Юрий Рубцов: «Государству мало просто изолировать человека, лишив его свободы, его нужно поместить в бесчеловечные условия»

2015 2015-09-14T13:01:19+0300 2015-09-14T13:01:19+0300 ru http://spring96.org/files/images/sources/rubcou-na-voli.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»
Юрий Рубцов. Фото:Spring96.org

Юрий Рубцов. Фото:Spring96.org

В связи с закрытостью пенитенциарной системы для белорусских правозащитников получить достоверную информацию об условиях содержания в учреждениях уголовно-исполнительной системы можно только из уст бывших заключенных.

Бывший политический заключенный Юрий Рубцов рассказал инициативе «Правозащитники против пыток» об условиях содержания в следственном изоляторе города Барановичи и ответил на интересующие вопросы.

Начал свой рассказ бывший узник следующими словами, - «за время пребывания в СИЗО у меня сложилось впечатление, что это учреждение представляет что-то наподобие лагерей, где человека приучают слепо повиноваться любому распоряжению любого сотрудника, неважно законное или незаконное это распоряжение»,

Отвечая на вопрос, действительно ли улучшились условия содержания в учреждениях пенитенциарной системы, Юрий Рубцов отметил, – «есть новые здания, где действительно плитка на полу, нормальные стены и огороженный небольшими перегородками с дверцами туалет. Но, наряду с этим, есть здания, где ничего этого нет – бетонный пол, бегают крысы и мыши. В так называемой «камере» Барановичского СИЗО, а я называю это не камерами, а туалетами в силу того, что там находится открытый санузел, было невозможно находиться. Невозвожно открыть окно, поскольку оно огорожено сеткой и сквозь нее невозможно дотянуться до форточки. Несмотря на то, что руковоство СИЗО требует поддержания чистоты в камере, никаких средств для уборки не выдается и заключенные используют свои вещи на тряпки, также нет ни веников, ни швабры. Не выдаются даже ершики для чистки унитазов.

Что представляют собой нары в СИЗО? Это железные рамки, на которые наварены полоски металла шириной 10 сантиметров между которыми такие же в 10 сантиметров пробелы, куда и проваливается матрас, поскольку вата в нем сбивается комками. Эти металлические полоски  врезаются в тело, что доставляет массу неудобств. Выдаются старые грязные одеяла, от которых я заразился чесоткой. Нет условий, где высушить постиранную одежду, нерегулярно выдается мыло, а туалетная бумага и вовсе выдается не при поступлении, а после недельного пребывания в СИЗО. Очень мало времени на то, чтобы принять душ – 15 минут включая время перемещения, бывало и такое, что не успеваешь».

Юрий Рубцов рассказал также и о качестве питания: «Качество пищи отвратительное и мне кажется это связано не только с отсутствием должного финансирования. Это делается умышлено, для того чтобы люди ощутили, что находятся в месте заточения. Я даже не могу назвать это пищей, это помои. Когда дают так называемую рыбу – это жижа, в которой плавают кости и головы. Даже хлеб, который дают в СИЗО, невозможно есть. Со слов других заключенных, существуют специальные пекарни и специальные рецепты, где осужденные пекут хлеб для осужденных и заключенных под стражу. В магазине я такого хлеба никогда не видел. Наличие этих спецхлебозаводов наводит на мысль о том, что качество пищи умышленно плохое. Осложняет ситуацию с питанием еще и такой факт. Несмотря на то, что разрешены такие передачи как макароны, мюсли, сухое картофельное пюре, запрещена передача посуды, в которой можно сделать эту пищу, запрещена передача деревянных и пластмассовых ложек. Посуду выдают только на время приема так называемой «пищи». Электричество отключалось с 8 до 12 часов и с 14 до 17:30. Соответственно, в это время нельзя даже сделать чай».

Бывший узник совести рассказал инициативе «Правозащитники против пыток» и о других нарушениях, с которыми столкнулся в Барановичском СИЗО: «В первую очередь, это лишение прогулок. Сначала нас стали выводить через день, потом даже через два. На наши жалобы мы получили ответ, что идет сокращение сотрудников СИЗО и прогулки будут теперь через два дня на третий. Отдельный вопрос – это процедура рассмотрения жалоб. Ни одного письменного ответа на заявления и жалобы нет, все ответы даются в устной форме. Вместо того, чтобы писать заявление на бумаге, а зачастую у задержанных нет бумаги и ручки, я потребовал книгу замечаний и предложений. Мне ее не дали, несмотря на то, что я голодал 20 дней требуя эту книгу.

Когда я серьезно простудился и было больно дышать, мне сделали флюрографию, но не дали никаких лекарственных препаратов и даже не слушали легкие ни со спины, ни со стороны груди.

Еще хотел бы отметить ограничение количества товаров, которые можно приобрести в отоварке в этом СИЗО. Это список из 19 наименований, хотя когда ты заказываешь из этих 19 наименований, подпись ставишь в другом списке, где наименований товаров уже больше ста. Отоварки заключенного может лишить практически любой прапорщик по собственной инициативе по принципу личной неприязни, очень часто служащие этого заведения провоцируют заключенных.

Газеты не выдаются, мне не выдавали даже те газеты, которые мне передавали. Что касается книг – сотрудник библиотеки пошла в отпуск и оказалось, что ни один сотрудник СИЗО в ее отсутствие не может выдавать книги заключенным. После того как сотрудник библиотеки вышла из отпуска, оказалось, что уже существует новый порядок и нужно написать заявление, в котором указать, какие книги нужны. Но списка имеющихся книг, из которого можно было бы выбрать, нет.

Все вышеперечисленное говорит о том, что государству мало просто изолировать человека, лишив его свободы, его нужно поместить в бесчеловечные условия», – считает Юрий Рубцов.

Инициатива «Правозащитники против пыток» и дальше продолжит мониторинг мест несвободы и опрос бывших заключенных на предмет реальной ситуации с соблюдением прав человека в этих учреждениях.

Последние новости

слухаць Радыё рацыя Міжнародная федэрацыя правоў чалавека Беларуская Інтэрнэт-Бібліятэка КАМУНІКАТ Грамадзкі вэб-архіў ВЫТОКІ Антидискриминационный центр АДЦ 'Мемориал' Prava-BY.info Беларускі Праўны Партал Межрегиональная правозащитная группа - Воронеж/Черноземье
Московская Хельсинкская группа
Молодежное Правозащитное Движение
amnesty international