Зачистка общественных объединений в Беларуси Эфир «Немецкая волна» --Deutsche Welle 15/11.

2003 2003-11-18T10:00:00+0200 1970-01-01T03:00:00+0300 ru Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

15.11.2003
Недавно весь мир обошли телекадры: у входа в министерство юстиции Беларуси скорбно, как на похоронах, выстроились представители ряда запрещённых по его инициативе общественных организаций. Министр юстиции Голованов вынужден был идти в свой кабинет через коридор его жертв.
Вот уже на протяжении года министерство юстиции Беларуси методично продолжает массовую ликвидацию общественных объединений, деятельность которых противоречит официальному курсу властей. Схема проста. Сначала министерские контролеры направляются с проверками в общественные объединения и, естественно, находят там недочеты. Потом, на основании добытого материала, чиновники выносят письменное предупреждение. Затем второе, а после этого министр Голованов подает иск в суд о ликвидации объединения. В свою очередь суд, как правило, удовлетворяет эти иски. Министр Голованов утверждает, что таким образом в негосударственном секторе будет наведен порядок. «В Беларуси хаоса не будет», - заявил он на пресс-конференции в Минске. Это значит, что несмотря на протесты международных правозащитных организаций и представителя ОБСЕ в Минске Эберхарда Хайкена, третий сектор будет неумолимо сокращаться. Отвечая на вопрос корреспондента DW министр Голованов записал в свои сторонники посла Хайкена.
Господин Хайкен у меня был и сказал, что в стране нужно иметь определенный порядок. Кстати, пришел в тот день, в три часа, когда утром накануне выстроились на крыльце министерства юстиции с плакатами тех организаций, которые мы ликвидировали. Вернее по нашему иску ликвидировали суды. Господин Хайкен сказал, что в федеральном министерстве юстиции Германии такого бы не могло быть, там бы на сто метров не подпустили к федеральному министерству юстиции Германии. Порядок должен быть в любой стране. Это было самое настоящее пикетирование. Пусть скажут спасибо нам, что мы не обратились в органы внутренних дел, потому что есть соответствующая статья в соответствии с которой на всякое пикетирование должно быть разрешение местных органов власти и управления. Ну постояли, постояли и разошлись. И мы забыли, ну а они - не знаю.
Кстати, министр юстиции Голованов сказал неправду. Эту акцию молчания у крыльца министерства не забыли. Чиновники вспомнили ее в суде о ликвидации Правозащитного центра «Весна». Другие улики, выдвинутые министром были настолько шаткими, что пришлось искать что-то еще: дескать вот, представители «Весны» принимали участие в несанкционированном пикете, а поэтому надо их закрыть.
Процесс по ликвидации известного в Беларуси правозащитного центра «Весна» проходил в Верховном суде. В иске министра Голованова был перечислен ряд несущественных формальных нарушений, которые не имели под собой никакой юридической силы. Например, весьма угрожающе звучали обвинения в недействительности подписей в ряде документов объединения. Однако все 15 свидетелей подтвердили во время процесса действительность своих подписей. Судья признала необоснованными все претензии министерства юстиции, кроме одного: «Весну» обвинили в нарушении избирательного законодательства во время прошлой президентской избирательной кампании. При этом министерство и суд ссылаются на Постановление Центральной комиссии по выборам и проведению республиканских референдумов. Решение Верховного суда о закрытии правозащитного центра «Весна» на основании этого обвинения вызвало протест у членов организации.
Скандируя «Позор!» они сели на пол в зале суда. «Будем здесь сидеть, пока нас не вынесут», - заявили восемь участников акции протеста. Их действительно вынесли под руки ОМОНовцы.
Как утверждают представители «Весны», министерство юстиции объявило объединению предупреждение в 2001 году будто бы за нарушение процедуры заполнения протоколов заседания Рады при выдвижении наблюдателей во время президентских выборов. «Весна» считает это предупреждение немотивированным. Тем более, что оно было вынесено еще до выхода Постановления Центризбиркома. В течение последних двух лет министерство не обнаружило никаких нарушений при выдвижении «Весной» наблюдателей. Председатель рады Правозащитного центра «Весна» Алесь Беляцкий утверждает, что решение Верховного суда о закрытии объединения абсолютно несправедливое.
Фактически нас закрыли за участие в наблюдении за выборами, за нашу общественно-политическую деятельность. И процесс приобрел абсолютно политический характер, потому что отпали все обвинения в точках, запятых и еще каких-то закорючках, за которые цеплялось министерство юстиции. Осталось политическое обвинение в том, что мы участвовали в наблюдении за выборами. Вот в чем настоящая причина закрытия нашего объединения.
Юрист «Весны» Владимир Лабкович считает акцию протеста в зале заседаний Верховного суда единственным правовым инструментом, чтобы донести до общественности и властей то, что происходит в стране.
Нас закрыли, и суд это признал, за то, что наша организация защищает права граждан, защищает право граждан выбирать и быть избранными, защищает голоса избирателей, которые в этой стране воруются. людям врут в глаза и это делает Центральная избирательная комиссия, суд, министерство юстиции и все государственные органы. Именно за это нас закрывают, потому что мы всегда говорили правду, что эти органы врут, выборы фальсифицируются, права человека не защищаются. Я еще раз убедился в несамостоятельности наших судов, судья просто из пальца высосала обвинение: впервые за всю судебную практику организация несет ответственность за то, за что она уже несла ответственность. И конституция и все законы Беларуси гарантируют, что организация и лица не могут быть наказаны за одно и то же больше одного раза. Нам уже выносилось за это предупреждение, мы уже условно говоря, получили за это наказание. Сейчас нас закрыли только потому, что скоро выборы, скоро политическая кампания и наша организация очень мешает и будет мешать, если будет существовать дальше.
Активисты правозащитного центра «Весна» были участниками наблюдения за всеми избирательными кампаниями. Итоги мониторинга издавались в специальных бюллетенях. Кроме того, центр проводит ежегодный мониторинг нарушений прав человека.
Закрытием нашей организации, власти не только избавляются от неприятного для себя оппонента, они лишают многих простых людей защиты. –говорит Алесь Беляцкий. - Государство как бы хочет выполнять функции общественных организаций, пытается утверждать, мол, у нас все в порядке с правами человека. Но в этом случае остаются беззащитными сотни простых людей, которым помогали наши отделения и центральный офис в Минске. У властей есть общий план подготовки к парламентским выборам и возможного референдума. Частью этого плана является уничтожение активных общественных объединений. Я убежден, что такой иск, который получила «Весна» не последний. Эта кампания зачистки будет продолжаться и она будет касаться тех организаций, которые попали в черный список на закрытие. Министерство юстиции здесь не крайнее. Закрытие нашей организации не является инициативой министерства юстиции, но министерство юстиции, фактически, выполняет роль палача.
Как утверждает Алесь Беляцкий, ликвидация властями «Весны» не остановит правозащитников объединения. Они найдут способ продолжения своей деятельности, будут помогать жертвам режима, будут проводить мониторинг ситуации с правами человека в Беларуси, будут участвовать в наблюдении за выборами.
«Возиться с каждой организацией мы не можем», - подчеркивает министр юстиции Виктор Голованов. Поводом для наказания общественного объединения может быть все что угодно. Так, министерство предупредило Общество белорусского языка (ТБМ) за то, что его активисты установили четырехметровый крест на месте былых боев белорусских войск с российскими. Предупредить могут даже за знаки препинания или употребление для удобства сокращенного названия объединения. Об этом рассказывает министр Голованов.
Мы вынесли недавно письменное предупреждение общественному объединению Белорусский Хельсинский комитет за нарушение. У нас зарегистрировано в республике общественное объединение, кавычки открываем - Белорусский Хельсинский комитет. И совсем не одно и то же, не писать организационно-правовую форму, а просто писать - Белорусский Хельсинский комитет, что путает и СМИ, и организации, и людей. И люди задают вполне резонный вопрос, так Белорусский Хельсинский комитет где находится: в Хельсинки или в Беларуси? Так вот нужно четко писать, что это общественное объединение. Пришлось вынести письменное предупреждение. Они обжаловали это в Верховный суд и Верховный суд подтвердил правильность нашего заключения.
Белорусский Хельсинский комитет пока продолжает свою деятельность, но собирается жаловаться на действия властей в Комитет по правам человека ООН. А вот у республиканского общественного объединения «Рука помощи» подобных предупреждений уже хватило, чтобы Верховный суд начал рассмотрение дела о ликвидации.
«Рука помощи» создана в Беларуси в 2000 году при поддержке миссии ОБСЕ в Минске. Это единственное общественное объединение, которое помогает осужденным в местах заключения. Это большое поле для деятельности, ведь в колониях содержится более 40 тысяч осужденных. По итогам одного из исследований, объединение «Рука помощи» пользуется у осужденных бОльшим доверием, нежели государственные структуры.
Один из проектов объединения связан с помощью пожизненным заключенным. Около 90 пожизненных уже пишут в объединение «Рука помощи», рассказывает его председатель Власта Олексюк.
Больше всего меня беспокоит закрытие организации в связи с ними, потому что для этих 94-х человек это будет просто катастрофа, это будет для них очень большим ударом. Мы проанализировали все их приговоры, у нас тоже есть достаточно серьезные выводы по этому вопросу. Мы будем оформлять их и предоставлять в Верховный суд. Мы считаем, что практически 50 процентов приговоров по тяжести не соответствуют тому наказанию, которое было вынесено. Это достаточно серьезная проблема.
По словам Власты Олексюк, самая главная проблема, возникшая в этом году в том, что активистов объединения больше не пускают в корпуса тюрем. Но и на воле у волонтеров много дел.
У нас возникают проблемы с государственными органами периодически, потому что мы пытаемся защищать осужденных. Допустим, вот недавно человек освободился из Ивацевичей. Сейчас мы наблюдаем весь процесс, как наше государство назначив ему надзор старается его за этот надзор посадить, то есть вменяется ему нарушение. Например, ему вызывают скорую помощь, он не находится на месте надзора, это суд не считает уважительной причиной. У человека туалет находится на улице, допустим, он вышел в туалет, приехала милиция, посмотрела его нету, это тоже не считают уважительной причиной. Его не прописывают в квартиру, но однако надзор он в ней обязан отбывать. И так далее.
Когда организация потеряет официальную регистрацию, она не сможет эффективно продолжать свою деятельность. А нерешенных вопросов здесь более, чем достаточно.
ОЛЕКСЮК: У нас существует государственная пошлина за надзорные жалобы по уголовным делам. Я считаю, это полным безобразием, нарушением прав человека. Так, он садится в тюрьму, откуда у него на сегодняшний момент 14 тысяч, это огромные для них деньги, чтобы оплатить надзорную жалобу? Негде. Мы обращаемся в Конституционный суд, потому что мы считаем это антиконституционно. Ему не дают шансов доказать, что он не совершал преступление или ему неправильно квалифицировали. Эта масштабная проблема, которую мы поднимаем.
Кроме юридической поддержки, объединение оказывает гуманитарную помощь узникам. «Рука помощи» не раз передавала в белорусские тюрьмы необходимые технику, лекарства и даже мыло и мочалки. При поддержке ОБСЕ были закуплены очки для заключенных. За эту деятельность власти не поблагодарили объединение «Рука помощи», а наоборот, накопали какие-то нарушения закона в ее деятельности. Министр юстиции утверждает, что «Рука помощи», мол, «не понимает русского языка», не подчиняется чиновникам.
ОЛЕКСЮК: Сейчас они указывают, что они высылали нам какое-то письмо, которое мы не получили, и сейчас основанием ликвидации является то, что мы не ответили на это письмо и то, что раньше мы плохо и долго меняли юридический адрес. Я считаю, что это не может служить основанием для ликвидации нашей организации. Тем более что два месяца до этого я аналогичную информацию о своей организации предоставляла.
По данным Ассамблеи негосударственных демократических организаций в Беларуси уже закрыто 10 общественных объединений и ресурсных центров. Добрый десяток других - получили иски в суд. Процесс, что называется, пошел. В такой ситуации представители NGO обсуждают возможности существования в нелегальных условиях, как это было в советские времена.
В своей деятельности общественные организации и объединения значительно ограничены существующими законами. Например, за одно нарушение закона при проведении демонстраций или митингов власти могут закрыть любую общественную организацию. В итоге, как пошутил один из волонтеров, в Беларуси останется только БРСМ, который помпезно отметил недавно в Минске 85-летие комсомола.
Но наибольшее беспокойство у наблюдателей вызывает процесс ликвидации правозащитных общественных объединений. Кроме «Весны», закрыто общественное объединение «Правовая помощь населению». Эту организацию обвинили в том, что она представляла в суде интересы граждан, которые не являются её членами. В минском городском суде находится и иск о ликвидации «Независимого общества правовых исследований.»
Кто следующий? Спрашивает наш постоянный автор Александр Дащинский.
Виктор Агаев «Немецкая волна»

Последние новости

слухаць Радыё рацыя Міжнародная федэрацыя правоў чалавека Беларуская Інтэрнэт-Бібліятэка КАМУНІКАТ Грамадзкі вэб-архіў ВЫТОКІ Антидискриминационный центр АДЦ 'Мемориал' Prava-BY.info Беларускі Праўны Партал Межрегиональная правозащитная группа - Воронеж/Черноземье
Московская Хельсинкская группа
Молодежное Правозащитное Движение
amnesty international