Светлогорский следователь в упор не видит самоуправства местной милиции

2015 2015-04-02T10:33:57+0300 2015-04-02T12:13:31+0300 ru http://spring96.org/files/images/sources/izaliatar00.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

«Для кого я пишу жалобы?» - спрашивает у областного прокурора мать Александра Акулича, погибшего в ИВС Светлогорского РОВД. От проверки к проверке противоречия в показаниях сотрудников милиции, на которые указывают и правозащитники и суд, остаются без внимания следователя Вячеслава Петоченко.

Валентина Акулич направила прокурору Светлогорского района Гомельской области жалобу на очередное постановление (от 7 февраля 2015 г.) следователя об отказе в возбуждении уголовного дела по факту смерти ее сына в изоляторе временного содержания Светлогорского РОВД в мае 2012 года. В этой жалобе подробно излагаются недостатки проверок следователя Светлогорского районного отдела Следственного комитета, на которые неустанно указывают мать погибшего и правозащитники «Весны», но которые сам Вячеслав Петоченко, проводя очередную проверку, почему-то упускает из виду.

Акцентируем внимание на некоторых обстоятельствах, которые доводятся в жалобе районному прокурору.

Как отмечают правозащитники, “следователь полагает, со ссылкой на п. 75 и п.76 Правил внутреннего распорядка специальных учреждений органов внутренних дел, исполняющих административное взыскание в виде административного ареста, утвержденных постановлением от 08.08.2007 № 194 Министерство внутренних дел Республики Беларусь, что обязанность вызвать скорую медицинскую помощь в случае жалоб кого-либо из доставленных административно арестованных (административно задержанных) на плохое состояние здоровья или при явных признаках заболевания у дежурного возникает при приеме арестованного и тогда же заканчивается.
Это толкование противоречит не только смыслу, но и ст.23 Закона «Об органах внутренних дел Республики Беларусь» от 17.07.2007 № 263-З, в соответствии с которой «Сотрудник органов внутренних дел должен принять меры по немедленному оказанию медицинской и другой необходимой помощи лицам, пострадавшим от преступлений, административных правонарушений и несчастных случаев, лицам, находящимся в беспомощном или опасном для жизни или здоровья состоянии»”.

Но из объяснений дежурного ИВС Р.Стешенкова, имеющихся в материалах проверки, следует, что он игнорирует свою обязанность вызвать «скорую помощь» немедленно и ведет себя в соответствии с собственным пониманием своих должностных обязанностей. «Так, указанный сотрудник откровенно признается в том, что ему известно о наличии причин для вызова медицинских работников – заключенный ведет себя неадекватно, проявляет признаки психического расстройства, но в нарушение указанных выше требований решает самостоятельно удостовериться в том, что такое поведение заключенного – не симуляция заболевания. Какой инструкцией это предписано? Какими медицинскими знаниями обладает этот сотрудник?», - ставится закономерный вопрос в жалобе.

По мнению правозащитников, следователю Петоченко стоило бы критично отнестись к попыткам сотрудников ОВД, в частности, Стешенкова, уйти от ответственности. «Указанный сотрудник исключительно в тех обстоятельствах, которые свидетельствуют о его противоправном поведении, забыл о случившемся. Начисто. Даже забыл о том, почему внес, по его словам, заведомо уже сейчас для него недостоверную запись в журнал применения спецсредств. Или запись все же достоверная? Ведь он сотрудник исключительно профессиональный и грамотный, если верить характеристике. Забыл, как долго и куда бил арестованного – человека, всецело находящегося в его власти. Только мелкие детали выдают неискренность дежурного по ИВС: у него не хватило времени на то, чтобы вызвать «Скорую помощь» умирающему, но был занят он в это время не только удерживанием Акулича, но и проверкой камер. Это важнее жизни человека?»

В жалобе подчеркивается, что пока достоверно не установлено иное и не опровергнуты объективные доказательства, есть все основания утверждать: избиение Александра Акулича и непрофессиональные, откровенно обреченные на неудачу попытки зафиксировать агонизирующего больного наручниками с длинной цепочкой на решетке продолжалось с 00:30 до его гибели после 01:00; в течение этого времени три сотрудника органа внутренних дел сознательно игнорировали свои обязанности по оказанию медицинской помощи человеку с острым расстройством здоровья - потому что не считают это (в соответствии со своим пониманием законодательства, определяющего порядок содержания арестованных) своей обязанностью.

По-прежнему остается неисследованным механизм образования телесных повреждений на ногах. В постановлении неоднократно указано, что эти повреждения образовались в связи с тем, что Акулич ударялся босыми ногами о различные поверхности. Но напомним, что согласно заключения эксперта, исследование трупа начиналось с того, что с него вслед за одеждой были сняты ботинки.  «И действительно, опрос санитарки снял все вопросы относительно этого обстоятельства. Она, санитарка, а не эксперт, производивший исследование, «успокоила» следователя, заявив, что сведения о ботинках – это просто описка. Сколько еще описок осталось в заключении?» - отмечается на этот счет в жалобе на новое постановление Петоченко.    

Без внимания продолжает оставаться и то обстоятельство, что фельдшер «Скорой помощи», прибывшая в ИВС, обнаружила Акулича лежащим на животе с рукой, завернутой за спину. В таком положении искусственное дыхание и массаж сердца не делается, а сведений о том, что положение Акулича изменялось после того, как ему, якобы, делалось искусственное дыхание и массаж сердца, нет. Это обстоятельство опровергает пояснения сотрудников ИВС и должно учитываться при оценке этих пояснений и законности их действий в целом, настаивают правозащитники. «Почему это обстоятельство снова не исследовано? Конечно, легче повторно опросить фельдшера, которая просто изменит свои объяснения, не объяснив причины таких изменений. Протокол опроса, где свидетель указывала на такие обстоятельства, был кратким. Не увидеть того, что следователь неверно изложил пояснения свидетеля, исказил их, неправильно понял, было невозможно» - говорится в жалобе.

Также прокурору сообщается, что следователь неверно оценил теоретические разъяснения врача-нарколога относительно заболевания Александра Акулича, равно как и врач был «чрезмерно скор на выводы». «Врач пришел к выводу о том, что отек мозга возник и развился у Акулича «быстро», так как тот не жаловался на боли и т.п., поэтому помочь ему было невозможно даже в случае медицинского вмешательства». По мнению правозащитников, такое утверждение неверно, в первую очередь, потому, что в его основу положены неверные сведения, которые следователь, очевидно, сообщил врачу. «В соответствии с объяснениями административно-арестованного Дикуна от 22.05.2012 г., «в камере он (Акулич) вел себя спокойно, но было заметно, что ему плохо после длительного употребления спиртного… Он много пил воды, потел». В 22.00 у Акулича начались галлюцинации. Так может отек развивался не «быстро», а так, что своевременная медицинская помощь спасла бы ему жизнь?».

Станет ли прокурор Светлогорского района разбираться в вопросах, поставленных в жалобе Валентины Акулич? Управление внутренних дел Гомельского облисполкома, куда она направляла аналогичную жалобу, уже отмахнулось – берегут честь мундира.      

Последние новости

слухаць Радыё рацыя Міжнародная федэрацыя правоў чалавека Беларуская Інтэрнэт-Бібліятэка КАМУНІКАТ Грамадзкі вэб-архіў ВЫТОКІ Антидискриминационный центр АДЦ 'Мемориал' Prava-BY.info Беларускі Праўны Партал Межрегиональная правозащитная группа - Воронеж/Черноземье
Московская Хельсинкская группа
Молодежное Правозащитное Движение
amnesty international