Ситуация с правами человека в Беларуси. Январь 2015 года

2015 2015-02-05T19:35:00+0300 2015-03-02T19:41:02+0300 ru http://spring96.org/files/images/sources/viasnalogo.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

Стабильная тяжелая ситуация с правами человека сохранялась в январе. Продолжалась практика произвольных задержаний общественно-политических активистов при публичном высказывании мнений. Суды в подобных делах принимали политически мотивированные решения о привлечении их к ответственности. Независимость судов продемонстрировал случай с участниками акции солидарности с французскими журналистами, убитыми во время нападения радикальных исламистов на редакцию сатирического еженедельника Charlie Hebdo, проведенной возле посольства Франции. После того, как на пресс-конференции А. Лукашенко дал распоряжение разобраться в ситуации главе Администрации президента, судебное разбирательство административных дел не состоялось, хотя суды были уже назначены.
Продолжалось преследование независимых журналистов за сотрудничество с иностранными СМИ без аккредитации, средства массовой информации испытывали сильное давление со стороны Министерства информации, суды в спорах масс-медиа с министерством занимали исключительно сторону исполнительной власти.
Суд не удовлетворил жалобу правозащитницы Елены Тонкачевой на решение о высылке ее из Беларуси сроком на три года. Правозащитница воспользовалась последней возможностью изменить решение Первомайского РУВД Минска, подав кассационную жалобу, решение по которой должно быть принято в феврале.
Оставалась неразрешенной самая острая проблема - наличие политзаключенных. Их положение в местах лишения или ограничения свободы в январе ухудшалось. Истек срок предварительного следствия по новому уголовному делу, возбужденному против политзаключенного Николая Дедка по обвинению в неповиновении требованиям администрации исправительного учреждения (ст. 411 УК). Николай Дедок, срок заключения которого должен закончится 3 марта, поставлен под угрозу продления срока заключения до еще одного года. Сразу же после перевода в Шкловскую колонию на политзаключенного Николая Статкевича были составлены два рапорта за нарушение правил внутреннего распорядка, в результате чего он был лишен долгосрочного свидания с родными.
Одновременно наблюдалось потепление отношений Европейского Союза с белорусскими властями, несмотря на то, что ЕС публично не отказывался от озвученного ранее условия налаживания сотрудничества с официальным Минском - освобождение политических заключенных. 23 января государственный секретарь МИД Латвии Андрейс Пилдэговичс, который находился с официальным визитом в Минске, заявил, что ЕС планирует пересмотреть санкции в отношении Беларуси в течение первого полугодия 2015 года. «В течение 2014 мы санкции практически не пополнили. Идет постепенно процесс пересмотра санкций, - сказал он. - Мы отметили то, что некоторые политические заключенные были выпущены в прошлом году. Господин Беляцкий в этом смысле - наиболее известная фигура». Что касается остальных политзаключенных, то Андрейс Пилдэговичс отметил: "Если будет какое-то движение в этом смысле, конечно, мы это будем приветствовать". При этом дипломат впервые озвучил, относительно какого количества политзаключенных ЕС ведет переговоры с белорусскими властями. Выяснилось, что только в отношении Николая Статкевича, Николая Дедка и Игоря Олиневича. Данная позиция не совпадает с мнением белорусских правозащитников, которые считают политзаключенными шесть человек: Николая Статкевича, Николая Дедка, Игоря Олиневича, Евгения Васьковича, Артема Прокопенко и Юрия Рубцова.
В свою очередь глава белорусского государства признавал, что знаком с настроениями на Западе относительно политзаключенных. «Они прямо говорят - политзаключенный. Я говорю - у нас нет политзаключенных, потому что у нас нет политической статьи в Уголовном кодексе. Хотите вы их называть политзаключенными - хорошо. Это уже привычно. Этому особого внимания по содержанию не уделяется. Даже я иногда так говорю. Но я никогда их не считал политзаключенными», - отметил президент на пресс-конференции 29 января. Он выразил уверенность: если даже решится вопрос с политзаключенными, «западники придумают другой вопрос». «И будут мочалилить меня, а может быть, и всех моих сторонников, до президентских выборов. А потом посмотрят. Дело здесь не в том, чтобы нормализовать отношения из-за некоторых сидельцев с Западом. Запад смотрит гораздо дальше. В Украине гибнут тысячи, и поведение Запада? Поэтому я знаю Запад», - заверил Лукашенко.
Таким образом, сложилась ситуация, когда международный фактор, который рассматривается как наиболее сильный в деле влияния на судьбу политзаключенных, начал терять свою силу. И это связано как с напряженной геополитической ситуацией в регионе и новой ролью А. Лукашенко как посредника в переговорах по украинским проблемам, так и с непоследовательной позицией Европейского Союза.

Политические заключенные, уголовное преследование общественных активистов

9 января политзаключенный Юрий Рубцов сообщил, что администрация спецкомендатуры №7, где он отбывает наказание, пытается настроить осужденных против него. По словам Рубцова, с этой целью усилилось давление на других заключенных. Так, более пристально стали проводить личный досмотр, чаще закрывать в "ленинских комнатах" [помещение для проведения общих мероприятий, где обычно помещаются столы, полки для книг, телевизор - ред.]. Также Юрий рассказал, что ему была предложена работа водителя в Пружанах, но зарплата насколько маленькая, что он на нее не согласился. Как ранее заявлял Рубцов, он хочет получать зарплату не меньше, чем средняя по стране - 600 долларов. Этот факт руководитель спецкомендатуры оформил как отказ от работы вообще, однако, как утверждает осужденный, он отказался только от этого конкретного предложения. 22 января Юрий Рубцов объявил бессрочную голодовку с требованием предоставления работы со средним заработком, а также предоставлением ежедневно часа эфирного времени на Национальном телеканале для оппозиции. 24 января соответствующее заявление о голодовке было подано администрации спецкомендатуры, однако она никоим образом не отреагировала и не зафиксировало его. 29 января разбираться с требованиями Юрия Рубцова приехал помощник прокурора Пружанского района А. Хвалько, который считал, что политзаключенный начал голодовку из-за давления администрации комендатуры.
12 января политзаключенный Николай Статкевич был этапирован из могилевской тюрьмы №4 в колонию №17 в городе Шклове. Супруга политзаключенного Марина Адамович сообщила, что после двух дней пребывания Николая Статкевича в колонии на него были составлены два рапорта: первый за "неуставные" брюки, выданные в могилевской тюрьме; второй - за нарушение распорядка дня - якобы за 15 минут до отбоя его не было на спальном месте. 23 января Марина Адамович сообщила, что Николаю Статкевичу запретили долгосрочное свидание с родственниками в связи с составлением рапортов о нарушении правил внутреннего распорядка. 26 января в письме к своей жене Николай Статкевич сообщил, что режим отбывания наказания у него не изменен. Он написал, что 16 января его вызвали на комиссию замены режима. «Это проводится без всяких заявлений от заключенных - когда срок придет, - пишет Статкевич. - Результат ожидаемый, но удивила формулировка. Я «не стал на путь исправления», потому что «не участвовал в работе самодеятельных организаций» и «уклонялся от общественной работы». Во время пресс-конференции Александра Лукашенко 29 января в ответ на вопрос о судьбе политзаключенных глава государства отметил, что не считает Николая Статкевича своим политическим конкурентом, но при определенных условиях готов рассмотреть вопрос об его освобождении из колонии. По его словам, не стоит думать, что он держит Статкевича, чтобы после выборов выпустить. Главное, как отметил Лукашенко, при решении этого вопроса - «даже не вопрос написания прошения о помиловании». «Не это главное, хотя по закону это так», - сказал глава государства. Главное, по словам президента, как отнесутся к его решению люди, отбывающие наказание вместе со Статкевичем, которые также нашли бы мотивацию для освобождения. Ради освобождения Статкевича Лукашенко предложил журналисту собрать подписи заключенных в колонии, где содержится экс-кандидат в президенты. «Потом я проверю, насколько это было искренне, без подкупа. Отпустят его коллеги, где вы живете, дайте адрес - привезут вам его. Я уже пойду на сделку с совестью ", - пообещал Лукашенко.
14 января мать политзаключенного Николая Дедка Валентина Николаевна обратилась с открытым письмом в Министерство внутренних дел Беларуси, в котором выразила серьезную обеспокоенность судьбой своего заключенного сына, давление на которого в тюрьме в последнее время значительно усилилось. Валентина Николаевна просит ответственных лиц МВД сообщить о том, кто и по какой причине организует переводы по тюрьмам и колониям сына, а также о том, кто завел на него новое уголовное дело якобы за нарушения установленной формы одежды (арт.411 Уголовного кодекса - злостное неповиновение требованиям администрации исправительного учреждения). День до этого истек срок предварительного следствия по делу. С материалами дела ознакомились Николай Дедок и его адвокат. Следует отметить, что обвинение основывается только на показаниях сотрудников колонии, свидетельства других заключенных игнорируются. Мать также сообщает в МВД, что за непродолжительный срок Николая Дедка четыре раза переводили из камеры в камеру из-за конфликтов и провокаций. В результате сам политзаключенный обратился к администрации тюрьмы с заявлением о переводе в одиночную камеру. Четыре года, проведенные в следственных изоляторах, колониях и тюрьмах не прошли бесследно. У Николая Дедка значительно ухудшилось здоровье.

Смертная казнь

В январе мать казненного жителя Гомеля Александра Грунова - Ольга Грунова получила первые ответы на запросы о необходимости изменения законодательства, запрещающего родственникам хоронить тела казненных. Из письма председателя Постоянной комиссии Совета Республики Национального собрания по законодательству и государственному строительству Лилии Мороз стало известно, что противоречий национального законодательства Конституции и Международному пакту о гражданских и политических правах она не видит.
Заместитель председателя Верховного Суда Валерий Калинкович ответил на обращение женщины одним предложением: "Для внесения в Конституционный Суд предложения о проверке конституционности поднятого вопроса Верховный Суд не видит оснований".
В ответе председателя постоянной комиссии по законодательству Палаты Представителей Национального собрания Людмилы Михальковой отмечалось, что отказ в выдаче тела для захоронения и несообщение о месте захоронения не могут расцениваться как уголовно-правовая санкция, которая назначается по приговору суда. Невыдача тела может рассматриваться как отдельное административно-правовое правоприменительное решение. В таких случаях отказ выступает как мера административного характера, которая имеет превентивные цели и в то же время является определенным ограничением прав, гарантированных Конституцией. И в то же время депутат объясняет: при исполнении смертного приговора эта процедура должна осуществляться таким образом, чтобы нанести как можно меньше страданий: «Очевидно, что здесь имеются в виду страдания не только самого осужденного, но и других людей».
 
Преследование правозащитников и правозащитные организации

В январе правозащитница Елена Тонкачева, руководитель Центра правовой трансформации "Lawtrend" пыталась в судебном порядке оспорить решение РУВД Первомайского района Минска от 5 ноября 2014 года о высылке из Беларуси и запрете на въезд в страну на три года. Судебное разбирательство продолжалось три дня, и в результате 13 января судья суда Первомайского района Наталья Петух приняла решение отказать правозащитнице в удовлетворении жалобы. Основаниями для решения о высылке правозащитницы стали факты незначительного превышения скорости автомобилем Тонкачевой, зафиксированные видеокамерами. 22 января Елена Тонкачева подала кассационную жалобу в судебную коллегию по гражданским делам суда города Минска на решение о ее высылке из страны. Ее срок пребывания в Беларуси был продлен до 21 февраля.
Возобновилась практика усиленной проверки правозащитников на границе. Ночью 16 января автомобиль гродненского правозащитника Виктора Сазонова привлек повышенное внимание работников пограничных и таможенных служб пограничного перехода "Брузги". Виктор Сазонов еще с двумя общественно-политическими активистами Гродно возвращался в Беларусь из Польши. Его машину загнали в ангар и провели проверку, скрупулезно и по нескольку раз проверяли личные вещи. Автомобиль был поставлен на штраф-стоянку, а ключи от него и паспорта пассажиров забрали служащие. После телефонных консультаций таможенники загнали автомобиль на рентгеновский досмотр. И только после его активистам дали на подпись специально составленные бумаги и разрешили поехать домой. Досмотр продолжался более четырех часов.
Под давлением продолжали находиться правозащитные организации. Главное управление юстиции Могилевского облисполкома вынесло предупреждение Могилевскому правозащитному центру (МПЦ) за отсутствие юридического адреса. Еще в сентябре прошлого года главное управление юстиции Могилевского облисполкома направило в областной суд иск с просьбой приостановить на три месяца деятельность МПЦ на том же основании. Но уже 1 октября правление МПЦ заявил о заключении договора на получение нового юридического адреса, поэтому 4 ноября Могилевский областной суд решил прекратить дело, поскольку исчез повод для иска. Однако вскоре после предоставления юридического адреса могилевском правозащитникам арендодатель разорвал с ними договорные отношения. МПЦ снова оказался без юридического адреса. Единственная в стране зарегистрирована региональная правозащитная организация вновь оказалась на грани закрытия.

 

Административное преследование по политическим мотивам, произвольные задержания

В январе не прекращалось административное преследование общественно-политических активистов за выражение мнений по актуальным проблемам путем проведения публичных мероприятий. Данные действия традиционно трактовались как несанкционированные собрания, а их участники подвергались штрафам и арестам. Продолжалась и практика произвольных задержаний, от которых в январе наиболее пострадали активисты анархистского движения. Суды не давали надлежащей правовой оценки действиям силовых структур, выполняя политический заказ.
Обсуждение проблемы преследования граждан за публичные высказывания своей позиции в январе вышло на самый высокий уровень. 29 января журналистка Би-Би-Си Татьяна Мельничук на пресс-конференции Александра Лукашенко задала главе государства вопрос относительно имиджа имиджа власти, приведя в пример аресты общественных активистов у памятника Тарасу Шевченко после чествования памяти жертв киевского Майдана, а также преследование людей, которые вышли к французскому посольству с плакатами «Я - Шарли" в знак солидарности с французскими журналистами, убитыми во время нападения радикальных исламистов на редакцию сатирического еженедельника Charlie Hebdo. «Если власть начинает суетиться и это делать, это идиоты. Они просто действуют в ущерб этой власти», - заявил Лукашенко и поручил главе Администрации президента Александру Косинцу разобраться с ситуацией, поскольку не счел выход четырех человек на акцию «проблемой».
Несмотря на то, что уже на следующий день, 30 января, минская милиция через агентство БЕЛТА распространило оперативно подготовленный «ответ», объясняя законность своих действий, стало очевидно, что решения принимаются исключительно в политической плоскости. Дело участников акции солидарности у посольства Франции (Анатолия Лебедько, Дмитрия Кучука и Коновальчика) так и не была рассмотрено, хотя уже было назначено судебное разбирательство. 2 февраля на сайте Верховного суда появилось сообщение: «По информации, представленной Минским городским судом, сообщаем, что материалы административных дел в отношении участников акции 11 января возле посольства Франции, направлены в РУВД для устранения выявленных недостатков. Судебное заседание, ранее назначенное 4 февраля 2015 судом Центрального района, не состоится».
Одновременно решения по делам задержанных возле памятника Шевченко так и не были отменены, все административно арестованные полностью отбыли определенные судьей Викторией Шабуней сроки административного ареста: Максим Винярский - 15 суток, Алесь Макаев - 15 суток, Николай Колос - 10 суток, Евгений Батура - 10 суток , Ольга Миколайчик - 5 суток. Был сначала отменен, но после повторного рассмотрения возвращен штраф Нине Богинской в ​​размере 20 базовых величин. Это связано прежде всего с тем, что власти сочли солидарность с украинскими участниками Майдана опасной с точки зрения активизации граждан к протестам. Об этом заявил глава Администрации президента Александр Косинец: "У нас никаких Майданов не будет и никаких собраний на площадях тоже не будет. Мы сделаем все, чтобы был мир и порядок».
Продолжалось преследование активистов, которые привлекали внимание общественности к острым проблемам. Так, брестский активист Андрей Шаренда был задержан 16 января сотрудниками ОМОН в троллейбусе. В РУВД Московского района Бреста на него были составлены протоколы по ст. ст. 17.1 КоАП (мелкое хулиганство) и 21.14 (нарушение правил благоустройства и содержания населенных пунктов). Второе правонарушение заключалось в том, что Андрей Шеренда якобы расклеивал листовки с портретами пропавших в Беларуси политиков и известных людей. Из милицейского участка Шаренду отвезли в суд Московского района, однако, ознакомившись с материалами дела, судья направила их на доработку, а самого активиста отпустили домой. 23 января административная комиссия Московского района Бреста признала Андрея Шаренду в его отсутствие виновным в нарушении ст. 21.14 КоАП и оштрафовала его на 15 базовых величин.
Завершались административные процессы в отношении участников чествования памяти повстанцев 1863 года, которое состоялось еще 26 октября 2014 года в районном центре Свислочь и бывшем родовом имении Калиновских - Якушовке. Одному из последних взыскание в виде предупреждения было вынесено несовершеннолетнему Антону Меху из Кобрина. Всего административные протоколы за участие в данном мероприятии были составлены на 18 человек, 14 из них были оштрафованы постановлениями судов разных городов страны - Свислочи, Гродно, Кобрина, Волковыска, Лиды и Шклова в общей сложности на 255 базовых величин. Административные дела еще трех человек были закрыты в связи с истечением срока давности, а Антон Мех получил предупреждение. Областные суды не удовлетворили ни одну из 9 поданных кассационных жалоб. Виталий Гуляко из Волковыска, а также гродненцы Ежи Григенча и Владимир Хильманович направили жалобы в Комитет по правам человека ООН.
Общая тенденция по отказу в удовлетворении кассационных жалоб осужденных участников массовых мероприятий была продолжена и в деле светлогорского активиста, инвалида первой группы Юрия Ляшенко, который был наказан штрафом в размере 2 базовых величин за одиночный пикет на центральной площади Светлогорска с целью привлечения внимания общественности к проблемам людей с ограниченными возможностями. Перед этим активист просил райисполком дать разрешение на проведение пикета, но власти запретили проводить мероприятие, ссылаясь, что заявленная площадка (центральная площадь города) не соответствует решению исполкома. Несмотря на то, что в кассационной инстанции было подчеркнуто, что площадки для пикетов и митингов, которую определил своим решением райисполком, не существует в природе, судья Анатолий Сотников жалобу Юрия Ляшенко оставил без удовлетворения.
В январе массовому преследованию подверглись активисты анархистского движения. Первые задержания состоялись 10 января перед началом панк-концерта в минском клубе "Пираты". По словам сотрудников милиции, они якобы искали спайсы, ничего не нашли, но концерт был сорван. Были задержаны три человека, на которых были составлены протоколы административных правонарушений по статье 17.1 (мелкое хулиганство), а также на двух дополнительно - по ст. 17.11 (изготовление, распространение и (или) хранение экстремистских материалов). 12 января в суде Ленинского района состоялись суды над задержанными. Протоколы по ст. 17.11 КоАП были отправлены на доработку в РУВД судьей Андреем Камушкиным, который рассматривал все три дела. По итогам одна задержанная была привлечена к административной ответственности в виде штрафа в 10 базовых величин, двум судья назначил административный арест по 10 суток. 16 января анархисты провели в Минске серию акций в знак протеста против действий правоохранительных органов. Эти акции стали основанием для дальнейших задержаний и арестов. 21 января судом Ленинского района г.Минска были приговорены к административному аресту сроком на 15 суток два активиста анархистского движения. Судил задержанных снова судья Андрей Камушкин. Во второй половине этого же дня и утром 22 января состоялись судебные процессы в отношении еще двух задержанных активистов по ст. 23.4 "неповиновение законному распоряжению или требованию должностного лица при исполнении им служебных полномочий". Обоим вынесено решение об административном аресте сроком на 15 суток. Судьи - Андрей Камушкин и Марина Запасник.

Ограничения свободы слова и права на распространение информации, преследование журналистов

В январе сохранялись серьезные ограничения в сфере свободы выражения мнений и давление на независимых журналистов и масс-медиа. Продолжалась практика привлечения сотрудников масс-медиа к административной ответственности в связи с осуществлением ими профессиональной журналистской деятельности.
В январе зафиксированы факты привлечения к административной ответственности журналистов, освещавших общественно-значимые события, но их действия были расценены как участие в несанкционированном массовом мероприятии. Так, согласно постановлению суда Светлогорского района от 23 января, гомельские журналисты Лариса Щирокова и Константин Жуковский были признаны нарушителями ч. 1 ст. 23.34 КоАП - нарушение порядка организации или проведения массового мероприятия и оштрафован каждый на 5 базовых величин. Журналисты 25 ноября 2014 снимали на видеокамеру пикет общественного активиста, инвалида первой группы Юрия Ляшенко в защиту прав людей с ограниченными возможностями, который он провел на площади перед Светлогорском райисполкомом. Суд пришел к выводу, что журналисты заранее знали о пикете и «намеренно оказали Юрию Ляшенко содействие, обеспечили видеофиксацию пикетирования, совместно находились в запрещенном для пикетирования месте».
Не останавливался судебное преследование журналистов-фрилансеров за сотрудничество без аккредитации с иностранными СМИ. 12 января судом Ленинского района Бреста было вынесено решение в отношении Алины Литвинчук - штраф в размере 30 базовых величин. Журналистка была обвинена в незаконном изготовлении и распространении информации по статье 22.9 КоАП за публикацию на сайте «Белорусского Радио Рация" материала о деятельности Брестского областного отделения организации «Христианское содружество взрослых и молодых" (YMCA). Решение о привлечении к административной ответственности Алины Литвинчук стало продолжением практики наказаний журналистов с подобными обвинениями, которая активно применялась в предыдущие месяцы. По данным «Белорусской ассоциации журналистов», в 2014 году было зафиксировано 14 дел, по которым журналисты были признаны виновными по ст. 22.9 КоАП в связи с сотрудничеством с зарубежными средствами массовой информации.
Обжалование в судах высших инстанций, которое проходило фактически по всем делам, не принесло ни одного положительного результата. Эта тенденция была перенесена и в 2015 год и продолжена очередными отказами в удовлетворении кассационных жалоб журналистов. Так, 8 января Гродненский областной суд не удовлетворил кассационную жалобу Андрея Мелешко, который 2 декабря 2014 года в третий раз за год был оштрафован на 40 базовых величин за материал на сайте "Белорусского Радио Рация". 23 января судья Брестского областного суда Наталья Сурьма не удовлетворила кассационные жалобы независимых журналистов Алеся Левчука и Тамары Щепеткиной, которые по обвинению в нарушении ч. 2 ст. 22.9 КоАП в декабре 2014 были оштрафованы на 40 и 30 базовых величин соответственно. Суд наказал А. Левчука за якобы подготовку материалов для польского телеканала "Белсат", Т. Щепеткину - для «Белорусского Радио Рация».
Преследование журналистов за работу без аккредитации проходило на фоне неизменных отказов белорусского МИД такую ​​аккредитацию получить. Гродненский журналист Виктор Парфененко семь раз получал отказы из МИД Беларуси относительно получения постоянной аккредитации от «Белорусского Радио Рация». Решения об аккредитации принимает коллегиально специальная комиссия, чьи действия регулирует специальное Положение. Несколько раз журналист писал жалобы и в само министерство, и в правительство Беларуси, доказывая, что его лишают права на профессию. Но его жалобы просто отказывались принимать к рассмотрению. Отказался рассматривать дело В. Парфененко и суд Ленинского района Минска (именно в этом районе белорусского столицы расположен МИД), не принимая его к производству. Парфененко не согласился с решением судьи Ирены Бролишс и обжаловал его в Минском городском суде. 19 января коллегия Минского городского суда под председательством Оксаны Будовской также отклонила требования журналиста и отказала ему в праве жаловаться на действия МИД.
Судебные инстанции неизменно продолжали занимать сторону государственных органов в спорах и с масс-медиа. 23 января Верховный суд направляющая в силе предупреждение газете "Народная Воля", вынесенное Министерством информации 18 ноября 2014 года. Предупреждение касалось авторского статьи «На цепь!» от 3 октября прошлого года. Материал был размещен в авторской колонке публицистки Светланы Калинкиной и посвящался будущей ратификации договора о создании Евразийского экономического союза (на момент публикации договор ждала ратификации белорусским парламентом). Министерство информации увидело в авторском мнении нарушение конституционных прав граждан и возможное нанесение ущерба интересам Республики Беларусь. В ходе судебного рассмотрения дела представители «Народной Воли» несколько раз обращали внимание на то, что распространения ложной информации в данной статье не было. В материале только высказывалось мнение одной из самых известных белорусских публицисток, направленное на привлечение внимания к подписанию договора о Евразийском экономическом союзе. После судебного решения Мининформации получило возможность в любое время обратиться в тот же Верховный суд с иском о закрытии издания, так как вынесенное предупреждение было уже вторым в течение года. Решение отклонить заявление "Народной воли" о признании предупреждения Мининформации недействительным приняла судья Верховного суда Беларуси Елена Кострома.
Продолжалась практика ограничения доступа к информации журналистов независимых СМИ. Незаконные ограничения невозможно было снять даже через суды. 21 января суд Ленинского района Могилева отказал журналисту информационного агентства БелаПАН Владимиру Лапцевичу в удовлетворении жалобы на действия председателя Могилевского областного совета депутатов Анатолия Исаченко и главного специалиста облсовета Евгения Нальгачева. В своей жалобе Владимир Лапцевич просил, чтобы суд признал незаконными их действия по недопущению его в качестве журналиста на открытое заседание Могилевского облсовета.
Государственные органы фактически отказались выяснять обстоятельства незаконного блокирования ряда сайтов конце декабря 2014 года (belapan.com, belapan.by, naviny.by, belaruspartisan.org, udf.by, 21.by, gazetaby.com, zautra.by, charter97.org .). На обращения ОО «БАЖ» в Генеральную прокуратуру РБ, а также в Управление МВД по раскрытию преступлений в сфере высоких технологий (управление "К") и Оперативно-аналитический центр при Президенте были получены формальные отписки. Генпрокуратура заверила, что "не инициировала вопросов, связанных с ограничением доступа к указанным в обращении ресурсов для всех интернет-пользователей" и "информацией о принятии государственными органами указанных решений не владеет". В ответе из Оперативно-аналитического центра при Президенте РБ за подписью первого заместителя начальника Центра Владимира Рабоволова сообщалось, что «ОАЦ мер по ограничению доступа к указанным в обращении интернет-ресурсам не принималось». Управление "К" проинформировало (заместитель начальника управления Н. Лысенко), что провело проверку, но "выяснить причины отсутствия доступа пользователей Белорусского сегмента сети Интернет до вышеуказанных информационных ресурсов на территории РБ не представилось возможным». Управление «К» отметило, что "в связи с тем, что в данных событиях отсутствует общественная опасность, а также состав административного правонарушения или уголовного преступления, проверка по Вашему обращению прекращена".

 

Ограничение свободы собраний

В январе продолжалась практика ограничения свободы собраний. Не было зафиксировано ни одного положительного решения властей относительно проведения мирных собраний, заявителями которых выступали представители политической оппозиции. Поданные заявки не были удовлетворены по формальным или надуманным причинам.
Так, 18 января заместитель председателя Объединенной гражданской партии и руководитель Брестской областной организации ОГП Владимир Вуек сообщил о запрете 18 пикетов, заявки на которые были поданы активистами и сторонниками партии. Главной целью этих акций было требование отставки главы государства, виновного, по мнению организаторов пикетов, в валютно-финансовом кризисе в Беларуси. В Гродно пикеты, заявленные с аналогичной целью председателем Гродненской областной организации ОГП Александрой Василевич и председателем Гродненской городской структуры партии Ежи Григенча, не были разрешены в связи с непредставлением договоров на обеспечение общественного порядка, медицинского обслуживания и уборку территории. В Островце 17 января пикет по подобной тематике был запрещен по причине того, что заявитель - председатель Островецкой городской организации ОГП Николай Уласевич местом для акции выбрал центральную площадь, которая предназначена исключительно для проведения государственных праздников.
При обжаловании отказов в проведении мирных собраний суды во всех случаях принимали сторону исполнительной власти и отказывали заявителям в удовлетворении жалоб.
27 января суд Барановичского района и г. Барановичи не удовлетворил жалобу правозащитника Сергея Говши на решение Барановичского городского исполкома, согласно которому был запрещен пикет, посвященный 66-й годовщине принятия Всеобщей декларации прав человека. Судом Солигорского района не была удовлетворена жалоба правозащитника Леонида Мархотко на запрет пикета ко Дню прав человека. 28 января суд Светлогорского района отказал инвалиду-колясочнику 1 группы Юрию Ляшенко, который планировал проведение пикета в защиту прав людей с ограниченными возможностями у здания райисполкома, в удовлетворении жалобы на решение местного исполкома о запрете.
В то время, как национальные суды поддерживали меры властей по ограничению свободы мирных собраний, на международном уровне подобные действия трактовались как нарушение прав граждан Беларуси со стороны государства. Комитет по правам человека ООН продолжал рекомендовать белорусскому правительству обеспечить эффективные средства правовой защиты жертвам нарушений, включая пересмотр внутреннего законодательства и меры по недопущению совершения аналогичных нарушений в будущем.
15 января Комитет по правам человека ООН опубликовал решение по обращению № 1987/2010, согласно которому Республика Беларусь признана нарушительницей право на выражение мнения путем проведения публичной акции активиста Анатолия Стамбровского. Дело касалось запрета одиночного пикета 3 апреля 2009 года в пешеходной зоне на пересечении двух улиц Витебска, чтобы привлечь внимание общественности к нарушениям законодательства органами власти. Комитет по правам человека несколько раз пытался добиться от властей Беларуси объяснений по существу жалобы, но власти отказались предоставить такие объяснения. Несмотря на возражения властей Беларуси, Комитет счел жалобу Стамбровского приемлемой и рассмотрел ее по существу. Результат рассмотрения: «Государство-участник не представило никаких замечаний по существу этого сообщения ... Национальные органы не объяснили, каким образом во время проведения одиночного пикета в пешеходной зоне автор может нарушить движение транспорта, порядок перемещения людей, общественную безопасность и порядок в указанном месте, и как ограничения прав автора сообщения, предусмотренных статьей 19 Пакта, обосновываются пунктом 3 статьи 19 Пакта. При этих обстоятельствах Комитет делает вывод о том, что права автора сообщения, предусмотренные пунктом 2 статьи 19 Пакта, были нарушены».

Последние новости

слухаць Радыё рацыя Міжнародная федэрацыя правоў чалавека Беларуская Інтэрнэт-Бібліятэка КАМУНІКАТ Грамадзкі вэб-архіў ВЫТОКІ Антидискриминационный центр АДЦ 'Мемориал' Prava-BY.info Беларускі Праўны Партал Межрегиональная правозащитная группа - Воронеж/Черноземье
Московская Хельсинкская группа
Молодежное Правозащитное Движение
amnesty international