотен человек отличалась с итоговыми данными избирательной комиссии. Кроме того, участковый избирком отклонил предложение открытого подсчета голосов. "Фактически подсчета голосов не было: ящики опрокинули, все бюллетени разбросали по стопкам, а затем председатель комиссии написал на бумаге, что ему нашептали члены комиссии, и ушел к секретарю. Было видно, что в итоговом протоколе были записаны цифры, которые комиссия получила от кого-то сверху", - замечает Михнюк, которая также составила жалобу согласно упомянутым фактам.

Об очень серьезных нарушениях избирательного законодательства, которые явились  основанием для обращения в городскую прокуратуру, рассказал брестский активист Движения "За Свободу" Денис Турченяк, который был наблюдателем на избирательном участке №60 Московского района Бреста. 9 октября Турченяк получил бюллетень для голосования и оставил его себе, а в избирательную урну бросил обычный лист бумаги. По словам Турченяка, то же сделали еще три лица, которые передали наблюдателю выданные им бюллетени. В результате Денис Турченяк имел четыре избирательных бюллетени, полученных и не использованных во время досрочного голосования.

В основной день выборов Турченяк находился на участке №60 в качестве наблюдателя. Он заметил, что печать на урне для досрочного голосования имела другие признаки по сравнению с тем, как это было в первый день голосования. Наблюдатель сделал вывод, что упомянутая урна была незаконным путем открыта (а потом опять опечатана), и сообщил об этом председателю участковой комиссии Галине Кивель.

На избирательном участке №60 в досрочном голосовании приняли участие 365 человек, которым была выдана соответствующая количество бюллетеней. Во время подсчета голосов выяснилось, что в упомянутой урне находились 364 бюллетеня и не было листов бумаги, которые попали в избирательную урну вместо бюллетеней. Денис Турченяк считает, что "листе бумаги были убраны из урны неустановленным лицом и заменены на фальшивые бюллетени".

Аналогичный "эксперимент" на участке №53 Московского района Бреста устроил и наблюдатель Сергей Вакуленко. По его словам, там также вместо двух бюллетеней в урну для досрочного голосования были брошены листы бумаги, которых никто не нашел время подсчета голосов.

Кроме замечаний, касающихся процедуры подсчета голосов, наблюдатели обращают внимание, что во время досрочного голосования фактически использовался административный ресурс, чтобы заставить голосовать не в основной день выборов (особенно это было заметно на избирательных участках, где голосуют студенты). Много вопросов вызвала и процедура голосования по месту жительства избирателей, которая в некоторых случаях существенно повлияла на результаты выборов на конкретном участке.

"Правозащитники за свободные выборы"

Последние новости

слухаць Радыё рацыя Міжнародная федэрацыя правоў чалавека Беларуская Інтэрнэт-Бібліятэка КАМУНІКАТ Грамадзкі вэб-архіў ВЫТОКІ Антидискриминационный центр АДЦ 'Мемориал' Prava-BY.info Беларускі Праўны Партал Межрегиональная правозащитная группа - Воронеж/Черноземье
Московская Хельсинкская группа
Молодежное Правозащитное Движение
amnesty international