Сергей Ковалев: в силу подлой политической корректности…

2004 2004-01-26T10:00:00+0200 1970-01-01T03:00:00+0300 ru Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

Сергей ПУЛЬША

В минувшие выходные под Минском прошел Большой форум правозащитников. В нем участвовали гости из Литвы, Украины, Молдовы, Польши, а также представители известных правозащитных организаций "Международная амнистия" и "Хьюман райтс вотч".

Однако самым большим сюрпризом стало появление на форуме Сергея Ковалева — известного российского правозащитника и руководителя специального подкомитета Парламентской ассамблеи Совета Европы, который занимается обстоятельствами исчезновения известных политиков в Беларуси.

Сергей Ковалев любезно согласился ответить на вопросы журналистов, касающиеся белорусских проблем. Однако в самом начале беседы предупредил, что вряд ли скажет что-то новое:

— Белорусская общественность не меньше меня осведомлена о том, что делал наш подкомитет и что делал спецдокладчик по юридическим вопросам ПАСЕ г-н Христос Пургуридес. Он опубликовал свой предварительный доклад.

— Вы так и не приехали в Беларусь как руководитель подкомитета. По чьей вине это произошло?

— Я не знаю точно, кто принимал решение… Сообщал мне об этих решениях г-н Коноплев (вице-спикер Палаты представителей. — Ред.), с которым мы вели странную переписку. Сначала на наш запрос по поводу того, что мы хотим провести очередное заседание в Минске, потому что тут бы могли найти возможность пригласить на заседание должностных лиц, последовал отказ. Мне сказали, что я как председатель могу приехать. Я продолжал настаивать, чтобы приехал не я один, а весь подкомитет или часть подкомитета. Я не отказывался приехать, я это считал недостаточным. У органов ПАСЕ тоже есть свой регламент работы...

Мы продолжали получать отказы. Мотивы были странные. Единственный мотив, который я запомнил: мол, это очень острая проблема, если в Беларусь приедет весь подкомитет, то Минск возбудится. А этого не надо. Кому не надо и почему не надо, я так и не понял.

Тогда подкомитет обратился к комитету по юридическим вопросам ПАСЕ с просьбой назначить спецдокладчика. Им был назначен мой заместитель, г-н Пургуридес. Прекрасно. Г-н Пургуридес обратился к официальному Минску с уведомлением о своем намерении посетить Минск в качестве спецдокладчика. Мы написали, что хотим приехать вместе. Последовал ответ, что г-н Пургуридес может приехать, а Ковалеву — не надо. Я очень удивился, мы снова написали в Минск. Ответом была беседа с г-ном Коноплевым. Г-н Коноплев говорил, что г-ну Ковалеву предлагалось приехать. Он не приехал. А теперь его приезд нежелателен. Почему нежелателен?..

— Как вы в целом оцениваете выводы, которые сделал Пургуридес? Можно ли говорить о том, что белорусские власти действительно причастны к исчезновению оппозиционных политиков?

— Этот вопрос предполагает два ответа. Первое: ни спецдокладчик г-н Пургуридес, ни наш подкомитет не имеет строгих юридических доказательств причастности властей к исчезновениям и убийствам деятелей оппозиции. Второе: тем не менее, и спецдокладчик Пургуридес, и наш подкомитет — потому что в скором времени будет доклад нашего подкомитета — имеют все основания считать, что взаимодействие с белорусской властью несомненно усиливает подозрения в ее причастности к этому. Если вы хотите знать мое мнение, то есть самая непосредственная и высокая степень причастности.

— Белорусские власти не очень активно идут на сотрудничество?

— Как "не очень активно идут", они просто врут! Вопрос — почему? На этом и основана моя личная уверенность. Уверенность, которую я не смог бы доказать в суде, но которую, если бы состоялся такой суд, я бы там обосновывал, и полагаю, что ни один нелицеприятный суд не имел бы возможности обойти показания свидетеля Ковалева. Обосновывал бы просто действиями белорусской власти. Ее очевидным нежеланием отвечать на естественные вопросы и, наоборот, желанием в целом ряде пунктов солгать. На этом и основана моя уверенность.

Эти исчезновения в некотором смысле аналогичны взрывам в Москве и Волгодонске, один и тот же круг подозрений. В такого рода случаях общество не просто может подозревать власть, оно обязано подозревать власть… Цивилизованное общество обязано иметь такие подозрения, ибо если оно их иметь не будет, то оно не будет и проявлять своего права и обязанности контролировать власть.

И у власти есть только один способ отмыться от этих подозрений — полная прозрачность расследования.

— Что можно ожидать от доклада подкомитета и спецдокладчика?

— Тут я должен вас огорчить: ничего нельзя ожидать. Убийственным для сложившейся в Беларуси системы отношений "власть — общество" никакой такой доклад и никакая резолюция ПАСЕ не станут. Слава богу, если бы этот доклад и резолюция воздействовали бы на белорусское общество, но и на это надежда маленькая.

А расчет на санкции и давление со стороны западных политических лидеров, увы, тоже неверен. В силу той самой подлой политической корректности. Грозная резолюция ПАСЕ была по поводу Чечни. Все почему-то запомнили самый грозный пункт: рекомендовать Комитету министров иностранных дел, главному органу Совета Европы, начать процедуру исключения России из Совета Европы. Это очень грозно выглядит, но все прекрасно понимали, что это не может быть выполнено, потому что Комитет министров иностранных дел принимает решения консенсусом. Представьте себе Игоря Иванова, который голосует за это решение!

Была совершенно реальная рекомендация странам ПАСЕ — обратиться в Страсбургский суд с иском против России. Но никто этого не сделал.

Сергей ПУЛЬША -- naviny.by

Последние новости

слухаць Радыё рацыя Міжнародная федэрацыя правоў чалавека Беларуская Інтэрнэт-Бібліятэка КАМУНІКАТ Грамадзкі вэб-архіў ВЫТОКІ Антидискриминационный центр АДЦ 'Мемориал' Prava-BY.info Беларускі Праўны Партал Межрегиональная правозащитная группа - Воронеж/Черноземье
Московская Хельсинкская группа
Молодежное Правозащитное Движение
amnesty international