О роли КГБ в сегодняшней Белоруссии

2004 2004-06-02T10:00:00+0300 1970-01-01T03:00:00+0300 ru Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

С кем и как борется белорусский КГБ? Почему Лукашенко придаёт ему всё большие полномочия? Вот вопросы, которые стоят в центре передачи, подготовленной Александром Дащинским. Прежде всего, однако, надо отметить, что, пытаясь как-то доказать необходимость усиления роли спецслужб в государстве, Лукашенко пользуется испытанной сталинской теорией: убеждает и себя, и народ в том, что страну окружают враги. Причём, если верить Лукашенко, они наступают не только с востока и с запада, но и изнутри страны. А потому государственным структуртам органам и организациям Белоруссии, а их около 60-ти, приказано в трехмесячный срок утвердить перечни сведений, подлежащих засекречиванию. Специальный президентский указ, который появился в середине апреля, перечисляет сферы, где потенциально могут быть государственные тайны: внешние сношения, экономика и финансы, наука и техника, оборона... Количество секретов значительно увеличивается. Этому отведено 28 статей. Наиболее тайная сфера - военная. На втором месте по количеству тайн находится финансово-экономический блок. Здесь 22 статьи. В общем, указ явно расширяет поле деятельности спецслужб.
Сейчас достаточно иметь некий свежий документ - концепция внешней политики, военной доктрины, достаточно иметь несколько фотографий с представителями дипломатического корпуса, которые по версии спецслужб являются засланными шпионами, и ты можешь оказаться за решеткой.
Говорит, опираясь на свой печальный опыт, Анатолий Лебедько, председатель Объединенной гражданской партии. Активный оппозиционер, изначально выступавший против нынешнего белорусского парламента, созданного Лукашенко с нарушением конституции, понял, что им интересуются спецслужбы ещё в ноябре 2002 года, когда был задержан людьми в штатском и доставлен в здание минского КГБ. Здесь ему было вручено официальное предупреждение о возбуждении против него дела по статье измена государству. Лебедько так и не ознакомили с материалами его собственного дела. Можно только предполагать, что КГБ исходит из того, что лидер оппозиционной партии должен быть виновен, поскольку имел доступ к государственным тайнам, когда занимал должность зампреда комиссии по международным делам в парламенте, разогнанном Лукашенко.
Всерьез воспринимать действия спецслужб нас заставляет история, случившаяся с другим оппозиционером, экс-министром внешнеэкономических связей, бывшим послом в Латвии, Эстонии и Финляндии, который в последнее время активизировал свои контакты в России. Михаил Маринич 26 апреля был задержан сотрудниками КГБ. В ходе следственных действий они изъяли официальные документы различных государственных органов Белоруссии. По мнению чекистов, там содержались сведения, относящиеся к категории государственных секретов, а использование их может причинить существенный вред государству. Кроме того, у Маринича нашли два пистолета иностранного производства (один из них газовый) и 90 тысяч долларов. Через несколько дней, еще до предъявления официального обвинения,
государственное телевидение сообщило, что большая часть денег Маринича оказалась фальшивой, а в гараже найдены четыре компьютера, полученные от американцев и предназначавшиеся для региональной сети неправительственной организации «Деловая инициатива». Правда, официальных сообщений об этом никто не давал. По словам адвоката, по уголовному делу об изготовлении и сбыте фальшивой валюты Маринич был допрошен в качестве свидетеля и отказался от дачи показаний.
Пока Мариничу предъявлено обвинение в незаконном владении огнестрельным оружием. Но сам Маринич утверждает, что боевой пистолет ему подброшен. Одновременно возбуждено уголовное дело о хищении Мариничем секретных документов. Однако и здесь всё очень зыбко. Как замечает адвокат Вера Стремковская:
В отношении, так называемых, документов не производилась экспертиза, а изымались они с нарушением законодательства. Опись составлена очень приблизительно и позволяет любые толкования. Так, в одном из пунктов упомянут «рукописный текст на шести листах». Но что это за рукописный текст? Неизвестно. Я, например, его не видела. А ведь существуют определенные требования законодательства к тому, как составляются протоколы следственных действий и описи имущества, которое изымается. А то там, например, написано: «Документ, начинающийся словом «обозначить» на трех листах, с приложением на шести листах. Что имеется в виду- неясно. К тому же бумаги эти изъяты и переданы на экспертизу. Как я, как защитник, могу реагировать на такие процессуальные документы?! Только жалобами в адрес надзирающего прокурора и ходатайствами в адрес следователя, который производит расследование.
Как сообщает адвокат Вера Стремковская, ее подзащитный категорически отвергает все обвинения КГБ. Маринич уверен, что решение представить его в образе уголовного элемента, поступило сверху. Об этом свидетельствуют факты, связанные с возбуждением дела. Как рассказывает Вера Стремковская,
Автомобиль Маринича в вечернее время был остановлен сотрудниками ГАИ. Он подозревался, что он как будто бы в нетрезвом состоянии. Тут же был произведен осмотр его, как водителя. Выяснилось, что он не пьян. Почему-то было решено произвести досмотр его личных вещей, в частности дипломата, который был в автомобиле. Все это указывает на то, что и остановлен он был не случайно и досмотр этот был не случайным, а ожидаемым для некоторых сотрудников. Поскольку он отказался производить такой досмотр, оснований ведь не было, были вызваны почему-то работники КГБ, а не каких-то других служб, не милиция, не прокуратура и был произведен личный досмотр его личного дипломата, в котором были обнаружены денежные купюры различных достоинств. Почему-то его вместе с иностранной валютой препроводили в помещение органов следствия и стали описывать эту валюту. Опять непонятно, на каком основании? Ведь не возбуждено дело, он не является подозреваемым, ничего. Ну и что, что у человека большое количество денег?! На этом основании у нас еще, слава Богу, ведь не переписывают деньги в кошельках у людей на улицах Поэтому для юристов, которые участвуют в проведении расследования это вопиющее нарушение закона и прав человека.
Представители спецслужб провели обыски не только в загородном доме подозреваемого, но и в гараже, который принадлежит младшему сыну и даже на квартире бывшей супруги старшего сына. Не удивительно, что арестованный, находясь в СИЗО КГБ, подал жалобу Генеральному прокурору на действия следователей.
Маринич описывает очень подробно как за ним велось наблюдение, как у него вокруг гаража ходили люди с сотовыми телефонами в любую погоду, о чем он даже сообщал знакомым и видели это люди другие. И на дачу к нему проникали какие-то неустановленные люди: до того как там производился обыск, было разбито стекло и на дачу кто -то проникал.
В первые дни, когда адвокат Стремковская приняла дело Маринича, возле офиса, возглавляемого ею Центра по правам человека, дежурил специфический автомобиль с черными шторками. Похоже, что теперь спецслужбы ведут наблюдение и за ней. А ходатайство адвоката об изменении меры пресечения оставлено без удовлетворения, несмотря на поручительства известных в Белоруссии людей. На адрес Маринича приходят письма, в том числе от руководителя Офиса ОБСЕ в Минске Эберхарда Хайкена, который обещает следить за развитием ситуации. Преследование Комитетом государственной безопасности и фабрикация дела против Михаила Маринича связаны с политической деятельностью. По словам Веры Стремковской, это утверждает сам узник КГБ.
Он прекрасно осознает, что активизация его политической деятельности в последнее время могла послужить основанием для противодействия в отношении его со стороны власти, оппонентом которой он является. Вот эта множественность нарушений законодательства, нарушений конституционных прав, то что происходит вокруг этого уголовного дела, свидетельствует о нездоровом отношении власти к этому делу.
Подтверждает это и дела об исчезновения политиков Юрия Захаренко и Виктора Гончара, бизнесмена Анатолия Красовского и журналиста Дмитрия Завадского. Дела эти остаются нераскрытыми. Профессиональное их расследование было остановлено в тот момент, когда подозрение пало на подполковника внутренних войск Дмитрия Павличенко. Сначала он был даже помещён в следственный изолятор КГБ. Но затем, явно, по указанию Лукашенко, обвиняемого неожиданно для КГБ выпустили. Попытка задержать других подозреваемых силовиков – Виктора Шеймана и Юрия Сивакова – закончилась серией отставок, в том числе председателя КГБ Владимира Мацкевича. Вместо него на должность руководителя КГБ был назначен Леонид Ерин, а чекистов фактически отстранили от расследования. Об этом свидетельствуют материалы независимой комиссии. Владеет ли КГБ информацией по исчезнувшим? Этот вопрос к правозащитнику Олегу Волчеку.
Да, они вели оперативные разработки по группе Игнатовича, Малика, это же они потом вывели на свет Павличенко, Сивакова, Шеймана, с их показаний. Не только КГБ, все они знают - и прокуроры знают, и розыск уголовный МВД знает. Много из этих людей знают правду, но в силу обстоятельств боятся признаться, кто-то ради карьеры молчит, кто-то просто считает, что нет смысла сейчас это говорить, потому что сам Генеральный прокурор - подозреваемый. Лукашенко и спецслужбы понимают, что падение режима будет с установлением правды об исчезнувших.
В этом году исполнилось пять лет со дня создания общественной комиссии по расследованию этих дел. Олег Волчек рассказывает о давлении, которое оказывалось на него и других участников поиска.
У нас КГБ как было сыскной организацией так и осталось, как во время СССР. Мало того, уже примерно 80% всей работы ведется против оппозиции, а не с теми, кто занимается наркоторговлей, государственной коррупцией, рабством, торговлей людьми. Я думаю, все средства брошены против средств массовой информации, против правозащитников, против тех, кто говорит правду.
КГБ в Белоруссии никогда не переименовывали и он сохранил всё, чем "славился" в советском прошлом. Чекисты стараются, хотя на одном из совещаний президент Лукашенко и распекал спецслужбы за то, что они не знают и не видят каналов поступления технических средств «ведения информационной борьбы и финансовых потоков» для белорусской оппозиции. Задание поступило, его тут же выполнили. Председатель КГБ неуверенно говорит о ста тысячах долларов, задержанных на границе в Бресте и кем-то перевозимых из России якобы на поддержку белорусской оппозиции. Эту чушь Анатолий Лебедько назвал очередной провокацией.
Набор, который предлагают белорусские спецслужбы и власти, он ничем существенно не изменился с советских времен, где было достаточно поставить на человека клеймо «враг родины», то ли «продался за зеленые доллары» и этого было достаточно, чтобы унизить этого человека в общественном сознании и сравнять его с землей, как общественно-политического деятеля. В наше время это делать сложнее, но власти пытаются это делать, правда, очень примитивно. Например, сделать из лидера Союза правых сил Бориса Немцова курьера, который перевозит какие-то деньги, это, конечно, смешно для значительной части людей, которые хоть что-то читают и имеют представление о ранге человека, о том какую функцию он может выполнять. Это такие примитивные провокации проталкиваются для людей.
Руками КГБ власти страны пытаются бороться с инакомыслием и неугодными. Ситуация усугубляется личными качествами президента, его подозрительностью и недоверчивостью. Бывший руководитель управления делами президента Иван Титенков говорит о тотальном прослушивании в стране телефонов граждан. Около 20 миллионов долларов ушло на приобретение специального оборудования, позволяющего при таком прослушивании идентифицировать граждан по голосу. Политический сыск в стране сопровождается психологическим давлением на неугодных.
Особенно интересуются в КГБ мероприятиями, в которых участвуют иностранцы. Для "беседы" вызывают даже переводчиков. Интересуются чекисты и деятельностью молодежных организаций, такой как союз белорусских студентов (ЗБС). Во время проведения правозащитной кампании «Открытый студенческий форум. Мысли вслух», студента минского аграрно-технического университета Сяржука Семенюка неожиданно вызвал заместитель декана. Чтобы поговорить об успеваемости.
Когда мы пришли в кабинет, оказалось, что со мной хотят поговорить двое молодых людей, которые представились сотрудниками спецслужб. Их интересовала моя работа в ЗБС и международная деятельность нашей организации. Они спрашивали даже о семинаре, в котором участвовали иностранцы: на чьи деньги, кто и с какой целью его организовывал. Естественно, что на все эти вопросы я не отвечал. В итоге 20-минутной встречи, представитель КГБ предложил мне сотрудничать: раз в месяц рассказывать о том, что происходит в ЗБС, о его планах и характере мероприятий. Естественно, я от этого отказался.
Говорит Семенюк. Председатель объединённой гражданской партии Анатолий Лебедько убеждён, что деятельность спецслужб против оппозиции активизировалась. КГБ выходит на прямой контакт с руководителями региональных партийных организаций, с потенциальными кандидатами в депутаты.
Это происходит в откровенно нахальной форме. К людям просто приходят домой, не спросив разрешения, усаживаются в кресло, как, например, в Могилевской области, в Круглом. К руководителю нашей региональной организации пришел комитетчик и начал задавать вопросы сначала отвлеченные, а потом касающиеся деятельности партийной организации и предстоящих выборов. Такой же прессинг идет в отношении руководителя Могилевской областной организации Объединенной гражданской партии. Идут запугивания по телефону, руководитель Витебской областной организации столкнулся с такой проблемой. Ему просто начинают названивать неизвестные люди с откровенными угрозами. Совершенно откровенно избрана вот такая тактика психологического прессования в отношении людей.
В Гродно, на квартирах лидеров предпринимательского движения и их родственников, а также в офисах неправительственных организаций кэгэбэшники провели серию обысков. Чекисты ищут автора стихотворения, подписанного неким Чуковским, в котором критикуются нынешние власти. В стихах хоть и не называется имя Лукашенко, однако сотрудники КГБ уверены, что речь идет именно о нем. По факту оскорбления президентской чести и достоинства возбуждено уголовное дело.
Вполне вероятно, что ближе к парламентским выборам в Белоруссии появятся новые разоблачения, новые дела. Ведь Александр Лукашенко в своем «ежегодном послании» уже заявил, что будет подсказывать людям, о чем надо спросить у желающих участвовать в избирательной кампании. «Спросите у оппозиционеров где их конкретное место работы, чем они занимаются, где они берут деньги, кто им в чемоданы кладет деньги, кто является курьерами, куда везут эти деньги. Не ответите вы на этот вопрос, мы будем отвечать», - пригрозил президент. Так что спецслужбы продолжают сбор заказанного президентом материала.
Активизация спецслужб заметна и это связано с несколькими событиями – предстоящей избирательной кампанией. а во-вторых, с ожидаемым референдумом (который позволил бы Лукашенко остаться у власти ещё на один срок - ред). Задачи, которые ставятся перед политическим сыском так же очевидны – зачистить политическое пространство от политически активных людей. Более того, наносятся такие точечные удары не просто по людям из оппозиции, а против тех, кто выполняет функцию, которая работает на политическую оппозицию. Таким образом, одним ударом власть намеревается изъять из политического процесса сильную личность, сильного потенциального кандидата и в то же время разрушить какое-то направление деятельности политической оппозиции.
Типичный пример этого - дело Маринича, о котором мы говорили в начале передачи, подготовленной Александром Дащинским. Исчерпать эту тему, к сожалению, невозможно, но на сегодня - всё. Если у вас есть вопросы, пожелания.....
Виктор Агаев «Немецкая волна"

Последние новости

слухаць Радыё рацыя Міжнародная федэрацыя правоў чалавека Беларуская Інтэрнэт-Бібліятэка КАМУНІКАТ Грамадзкі вэб-архіў ВЫТОКІ Антидискриминационный центр АДЦ 'Мемориал' Prava-BY.info Беларускі Праўны Партал Межрегиональная правозащитная группа - Воронеж/Черноземье
Московская Хельсинкская группа
Молодежное Правозащитное Движение
amnesty international