Выборы в Гомеле глазами наблюдателей: "Цифры ЦИК просто даже смешно сравнивать с реальностью"

2015 2015-10-13T20:57:00+0300 2015-10-14T09:00:32+0300 ru http://spring96.org/files/images/sources/pinsk-vybuchastak-shkola-3.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

«За честный труд комиссию можно только поблагодарить»

Ирина Купцевич, жительница Рогачева, на выборах наблюдала первый раз, в рамках гражданской инициативы «Наблюдение за выборами: теория и практика». Собрала подписи, зарегистрировалась наблюдателем на участке №11 Рогачева. Следила за ходом как досрочного, так и в основной день голосования 11 октября. «Большинство пришедших на участок - пенсионеры, молодежи было очень мало. Комиссия вела себя вполне корректно постоянно, а при подсчете у наблюдателей был полный обзор, мы даже могли пересмотреть уже сочтены кипы разных кандидатов. Единственный подозрительный момент - процент голосов за Лукашенко на досрочном голосовании значительно больше, чем на основном, но это можно объяснить естественными причинами (типа «правильной» мотивации от начальства и так далее). За честный труд комиссию можно только поблагодарить», - подчеркнула собеседница.

На участке было зарегистрировано 2093 избирателей, проголосовало 1415 (явка 67,6%). За Александра Лукашенко - 924 голоса (65,3%), за Татьяну Короткевич - 354 голоса (25%), против всех - 74 голоса (5%), за Сергея Гайдукевича - 35 голосов (2,47%), за Николая Улаховича - 9 голосов (0,63%). Испорченных бюллетеней - 19 (1,3%).

На участке, помимо Ирины Купцевич, были и другие независимые наблюдатели. «Один из них - местный активист демократического движения, в 2014 году он баллотировался в местные советы, и потом он заявлял о многочисленных нарушениях законодательства и фальсификации, казалось много жалоб. Зная это, думаю, сверху комиссии была дана установка провести на этом участке, где он наблюдает, образцово-показательные выборы - чтобы не цеплялись. Ведь итоговые цифры на верху все равно будут такие, как надо», - поделилась мнением наблюдатель.

Поэтому, по ее словам, комиссия работе наблюдателей не мешало, представляла необходимую информацию.

«Явка на досрочном голосовании по протоколу полностью соответствовала нашим подсчетом. Урну осматривала внимательно каждый раз. При подсчете, когда урну раскрыли и посчитали бюллетени, их количество соответствовало предыдущим подсчетом. С выездным голосованием махинаций также, кажется, не было, голосование в основной день проходило без нарушений», - перечислила Ирина Купцевич.

При подсчете стол с бюллетенями находился в метре от стола, за которым сидели наблюдатели, позволяли члены комиссии подойти ближе. «Я видела, что все бюллетени раскладались по стопкам и считались. Нам даже разрешили потом пересмотреть бюллетени в уже исчисленных стопкам за кандидатов. Там все было в порядке», - подчеркнула наблюдатель.

И в это же время на соседнем участке, как позже узнала Ирина Купцевич, была совсем другая ситуация - там наблюдатели не могли видеть, как происходит подсчет, а бюллетени молча раскладали по стопкам.

«На соседнем участке бюллетени, которые должны были быть за Короткевич и за Лукашенко, были сопоставимы по толщине (за Лукашенко было больше, но не намного). Но после этого никакие цифры члены комиссии не озвучивали, бюллетени просто унесли на другой стол и сразу упаковали в бумагу. А потом в протоколе просто написали какие-то цифры. И даже при этом за Татьяну Короткевич там было приблизительно 11%», - отметила жительница Рогачева.

На участках №9 и №10 Рогачева, по ее словам, за Татьяну Короткевич было примерно по 18%.

На сайте ЦИК выложили детализацию голосования по районам. Там написано, что за Татьяну Короткевич во всем Рогачевском районе проголосовало 916 человек.

«На одном моем участке за нее проголосовало 354 человека. То есть, цифры ЦИК просто даже смешно сравнивать с реальностью», - уверенно наблюдатель.

«Установка была - чтобы выборы любыми силами прошли гладко»

Виктор Одиноченко, член БХК, не впервые работает наблюдателем на выборах. Политическую кампанию-2015 он называет «никакой». Таким прилагательным можно охарактеризовать как период сбора подписей, так и агитации. «По внешним признакам в Гомеле - втором по величине городе Беларуси, нельзя было догадаться, что в стране идут выборы. Агитация, можно сказать, и не велась. Насколько я знаю, один из кандидатов - Сергей Гайдукевич, вообще не был в Гомеле, не встречался с избирателями. Одна встреча Николая Улаховича со студентами также большой роли не играла. Причем при никакой агитации явка была относительно высокой - люди реально шли на участки как досрочно, так и в день голосования», - прокомментировал наблюдатель.

Явка, по его словам, обусловлено воздействием на людей телевидения, особым образом - новостей российского телевидения о событиях в Украине, которые иногда вводят зрителей в состояние панического страха. «Вторые шли по инерции, третьи - из-за буфета. Накануне выборов местные СМИ анонсировали, что в буфетах на участках будут снижены цены - апеллировали к бедности людей. И люди хотели хоть что-то дешевле ухватить», - считает Виктор Одиноченко.

Досрочную явку обеспечили в основном учащиеся колледжей и лицеев и студенты. «Их, скажем так, активно приглашали проголосовать досрочно. Причем если на прошлых выборах грозят не заселить в общежития, или использовать другие рычаги давления, то теперь о таких фактах мне неизвестно, но студенты явку на досрочном «сделали», - отметил собеседник.

По его словам, участковые комиссии «мягко» относились к наблюдателям, не конфликтовали, давали нужную информацию. Не обошлось, правда, без традиционных нарушений - таких, как завышение явки на некоторых участках.

«Особенность данной компании в том, что много «нагнали» официальных наблюдателей - от БРСМ, «Белой Руси», ветеранов и профсоюзов. Установка была - чтобы выборы любыми силами прошли гладко - и поэтому были брошены на эти выборы большие силы», - добавил Виктор Одиноченко.

«Выборы не отличались от тех, что прошли пять лет назад»

По мнению Леонида Судаленко, выборы-2015 ничем не отличались от президентской кампании 2010 года. Агитационная кампания, по его мнению, была очень слабой. «На президентских выборах все должно бурлить, а в Гомеле активность кандидатов или их доверенных лиц заметно не было», - подчеркнул Леонид Судаленко.

«Члены участковых комиссий и наблюдатели - свои люди»

«Выборы прошли по накатанной - наблюдатели видели только спины членов комиссии, реально считали голоса или нет - это неизвестно. На участке №25 в Советском районе две с половиной тысячи голосов посчитали за двадцать минут - чудеса скорости, которые достойны быть занесенными в какую-нибудь книгу рекордов», - отметил наблюдатель Алесь Евсеенко.

На участке №25, по его словам, комиссия состояла из работников предприятия «Торгмаш», председателем комиссии был директор данного предприятия. «И очевидно, что наблюдатели были тоже свои люди», - считает собеседник.

О «своих людеях» говорит и наблюдатель Юрий Климович. Он работал на участке №39 Железнодорожного района, расположенного в ДК «Сельмаш». «И члены участковой комиссии, и наблюдатели, кроме от демократических организаций - все сотрудники «Гомсельмаша». О каком честном наблюдении может идти речь, если председатель комиссии обращается на «ты» к наблюдателю и просит его в день голосования прийти раньше, в 7 утра, чтобы «таскать столы» - таково было на нашем участке», - говорит Юрий Климович.

На участке №39 были две «выносные» урны для голосования по квартирам. «Я пошел вместе с членами комиссии по квартирам. Было 64 заявки, реально собрали 22 бюллетени - люди или сами сходили проголосовать, или дверь не открыли. Члены комиссии со второй «выносной» коробкой пошли по квартирам без наблюдателя. И результат - 180 бюллетеней! Как такое может быть?», - удивляется наблюдатель.

"Правозащитники за свободные выборы"

Последние новости

слухаць Радыё рацыя Міжнародная федэрацыя правоў чалавека Беларуская Інтэрнэт-Бібліятэка КАМУНІКАТ Грамадзкі вэб-архіў ВЫТОКІ Антидискриминационный центр АДЦ 'Мемориал' Prava-BY.info Беларускі Праўны Партал Межрегиональная правозащитная группа - Воронеж/Черноземье
Московская Хельсинкская группа
Молодежное Правозащитное Движение
amnesty international