Белорусский язык в опасности

2015 2015-09-08T15:03:00+0300 2015-09-09T12:37:33+0300 ru http://spring96.org/files/images/sources/belaruskaja-mova-1.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

Язык как средство коммуникации является объединяющим признаком народа, фундаментом национальной культуры, национального самосознания и ее передачи потомкам. Пока живет язык, живет народ.

По данным ЮНЕСКО белорусский язык относится к той группе языков, которым грозит исчезновение. И дело тут не в неблагоприятных культурно-лингвистических обстоятельствах или естественной ассимиляции. То, что происходит с белорусским языком - результат сознательной государственной политики, направленной на уничтожение родного слова из всех сфер общественной жизни.

"Неслыханнае в мире государственная языковая дискриминация белорусов имеет очень длительную историю, которая измеряется не десятилетиями, а веками," - отмечает доктор исторических наук Леонид Лыч, к тому же "так последовательно, как в Беларуси, нигде больше такая государственная дискриминация языка не проводилась". 

Если говорить о современном исторический этапе, то знаковым событием стало принятие в 1990 году "Закона о языках", который должен был способствовать возрождению языка белорусской нации. Во 2-й статье закона белорусский язык провозглашался единым государственным в Беларуси, русский язык квалифицировался в законе как «язык межнационального общения народов Союза ССР". Введение закона должно было осуществляться постепенно, в течение нескольких лет. При этом он не регламентировал использование языков в неофициальном общении.

С 1990 по 1995 год белорусскоязычных изданий было напечатано больше, чем за предыдущие четыре столетия. В средних школах в 1994-1995 годах по-белорусски училось уже более 75% учеников. Отношение к белорусскому языку, как языку ненужному, неразвитому, малоупотребляемому, языку малограмотных деревенских жителей изменилось. На белорусском языке проводились сессии Верховного Совета Республики Беларусь и многих горсоветов, появлялось все большее количество официальных документов, постепенно переводилось делопроизводства. На национальном языке заговорили и депутаты, и министры, и преподаватели вузов, и воспитательницы детских садов. У белорусского языка появилась перспектива постепенного возрождения и успешного развития.

15 марта 1994 года первая Конституция Беларуси объявила белорусский язык единственным государственным языком нашей страны.

Однако уже через год ситуация резко изменилась. По инициативе Александра Лукашенко, избранного в 1994 году первым президентом страны, 14.05.1995 г. проводится референдум, в результате которого возвращается постсоветская символика – герб и флаг, а белорусский язык теряет статус единственного государственного языка. Вводится двуязычие.

В 1998 году в "Закон о языках" вносятся такие поправки, которые послужили началом тотальной русификации, особенно в сферах образования и государственного управления. Закон позволял вести документацию на русском языке. Статья 26 Закона о языках гласит: "В Республике Беларусь языками в сфере культуры является белорусский и (или) русский язык". Доля белорусского языка в делопроизводстве стала резко падать и сегодня практически равна нулю. Так были уничтожены достижения независимого суверенного белорусского государства в решении языкового вопроса.

По мере нарастания конфликта между президентом Лукашенко и демократическим силами страны, авторитарная идеология и пропаганда превратили белорусский язык из национальной ценности в "оппозиционное" явление, а ее активных носителей - в представителей "5-й колонны". И такой подход касался не только общественно-политической жизни страны. В сфере культуры белорусский язык тоже стал признаком противостояния президентской власти.

Сегодня в Беларуси существует по два профессиональных творческих объединения в литературе и журналистике – официальный и независимый: Союз писателей Беларуси и Союз белорусских писателей, Белорусский союз журналистов и Белорусская ассоциация журналистов. Отношения с официальными государственными структурами для членов независимых творческих объединений носят ограниченный характер – чиновники отказываются давать журналистам комментарии либо не допускают на официальные заседания, писатели не получают разрешение на проведение мероприятий, встреч с читателями.

Практика запрета концертов, радио- и телеэфира в отношении ряда белорусскоязычных групп и исполнителей использовалась властями страны в 2004 -2007 годах и возобновилась в 2011 году. Существовали даже "черные" списки деятелей культуры, упоминание о которых в государственных СМИ было нежелательным. В марте 2011 года один такой список без подписей и печатей стал известен широкой общественности, его поместил в своем аккаунте сотрудник одной из радиостанций.  Получить "запрещенным" музыкантам в местных госорганах гастрольное удостоверение было маловероятно, но даже запланированные концерты нередко срывались.

Еще один признак явной русификации - это вывески, на которых написаны названия улиц в городах. До 2010 года в Беларуси названия географических объектов (областей, городов, деревень, улиц и т.д.) законодательно вообще никак не регулировались. И сегодня только в Минске названия улиц написаны по-белорусски, в областных центрах наружное оформление улиц в большинстве своем русскоязычная.

Если же затронуть вопрос городской топонимики более глубоко, то здесь проявляется наследие прежде всего советской эпохи. К примеру, анализ "персонифицированных" улиц Гомеля, второго по величине города страны: 69 улиц с 209 названы в честь героев Великой Отечественной Войны, 50 – революционеров (при этом только 22 из них имеют отношение к Гомелю или Беларуси), 37 – деятелей культуры (8 связаны с белорусским культурой), 11 - деятелей науки (2 родились и работали в Беларуси), 7 – лица дооктябрьской политической и военной истории (2 имели отношение к Беларуси, но негативное), 7 улиц носят имена милиционеров, погибших при исполнении служебных обязанностей, 6 улиц названы в честь советских летчиков и космонавтов (1 связан с историей Гомеля).

В то же время, добиться должного увековечения памяти всемирно известного творца, Народного писателя Беларуси Василя Быкова в столице общественности так и не удалось, несмотря на собранные 105 тысяч подписей граждан. Еще в 2010 году подписные листы за присвоение одной из улиц города имени белорусского классика были переданы в Мингорисполком. Но это не дало никакого результата, так как Василь Быков не поддерживал авторитарную идеологию, выступал против политики русификации в Беларуси. Аналогичная ситуация происходит в настоящее время с именем Народного поэта Беларуси Рыгора Бородулина, номинанта на Нобелевскую премию в области литературы.

Белорусский язык фактически вытеснен из общественного обихода, это касается государственного управления, образования, судебной системы, делопроизводства. И это несмотря на то, что по данным нескольких переписей населения Беларуси и сегодня более половины населения страны считает родным именно белорусский язык.

Так, в 1989 году белорусский язык родным назвали 65,6% населения страны, после нескольких лет белорусизации в 1999 - уже 73,7%, во время переписи 2009 года только 53% респондентов.

Основным показателем того, что белорусский язык не является в полном смысле государственный, а имеет всего лишь декоративный статус, это отсутствие на нем законов и других нормативных актов. Все Кодексы в Беларуси приняты на русском языке, а поскольку официального перевода на белорусский язык нет, то формально судьи, как и остальные субъекты процесса, не вправе произвольно переводить нормы закона. Таким образом, отсутствие законотворчества на белорусском языке является непреодолимым препятствием для защиты и отстаивания своих интересов белорусскоязычными гражданами в суде и других государственных органах.

Так, на правовом портале pravo.by невозможно найти нормативно-правовые акты на государственном белорусском языке, ресурс содержит текущую информацию на русском и английском языках, а тексты нормативно-правовых актов и законопроектов исключительно на русском языке. В эталонном банке правовой информации около 200 тысяч законодательных актов и, по данным Белорусского Хельсинкского комитета, только 3,1% нормативной документации - на белорусском языке. В 2014 г. Советом Министров принято 1297 постановлений, из них на белорусском языке - только 170, что составляет 13%. В 2014 из всех законов, принятых Палатой представителей, на государственном белорусском языке были приняты только 2. Правление Национального Банка Республики Беларусь в 2014 приняло лишь 9 постановлений на белорусском языке.

Общественные и правозащитные организации неоднократно обращались в различные государственные учреждения, чтобы обратить внимание на проблему языковой дискриминации. Так, «Таварыства беларускай мовы” призывало Палату представителей Национального собрания Беларуси с 1 сентября 2014 г. принимать все законы и другие нормативные правовые акты Национального Собрания Республики Беларусь сразу на двух государственных языках, а также сделать официальный перевод действующих законов, которые были приняты только на русском языке, на государственный белорусский язык и опубликовать их в предусмотренном законом порядке.

Юридический эксперт Белорусского Хельсинского Комитета Гарри Погоняйло в своем обращении просил Конституционный Суд Беларуси разобраться с неопределенностью реального статуса белорусского языка, были предложены 25 пунктов, которые обосновывают необходимость исправления в языковом законодательстве пробелов, исключения в нем коллизий и правовой неопределенности.

В свою очередь заместитель председателя ПЦ «Вясна» Валентин Стефанович обращался в Конституционный Суд Беларуси, а также Палату представителей, Совет Республики, Верховный суд, Высший хозяйственный суд, Совет Министров и Администрацию президента, которые в соответствии со ст.116 Конституции вправе направлять предложения в Конституционный суд, с просьбой признать ст. 7 Закона "О языках в Республике Беларусь" не соответствующей Конституции и предложить Палате представителей Национального Собрания внести изменения в эту статью, законодательно закрепив обязанность государственных органов Республики Беларусь выдавать все нормативно-правовые акты (включая тексты законопроектов) на двух государственных языках – белорусском и русском.

Однако полученные ответы носили либо фиктивный характер, так председатель Постоянной комиссии по образованию, культуре и науке Палаты представителей Геннадий Пальчик не нашел основания для обращения в Конституционный Суд Республики Беларусь, либо просто поражали – начальник главного государственно-правового управления Администрации А.Ф.Мaтельский предложил пользоваться переводом на сайте Национального центра правовой информации. В Совете республики и вовсе полагают, что государство имеет право выбора, на каком языке издавать нормативно-правовые акты.

Что касается перевода, то по информации начальника управления редакционно-издательской работы Национального центра правовой информации (НЦПИ) Натальи Судиловской, на сайте правовой системы "Эталон" предусматривается автоматический перевод законов на белорусский язык. Но эти переводы не являются официальными, в них много ошибок и даже нелепостей, например, слово ”влечет” (наложение штрафа) переводится как «вабіць», что по-русски означает, “прельщать”, “манить”, т.е. это влечение совершенно другого рода. К тому же онлайн система "Эталон" платная. Если же у гражданина на это средств нет, Наталья Судиловская советует записаться в публичную библиотеку, где сервисом можно воспользоваться бесплатно.

В связи с последними геополитическими вызовами (агрессивная политика России в отношении Украины и Грузии), риторика высшего руководства страны хотя постепенно и меняется, но дальше этого дело не идет. Так, в январе 2015 председатель Конституционного суда Петр Миклашевич заявил, что считает целесообразным издавать законы на белорусском и русском языках. Но никаких конкретных действий для этого предпринято не было.

Несмотря на то, что в соответствии со ст. 26 Закона Республики Беларусь "О государственной службе в Республике Беларусь" и ст. 4 Закона "О языках" госслужащие обязаны владеть двумя государственными языками, эта норма в делопроизводстве и судебном производстве практически не работает.

Учреждения образования как первая ступень в направлении полноценного существования белорусского языка, его владения гражданами страны должны были бы выполнять эту функцию, воспитывать уважение к национальным ценностям, истории и культуре белорусского народа.

Но, к сожалению, с каждым годом ситуация в сфере образования только ухудшается. В детских садах и средних школах белорусский язык почти не звучит. В школьной программе недостаточное количество часов изучения белорусского языка, закрываются белорусские школы.

И если раньше история и география Беларуси преподавались исключительно на белорусском языке, то в 2006 году, когда министром образования был Александр Радьков, состоялся переход их преподавания на русский язык. Требования общественности вернуть этим предметам белорусский язык положительных результатов не дают. В 2012 году министр образования в Беларуси в то время Сергей Маскевич уверял, что "задача уже поставлена ​​и мы будем стремиться к тому, чтобы уже с нового учебного года белорусский язык вернулся на уроки по истории и географии родного края". Прошло три года – никаких изменений. И вот уже новый министр образования в январе 2015 г. Михаил Журавков обмолвился, "что мы придем к тому, что у нас больше половины предметов будет на белорусском языке". Через три месяца на пресс-конференции в Минске заместитель министра образования Раиса Сидоренко заявила, что Министерство образования не будет «силовым методом» переводить преподавание школьных предметов на белорусский язык.

Русификация в сфере образовании прогрессирует. Вот только некоторые данные.

По информации Национального статистического комитета, в высших учебных заведениях Беларуси на русском и белорусском языке, хотя это мог быть один предмет из всего учебного цикла, в 2014/2015 обучались более 149 тысяч студентов - это 41%, на русском языке - около 212 тысяч - это 58%.

На белорусском языке обучались 300 студентов - это 0,1% от общего количества, в 2013/2014 их было 600, а в 2012/2013 - 700, что составляло 0.2 %:

В дошкольных учреждениях образования на белорусском языке воспитывались 43 тысячи детей (10%).

На русском языке - почти 368 тысяч детей - 90%.

Цифры по учреждениям общего среднего образования в динамике отражены в приведенной ниже таблице: количество учащихся, изучающих все предметы на белорусском языке за четыре года снизилось с 19% до 14%:

В 2001–2002 учебном году количество учеников, получающих среднее образование на белорусском языке, составляло 400 869 человек против 135 100 в 2014/2015.

Только с 2010 года по 2015-й год количество белорусскоязычных учеников уменьшилось на 43 тысячи. Следует отметить, что в основном белорусские школы остались в сельской местности, но с каждым годом они постепенно сокращаются вследствие низкой укомплектованности учащимися, а детей переводят в более крупные школы, обучение в которых часто ведется на русском языке.

В городах ситуация с преподаванием на белорусском языке в школах катастрофическая. Нет ни одной полностью белорусскоязычной школы в областных центрах, или в других крупных городах страны.

В двухмиллионном Минске только 5 гимназий и 1 школа согласно своим уставам имеют белорусский язык обучения.

В Гродно в 2014/15 году в двух школах и гимназии в общей численности обучались по-белорусски 26 человек. Двадцать лет назад около 80% школ в Гродно были белорусскими. После референдума 1995 года о равном статусе русского языка с белорусского, ситуация резко изменилась в пользу русского.

В Могилеве был один класс с белорусским языком обучения, в котором одна ученица.

В Витебске и Гомеле белорусскоязычные классы вообще отсутствуют.

В Бресте в 2015-2016 учебной году открылся один класс, в котором будут учиться 4 детей.

Наблюдается тенденция сокращения количества желающих сдавать языковой тест по-белорусски. В 2015 году - на 3% меньше по сравнению с 2014 годом.

Также сокращается количество абитуриентов, которые выбрали белорусский язык на центральном тестировании. В 2015 году белорусский язык сдавали только 24% выпускников, 76% выпускников школ сдавали русский язык. Еще 8 лет назад, в 2007 году, соотношение было значительно ближе: 42% выпускников сдавали тест по белорусскому языку и 58% по русскому.

За последние несколько лет более чем в два раза сократили набор на белорусский филологию.

В 2010 году БГУ на дневную форму обучения набирал 60 студентов (48 бюджет и 18 на платной основе).

В 2012 – 25 (соответственно 20 и 5).

В 2015 уже только 20 и только на бюджет.

В 2015 году на китайскую филологию в БГУ набор выше белорусский – 30 мест, из них 10 бюджетных и 20 на платной основе.

В Беларуси не существует учреждения высшего образования с белорусским языком обучения. 20 лет назад “Таварыства беларускай мовы” с помощью экспертов разработало концепцию национального университета, где преподавание велось бы на белорусском языке, и собрала 50 тысяч подписей за его создание. Однако эта инициатива не была поддержана на государственном уровне.

Сокращаются научные исследования и популяризация белорусского языка и литературы. В 2008 году два отдельных учреждения Академии наук: Институт языкознания имени Якуба Коласа и Институт литературы имени Янки Купалы объединили в один – Институт языка и литературы имени Якуба Коласа и Янки Купалы. Это объединение привело к сокращению кадров ученых и однозначно не подняло научные гуманитарные исследования на качественно новый уровень. А в 2012 году ликвидировали еще одну самостоятельную единицу – Институт искусствоведения, этнографии и фольклора имени Кондрата Крапивы. Было создано новое объединение Центр исследований белорусского культуры, языка и литературы. Сейчас все эти институты существуют в составе Центра в качестве филиалов.

Доля белорусского языка на национальном телевидении и радиовещании ничтожная, в стране нет даже одного белорусскоязычного телеканала.

По данным Белстата, в 2013 году в Беларуси на русском языке было издано 82,8% книг и брошюр, на белорусском – 10,1%.

Выходило 654 газеты, из них на белорусском языке – 189. В реальности же часто такие газеты имеют только белорусскоязычное название, а журналистские материалы и рекламу размещают по-русски.

Из 921 журнал на белорусском языке выпускалось 133, и в отношении языка та же ситуация, что и с газетами. Так, название общественно-политического и научно-популярного журнала Администрации президента «Беларуская думка», но все материалы на нем исключительно на русском языке.

На белорусском языке совсем не выпускаются художественные фильмы.

Далеко не в каждом музее страны можно заказать экскурсию на белорусском языке. Аудио-гиды могли бы в определенной степени решить эту проблему, но, за редким исключением, их нет в музеях.

Не лучшим образом выглядит ситуация с белорусскоязычной рекламой. Несмотря на то, что многие мировые бренды стали использовать в рекламе своих товаров и услуг белорусский язык, по некоторым подсчетам, доля белорусскоязычной рекламы в нашей стране не превышает 1-3 процентов.

В то же время согласно исследованию международной компании социальных и маркетинговых исследований МАСМИ, заказчиком которого выступила общественная компания «Будзьма беларусамі!»: 56% белорусов позитивно оценивают белорусский язык в рекламе, 60% поддерживают использование родного языка в оформлении городов и витрин.

С 1 июля 2010 года в Беларуси действует постановление «Положение о порядке функционирования интернет-сайтов государственных органов и организаций», которым определен порядок функционирования официальных сайтов республиканских органов государственного управления, местных исполнительных и распорядительных органов, иных государственных органов и государственных организаций. В пункте 3 данного документа содержится требование о представлении информации на государственных языках Республики Беларусь, а при необходимости также на одном или нескольких иностранных языках.

Анализ результатов мониторинга представленности информации на 45 официальных сайтах государственных органов и организаций, проведенного Центром правовой трансформации Lawtrend, показал, что ни один из них не имеет полноценных белорусскоязычных версий. Только 8 сайтов имеют белорусскоязычные версии, которые в большинстве случаев являются урезанными вариантами русскоязычных и представляют только часть обязательных для размещения категорий информации.

Белорусскийязыкпочтиполностьюотсутствует вработе всех официальных государственных законодательных, исполнительных органов: в милиции ипрокуратуре, вминистерствахи государственныхкомитетах, в армии и президентскойвертикали власти.

Языковая стандартизация в рамках ЕврАзЭС также еще более ограничила права белорусского языка на товарах, которые производятся в Беларуси.

По данным компании W3Techs, которая собирает статистику технологий и видов контента в интернете на национальных доменах по распространенности на разных языках. На сайтах с доменами .by русским языком пользуются в 86.7% случаев. Лучшая ситуация у него разве что на сайтах собственно рунета: 89.8%. В байнете по данным компании кроме русского языка сайты наиболее пользуются английским – 11.1%. А белорусский язык определен как язык контента только в 1.1% случаев и его относительное количество постепенно снижается.

Для исправления катастрофического положения с белорусским языком в Беларуси нужна специальная комплексная государственная программа, которая предусматривала бы кардинальные изменения в государственной политике русификации, которая проводится сегодняшними властями Беларуси.

Белорусскому языку необходима государственная поддержка, иначе он погибнет.

Последние новости

слухаць Радыё рацыя Міжнародная федэрацыя правоў чалавека Беларуская Інтэрнэт-Бібліятэка КАМУНІКАТ Грамадзкі вэб-архіў ВЫТОКІ Антидискриминационный центр АДЦ 'Мемориал' Prava-BY.info Беларускі Праўны Партал Межрегиональная правозащитная группа - Воронеж/Черноземье
Московская Хельсинкская группа
Молодежное Правозащитное Движение
amnesty international