Переселенцы из Луганска: “Хочется, чтобы все это закончилось".

2015 2015-07-01T16:20:10+0300 2015-07-01T16:20:10+0300 ru http://spring96.org/files/images/sources/lygansk-misia.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»
Переселенцы из Луганской области

Переселенцы из Луганской области

Волонтеры-правозащитники в составе Правозащитной гуманитарной миссии в Украине оказывают всевозможную помощь переселенцам из временно оккупированной территории и районов АТО в Харькове, где только по официальным сведениям находятся 180 тысяч беженцев. Белорусы продолжают записывать истории людей, которые вынуждены были покинуть свою родину и переселиться в Харьков.

История жителя Луганска.

Я выехал из Луганска в июне 2014. Все началось с захвата СБУ Луганской области. Я не видел, кто захватывал, я в это время работал. После работы я ежедневно возвращался через территорию, прилегающую к Службе безопасности Украины и госадминистрации. Практически ежедневно там проводились митинги, начали появляться какие-то казаки, охранявшие госадминистрации, была милиция. После этого я помню, что захватили СБУ. Огородили колючей проволокой, установили несколько блокпостов. Но туда можно было проходить, смотреть (не в саму СБУ, а на огражденную территорию). Со временем начали появляться блокпосты вокруг г. Луганск, в основном из местных жителей в гражданской одежде, с ружьями. Через некоторое время стали появляться непонятные люди в очень хорошей форме, камуфляже. Местные даже меня не останавливали, в то время как эти уже останавливали, спрашивали, куда я еду и зачем.

Мне нужно было ездить по области. На то время двигаться еще можно было, но проверяли на оружие, наркотики. В частности, меня поразил город Антрацит. Я лично видел там казаков-россиян, это я могу утверждать точно. Они перемещались на КАМАЗ без номерных опознавательных знаков, но по форме это были казаки. В Антраците на блокпостах также стояли не местные жители, а вооруженные казаки.

У нас был постепенный захват всевозможных военных учреждений, было несколько военных частей, которые захватывали эти люди. Например - пограничная застава в г. Луганск, воинская часть внутренних войск в районе г. Александровск. Там была стрельба, взрывы, я это видел с крыши дома. Люди, которые нападали на воинскую часть, привлекли боевую разведывательную машину (четырехколесные). Когда мы поняли, что начинаются какие обстрелы - мы сразу решили выехать за пределы Луганска, хотя бы на время. И мы выезжали. Мы ехали в обход дороги на г. Счастье, где велись боевые падении. Эту дорогу можно было объехать через Трохизбенку. Там на блокпосте стояли россияне, это я могу точно сказать. Во-первых, у них был российский акцент. Во-вторых - очень дорогая красивая форма, каски, очки. Они подошли, спросили, куда мы едем, мы ответили, что едем в гости - и нас пропустили. После этого мы туда не возвращались.

Данная территория находится примерно в 100 км от российской границы. Я помню, как в Луганской области появились танки. В самой области танков не было. С Харьковское области они не могли появиться. Скорее всего, они пришли с Ростовское области, северокавказских военное округа. Видел я и вооружённых чеченцев. Они жили, например, в общежитии восточноукраинского университета имени Даля. Вооруженные были в основном автоматами. У них были БМП.

Желания у меня пока возвращаться нет. Разруха, работы нет. Возвращаться туда просто нет смысла.

Что до проведения референдума об объявлении Луганской Народной Республики - на референдум пошли мои родные старшего поколения. Проголосовав, они позвонили домой и сказали родственникам, что те могут не голосовать - ведь они уже проголосовали и за них. Поэтому понятно, что референдум был фальсифицирован. Я не могу точно сказать, кто проводил референдум, но это было уже под автоматами.

По моему мнению, на тот момент была определенная смычка между местными властями и теми, кто пришел с автоматами. Также по поведению мне показалось, что кто-то всеми ими вместе руководил. На момент первого референдума первое поколение действительно подбили голосовать за ЦНР, ДНР ради присоединения к России. Они верили, что Российская Федерация им поможет и они будут лучше жить.

История жительницы Алчевска.

Я жила в г. Алчевска Луганской области. Пришлось уехать, так как город сейчас оккупирован. Все началось с захвата здания горисполкома, захватили СБУ - хотя его и не захватывали, просто зашли, там уже все было готово. Пришли люди, которые все хотели поменять флаги. Сбросили украинский флаг, повесили Новороссии.

Проводились митинги, которые скорее всего были организованы и проплаченные. Казачество было, особенно в Перевальске. Они и в Алчевске, эти казаки были. Дочь моя уехала, когда внуку было 1,5 месяца, пришлось бежать из-под бомбежки, из-под обстрелов. Я уехала с внуком в середине июня. Мы зарегистрировались как переселенцы до сих пор находимся здесь.

Я видела танки и людей с оружием 22 июня, когда банда Мозгового зашла в наш город из Северодонецк, откуда их погнали. Танки ездили по нашим улицам, мотались в сторону Перевальска. Город наш обстреливался лишь раз - в августе прошлого года, 3-его или 4-ого.

Мы сейчас находимся здесь, потому о поздних событиях знаем только из интернета и от знакомых. Среди наших знакомых жертв, слава Богу, нет, но есть жертвы среди соседей. Люди из соседнего дома, они были за ЛНР, поехали в Селезнёвку, чтобы подзаработать, и, видимо, попали куда-то в засаду. Их уже нет в живых. Жаль молодежь - им еще жить, создавать семьи, а они так из-за чьей-то глупости погибают.

Мне кажется, это на долгие годы. Хочется, чтобы все это закончилось, но полагаю, это будет Приднестровье номер два.

Луганск после обстрелов
город Алчевск

Последние новости

слухаць Радыё рацыя Міжнародная федэрацыя правоў чалавека Беларуская Інтэрнэт-Бібліятэка КАМУНІКАТ Грамадзкі вэб-архіў ВЫТОКІ Антидискриминационный центр АДЦ 'Мемориал' Prava-BY.info Беларускі Праўны Партал Межрегиональная правозащитная группа - Воронеж/Черноземье
Московская Хельсинкская группа
Молодежное Правозащитное Движение
amnesty international