Ситуация с правами человека в 2014 году: тенденции и оценки

2015 2015-01-28T10:36:15+0300 2015-01-28T10:36:15+0300 ru http://spring96.org/files/images/sources/viasnalogo.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

Ситуация с соблюдением прав человека в течение 2014 оставалась стабильно тяжелой с тенденциями к ухудшению в конце года. Нарушения прав носили системный и систематический характер: основные гражданские и политические права носили крайне ограниченный характер, никаких системных изменений в области соблюдения прав человека (на законодательном уровне и (или) на уровне практик) в стране не произошло.

Единственным позитивным фактом в течение года стало освобождение из колонии согласно Закону "Об амнистии" председателя Правозащитного центра «Вясна» и вице-президента FIDH Алеся Беляцкого. Однако досрочное освобождение этого политзаключенного не стало положительной тенденцией и не получила своего дальнейшего продолжения;

- на завершении года в местах лишения и ограничения свободы продолжали удерживаться шестеро политических заключенных: Николай Статкевич, Николай Дедок, Игорь Олиневич, Артем Прокопенко, Евгений Васькович и Юрий Рубцов;

- освобождение политзаключенных Николая Автуховича, Андрея Гайдукова, Владимира Еременко, Василия Парфенкова и Эдуарда Лобова произошло исключительно в связи с истечением сроков их заключения и не свидетельствует о политической воле руководства страны по решению проблемы политических заключенных;

- продолжалась практика уголовного преследования по политическим мотивам. В течение года были возбуждены три новых политически мотивированные уголовных дела: против политзаключенного Николая Дедка (ст. 411 Уголовного кодекса), журналиста газеты "Белорусы и рынок" Александра Алесина (ст. 356.1 Уголовного кодекса) и активиста из г. Гомеля Юрия Рубцова (ст. 391 Уголовного кодекса). Последний приговором суда Центрального р-на г. Минска был приговорен к 1 году и 6 месяцам ограничения свободы с направлением в исправительное учреждение открытого типа;

- продолжалась практика административного преследования участников мирных собраний. Всего в течение года к административной ответственности по ст. 23.34 Кодекса об административных правонарушениях (нарушение порядка организации и проведения массовых мероприятий) были привлечены 53 человека. Всего политически мотивированный административный арест в течение года, по данным Правозащитного центра "Весна", выносился в 104 случаях (арест применялся в отношении 88 человек, в отношении некоторых - два и более раз), было оштрафовано 57 человек;

- в течение года власти активно использовали практику произвольных задержаний общественных и политических активистов, особенно в преддверии значимых общественно-политических событий. Так, накануне проведения Чемпионата мира по хоккею в Минске произвольным задержаниям было подвергнуто 38 активистов. Также произвольные задержания в этот период времени были использованы и в отношении так называемых "асоциальных элементов" с целью создания позитивного образа Минска среди иностранных туристов;

- выборы в местные Советы депутатов, которые проходили в марте 2014 года, по оценкам компании «Правозащитники за свободные выборы", прошли с серьезными нарушениями принципов демократических и справедливых выборов, закрепленных стандартами ОБСЕ и белорусским законодательством. Атмосфера политического преследования и репрессий оппонентов власти, на фоне которой проходила избирательная кампания, ограничения во время формирования избирательных комиссий, агитационной кампании негативно повлияли на свободу выбора. Прозрачность подсчета голосов не давала оснований утверждать, что результаты выборов отражают волеизъявление белорусского народа.

- продолжалась практика оказания давления на правозащитников и правозащитные организации страны. Решение о высылке из страны руководителя Центра правовой трансформации "Lautrеnd", гражданки Российской Федерации Елены Тонкачевой является ярким примером политики властей в отношении правозащитников;

- продолжалась практика привлечения к административной ответственности и использования других форм давления на независимых журналистов, сотрудничающих с иностранными СМИ без аккредитации. Принятые изменения и дополнения в Закон «О средствах массовой информации" создали правовую базу для дальнейшего контроля над интернетом и стали серьезной угрозой введения тотальной цензуры медиа-сферы. Волна блокировок ряда независимых сайтов и интернет-изданий только подтвердила эти негативные последствия законодательных нововведений;

- в течение года были выполнены три смертных приговора, один из приговоренных к смертной казни до конца года находился в СИЗО МВД № 1 в ожидании исполнения приговора;

- в течение года в государственных СМИ и органах управления активно велась дискуссия о необходимости введения ответственности для неработающих лиц и о возможности принудительного привлечения этой категории граждан к работе, что в совокупности с уже существующими элементами принудительного труда в стране свидетельствует о продолжении практики нарушений социальных и экономических прав граждан;

- Беларусь продолжала политику игнорирования международных обязательств и механизмов в области защиты прав человека ООН.

 

I. Мировые вызовы правозащитной деятельности

Весь 2014 год прошел под знаком серьезных геополитических изменений, которые оказали влияние как на международный контекст в целом, так и на внутриполитическую ситуацию в Беларуси. Агрессия Российской Федерации против Украины, оккупация и аннексия Крыма стала серьезным вызовом для всего постсоветского пространства, Европы и всего мира. Впервые после распада СССР одна из стран-гарантов независимости и территориальной целостности Украины согласно Будапештского меморандума предприняла военную агрессию против этой страны. Аннексия части территории, неприкрытое вмешательство во внутренние дела Украины со стороны России способствовали разжиганию военного конфликта на юго-востоке страны, поставив под угрозу ее территориальную целостность, привели к гибели тысяч людей, дестабилизировали ситуацию во всем постсоветском регионе и вызвали международный кризис.

События в соседнем государстве сильно отразились на состоянии общества в Беларуси, большая часть которого находится под влиянием пропаганды российских СМИ. Социологами отмечалось падение проевропейских настроений в белорусском обществе и, соответственно, рост пророссийских, усиление спроса на идею "сильной власти" и авторитарного типа лидеров. Эти тенденции имели безусловно негативные последствия как для возможностей популяризации идей прав человека, так и правозащитной деятельности на всем постсоветском пространстве и в Беларуси, в частности.

Идеи ревизии принципов универсальности прав человека, закрепленных во Всеобщей декларации, все чаще зазвучали в риторике руководителей ряда постсоветских и других стран. Причем, как правило, в контексте антизападной риторики в целом. Права человека провозглашаются изобретением исключительно западной цивилизации, чужими и даже враждебными, разрушающими "традиционные ценности", представляющими угрозу для "особых и духовных цивилизаций". После кризиса в Украине антизападная риторика, прежде всего в российских СМИ, значительно возросла.

Беларусь не стала исключением из этого контекста. Естественно, что правозащитная деятельность в таком дискурсе звучит исключительно в негативном контексте, представляется как враждебная и антигосударственная, а правозащитники - как агенты чужого влияния или вообще агенты "мирового либерального заговора", "иностранные агенты или пятая колонна".

Показательным в этой связи является выступление министра иностранных дел Беларуси Владимира Макея на сессии Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке 30 сентября 2014 года. Он, в частности, отметил:

«Динамику современной мировой политики, безусловно, определяет множество факторов. В качество одного из определяющих мы выделили бы сопротивление большинства населения на планете навязыванию им чего-либо извне. Действительно, как и в прошлом, «сильные мира сего» продолжают считать, что именно их видение и модель развития являются универсальными. Они и не спрашивают у остальных, нравятся ли им, например, так называемая «Либеральная демократия» или вашингтонский консенсус. Остальных просто ставят перед выбором - принимайте «рецепты» или готовьтесь к последствиям - угрозам, санкциям, «цветной революции».

Честно говоря, мы - большинство - уже привыкли к тому, что нам навязывают чуждые политические и экономические модели. Мы четко понимаем, для чего это делается. Кто-то хочет, чтобы наши народы кормили не самих себя, а транснациональный корпоративный капитал. Если мы сопротивляемся, нас наказывают. Предлог всегда надуманный - «нарушение прав человека» в непокорных государствах.

Беларусь, Венесуэла, Иран и Куба, будучи предметом нападок извне, на протяжении многих лет ощущают подобное давление особо остро.

Не менее опасно, однако, и нечто другое. В последнее время такие попытки насаждения стали предприниматься уже и в отношении нашей идентичности. Нам все более настойчиво стараются навязать чуждые культурные предпочтения.

В частности, нас заставляют отказаться от ценности традиционной семьи и вместо них признать многообразие форм этого института. Иными словами, нас пытаются лишить нашей собственной «души». Это иной способ подчинить неугодных, сделав их «бездушными» рабами».

Данная риторика на самом деле является ничем иным, как попыткой оправдания фактов нарушения прав человека и отсутствия демократии неким "навязыванием" извне, а также попыткой ревизии принципов универсальности прав человека. Характерным также для такого рода риторики является применение дешевых пропагандистских клише о якобы существующей угрозе института и ценностям традиционной семьи. Очень часто такая риторика является оправданием дискриминационных практик и законов, которые противоречат основным международным актам в области защиты прав человека.

Вторым серьезным вызовом для правозащитников, появившимся в результате кризиса в Украине, стал постепенный переход мира к "языку холодной войны".

Как показывает наше прошлое, существование двухполярного мира сыграло отрицательную роль в контексте прав человека и их защиты, поскольку очень часто приводило к тому, что геополитические преимущества были куда более важными, чем вопросы соблюдения прав человека в той или иной стране мира. Так, США оказывали поддержку военной хунте в странах Центральной и Южной Америки, несмотря на массовые нарушения там прав человека, только по причине "защиты" этих стран от коммунистической угрозы. СССР, в свою очередь, безусловно закрывал глаза на факты нарушения прав человека в странах, которые стали "на путь строительства социализма". Оба мировые полюса использовали правозащитную риторику исключительно в своих политических целях - как средство политического давления и демонстрации преимуществ одного политического строя над другим.

В условиях сегодняшнего кризиса мы видим серьезную угрозу перехода части стран Запада именно к подобным подходам к правозащитной проблематике. Данная угроза заключается в том, что вопросы оценки фактов нарушения прав человека в той или иной стране будут производиться с учетом геополитических преимуществ этой страны и политики замалчивания и закрыванием глаз на очевидные факты грубых нарушений в странах, стоящих на удобных для западных стран политических позициях. При таких обстоятельствах будет наблюдаться отдаление от ценностного подхода к правам человека в пользу геополитической целесообразности.

Кроме того, существование страны в условиях холодной войны всегда дает возможность обоснования тех или иных нарушений и ограничений прав человека необходимостью защиты национальной безопасности и территориальной целостности.

 

II. Политически мотивированное преследование: основные тенденции года

 В течение года отмечалось снижение общего числа случаев уголовного преследования по политическим мотивам по сравнению с предыдущими годами. Однако проблема наличия политзаключенных в тюрьмах так и не получила своего полного решения.

Все освобождения политзаключенных в течение года были связаны исключительно с окончанием сроков их заключения. Единственным исключением стал неожиданный выход на свободу из бобруйской колонии председателя ПЦ «Вясна» и вице-президента FIDН Алеся Беляцкого, который был освобожден в первый день вступления в силу Закона "Об амнистии". Данное освобождение является сугубо политическим решением белорусских властей, поскольку действие амнистии не распространялось на Алеся Беляцкого в связи с установленным ему администрацией исправительного учреждения статусе злостного нарушителя режима и наложенными на него дисциплинарными взысканиями. Освобождение Алеся Беляцкого власти Беларуси использовали в целях интенсификации контактов с ЕС и США.

Однако освобождение правозащитника не стала положительной тенденцией по освобождению всех политзаключенных. В заключение года в тюрьмах и местах ограничения свободы продолжали находиться шестеро политзаключенных: Николай Статкевич, Николай Дедок, Игорь Олиневич, Артем Прокопенко, Евгений Васькович и Юрий Рубцов.

Белорусские власти продолжали политику непризнания наличия политзаключенных и не демонстрировали готовность к решению этой проблемы.

Сами политзаключенные неоднократно завяляли об оказании давления на них как непосредственно со стороны администраций исправительных учреждений, так и через других заключенных. Стоит отметить, что практически все политические заключенные в течение своего содержания в местах лишения свободы неоднократно привлекались к дисциплинарной ответственности, подвергались изоляции в СИЗО (штрафной изолятор) и ПКТ (помещение камерного типа). Николай Статкевич, Николай Дедок и Евгений Васькович продолжали отбывать срок в тюрьмах, куда они были переведены по решениям судов в связи с заменой режима отбывания наказания на более жестокое. До конца года Евгений Васькович отбыл максимальный трехлетний срок пребывания в тюрьме и в октябре был переведен в исправительную колонию г. Могилева. У Николая Статкевича тюремный срок закончился в середине января 2015 года.

В марте 2015 из Могилевской тюрьмы в связи с окончанием срока отбытия наказания на свободу должен был выйти Николай Дедок, но в ноябре стало известно о возбуждении в отношении него нового уголовного дела по ст. 411 Уголовного кодекса Республики Беларусь (злостное неповиновение требованиям администрации исправительного учреждения, исполняющего наказание в виде лишения свободы). Основанием для возбуждения уголовного дела стали прежние случаи привлечения М. Дедка к дисциплинарной ответственности администрацией исправительного учреждения. Надо отметить, что правозащитные организации выступают за отмену данной статьи Уголовного кодекса, аналогов которой нет в законодательстве соседних стран, в связи с возможностью селективного его применения администрациями исправительных учреждений к неугодным заключенным и возможностями широкого его трактования. Это второй случай использования данной статьи в отношении политузников. В 2012 году по этой статье к году лишения свободы был осужден Дмитрий Дашкевич. Суд над ним проходил на территории колонии практически в закрытом режиме.

Возбуждение нового уголовного дела в отношении Николая Дедка накануне освобождения продемонстрировало политическую мотивацию его преследования. Решение о продлении срока заключения политзаключенного, очевидно, принималось властями с учетом президентских выборов 2015 года.

Сильный резонанс получило задержание представителями КГБ журналиста и обозревателя еженедельника "Белорусы и рынок" Александра Олесина. Он был задержан в одном из кафе Минска 25 ноября на встрече и якобы передачи материалов, которые составляют государственную тайну представителю одного из посольств страны ЕС в Беларуси. А. Алесин был задержан по подозрению в совершении преступления по ст. 356 Уголовного кодекса (измена Родине) и помещен в СИЗО КГБ в г. Минске. При этом сам КГБ в течение срока пребывания А.Олесина в СИЗО никак не комментировал задержание и не предоставлял информацию о месте пребывания и процессуальном статусе журналиста. Александр Олесин специализируется на теме военного сотрудничества Беларуси, в том числе с Российской Федерацией. Все его материалы базируются исключительно на открытых источниках и размещаются для публичного доступа на страницах газеты «Белорусы и рынок», а также на сайтах независимого информационного агентства "БелаПАН". В результате резонанса и быстрой реакции журналистского и правозащитного сообщества как в Беларуси, так и за ее пределами, Александр Олесин был освобожден из-под стражи 10 декабря, а обвинение в отношении него было переквалифицировано со ст. 356 на ст. 356.1 (установление сотрудничества с органами иностранной разведки без признаков измены Родине). Данная статья предусматривает максимальную санкцию в виде 2 лет лишения свободы и поэтому, согласно нормам Уголовно-процессуального кодекса, не предусматривает меру пресечения в виде содержания под стражей. А. Олесин был освобожден под подписку о невыезде. Следствие по данному делу до конца года не было завершено, но, по мнению правозащитников, дело имеет сомнительную дальнейшую перспективу.

С 22 декабря гомельский активист Юрий Рубцов начал отбывать наказание в исправительном учреждении открытого типа №7 в деревне Куплин Пружанского района Брестской области. 6 октября он был приговорен судом Центрального района Минска по ст. 391 Уголовного кодекса (оскорбление судьи или народного заседателя) на 1 год и 6 месяцев ограничения свободы с направлением в учреждение открытого типа. Уголовное преследование Юрия Рубцова связан с его произвольным задержанием 28 апреля 2014 года во время санкционированного мирного собрания "Чернобыльский шлях" за майку с надписью "Лукашенко, уходи!» и осужден на 25 суток административного ареста судьей суда Советского района Минска Кириллом Полулехом. Согласно предъявленному Юрию Рубцову обвинению, в ходе судебного разбирательства он допустил оскорбительные высказывания в адрес судьи Кирилла Полулеха. В суд Юрий Рубцов был доставлен обнаженный по пояс, в виде, который оскорблял его человеческое достоинство, а судья при этом не принял никаких мер, направленных на защиту его прав, а также не отреагировал на его просьбы выдать ему очки для ознакомления с материалами дела. Действия судьи явно противоречили Кодексу Республики Беларусь «О судоустройстве и статусе судей", а также Кодекса чести судьи Республики Беларусь. В связи с грубым нарушением своих прав Юрий Рубцов выразил недовольство и протест, назвав подобные судебные процессы "судилищем", а судей, который выносят незаконные судебные решения, "подонками". Данные слова были интерпретированы как высказывания, направленные персонально в адрес судьи К. Полулеха, при этом замечания Юрия Рубцова к протоколу судебного заседания, направленные им в суд, были отклонены этим же судьей, как необоснованные. В основу вынесенного приговора были положены исключительно показания сотрудников милиции (в том числе тех, которые "свидетельствовали" на процессе 28 апреля), секретаря судебного заседания и самого судьи К. Полулеха. Ни во время предыдущего следствия, ни в ходе судебного разбирательства данного уголовного дела не был допрошен как свидетель адвокат Юрия Рубцова, участвовавший во время рассмотрения дела 28 апреля в качестве его защитника. Никаких процессуальных препятствий к допросу адвоката в качестве свидетеля согласно действующему Уголовно-процессуальным законодательством не было.

Случай с Юрием Рубцова ярко подчеркнул проблему произвольных задержаний. В течение 2014 власти активно использовали такой вид репрессий в отношении общественно-политических активистов. Особенно показательным стала компания произвольных задержаний накануне Чемпионата мира по хоккею. Всего, по данным Правозащитного центра "Весна", произвольным задержаниям и арестам было подвергнута 38 общественно-политических активистов. Характерно, что большинство из них задерживались милицией по месту жительства (дома или на улице) и обвинялись сразу по двум статьям КоАП -17.1 (мелкое хулиганство) и 23.4 (неповиновение законным требованиям сотрудника милиции). Это позволяло изолировать их на значительные сроки - до 25 суток.

Накануне Чемпионата мира произвольным задержаниям и арестам подверглись и другие категории граждан - так называемые «асоциальные элементы» (лица с алкогольной зависимостью, без определенного места жительства, проститутки). Минские власти еще до начала Чемпионата открыто заявляли в СМИ о намерениях проведения кампании по "очистке" улиц города. Общее количество лиц, изолированных в этот период в ЛТП (лечебно-трудовой профилакторий), ЦИП (центр изоляции правонарушителей) и другие места принудительного содержания, неизвестна, однако, по свидетельствам лиц, отбывавших административные аресты в этот период времени, ЦИП Минска был переполнен арестованными, и их приходилось вывозить в ИВС (изолятор временного содержания) г. Жодино.

Произвольные задержания приобрели систематический характер и используются в качестве репрессий и давления на граждан, которые выражают общественно-политическую активность. Показательным примером является ситуация с Павлом Виноградовым. Он был осужден за "массовые беспорядки" 19 декабря 2010 года на пл. Независимости в Минске и освобожден в августе 2011 года согласно процедуре помилования, до сих пор находится под превентивным надзором, установленным в отношении него судом. Павел Виноградов регулярно в течение года привлекался к административной ответственности накануне значимых общественных событий. Поводом для преследования всегда являлись однотипные протоколы о якобы "нецензурной брани" в общественных местах, неподчинении требованиям сотрудников милиции. Свидетелями на судах выступали исключительно сотрудники милиции, и исключительно их показания ложились в основу судебных постановлений. Всего Павел Виноградов провел в местах принудительного содержания около двух месяцев. В декабре он был вынужден уехать в г. Березино, где проживает его отец, в противном случае сотрудники милиции угрожали ему направлением в ЛТП.

Всего за 2014 год Правозащитным центром "Весна" были зафиксированы 253 факты административных задержаний (172 в 2013), 162 дела были рассмотрены судами (111 судебных процессов в 2013), в 104 случаях был вынесен административный арест (всего арестом было подвергнуто 88 человек, некоторые - два и более раз, в 2013 - 59 человек), 57 оштрафован (52 человека в 2013) За нарушение порядка организации и участия в массовых мероприятиях (ст. 23.34 КоАП РБ) были привлечены к ответственности 53 человека.

Увеличение общего числа административных задержаний и арестов в 2014 году в сравнении с 2013 годом можно объяснить двумя причинами, оказавшими влияние на общий уровень репрессий: выборы в местные Советы и проведение Чемпионата мира по хоккею в Минске.

Отдельно стоит отметить случаи привлечения граждан к ответственности за реализацию права на мирные собрания и выражение мнений. Действующий Закон "О массовых мероприятиях" делает фактически невозможным реализацию на практике свободы мирных собраний. Даже такие традиционные шествия оппозиционных сил, как "Чернобыльский шлях", "Дзяды", которые проходили с санкции Мингорисполкома, заканчивались задержаниями и привлечением к административной ответственности участников и организаторов. Так, организатор шествий в месте массовых захоронений жертв сталинских репрессий, заместитель председателя КХП-БНФ Юрий Беленький трижды был подвергнут штрафу по обвинению в нарушении порядка организации этих шествий. При этом акции прошли в полном соответствии с разрешением Мингорисполкома и не сопровождались нарушениями общественного порядка. В вину Юрию Беленькому вменялось то, что он не согласовал с милицией меры по обеспечению общественного порядка во время проведения массовых мероприятий. Вместе с тем, обеспечение общественного порядка во время проведения мирных собраний и самих демонстрантов является исключительной прерогативой органов милиции. Еще абсурднее выглядели случаи привлечения к административной ответственности участников фотосессий. Так, в Витебске после размещения фотографий в интернете 7 участников были обвинены в проведении несанкционированного пикета и наказаны штрафами и арестом.

 

III. Правозащитная деятельность: тенденции и вызовы

Для правозащитного сообщества в 2014 году важным событием стал выход на свободу по амнистии председателя Правозащитного центра "Весна" и вице-президента FIDH Алеся Беляцкого. Освобождение стало результатом давления на власти Беларуси со стороны ЕС, США, международных организаций, а также небывалой волны солидарности со стороны правозащитного сообщества всего мира. В поддержку Алеся Беляцкого высказывались такие всемирно известные деятели, как Аун Сан Су Чжи и Вацлав Гавел, заключенный правозащитник несколько раз выдвигался на Нобелевскую премию мира и входил в шот-лист, а также за три года в заключении Алесь стал лауреатом нескольких престижных международных премий. Все эти обстоятельства в совокупности, безусловно, повлияли на решение белорусских властей об освобождении Алеся Беляцкого на полтора года раньше до истечения срока его заключения.

В октябре Комитет по правам человека ООН принял решение по делу Алеся Беляцкого, согласно которому было установлено нарушение Республикой Беларусь его прав, предусмотренных ст. 9 (право на свободу и личную неприкосновенность), ст. 14 (право на справедливое судебное разбирательство) и ст. 22 (свобода ассоциаций) Международного пакта о гражданских и политических правах. В решении Комитета отмечается, что после того, как в 2003 году Правозащитный центр "Весна" был лишен государственной регистрации, его учредители трижды (в 2007, 2009 гг.) обращались в Министерство юстиции Республики Беларусь с заявлениями о регистрации, но государство трижды отказала им в этом, лишив таким образом возможности открывать счета для привлечения финансирования деятельности объединения. По мнению Комитета, нарушением свободы ассоциаций являются отказы в государственной регистрации Правозащитного центра "Весна", принятые только на основании того, что в представленных документах имелись незначительные несоответствия требованиям Министерства юстиции, которые могли бы быть исправлены при предоставлении регистрирующим органом такой возможности учредителем. Отказы в регистрации привели к запрету деятельности организации на территории Беларуси и создали препятствия в реализации ее членами своих прав. Приговор Алесю Беляцкому и лишение свободы за действия, связанные с получением и расходованием средств на финансирование организации, которую он возглавлял, стал прямым следствием нарушения свободы ассоциаций. При рассмотрении дела белорусские суды отвергли доказательства того, что средства предназначались и использовались именно на указанные цели, и не рассматривали дело с точки зрения гарантий права на свободу ассоциаций. В этих условиях привлечение Алеся Беляцкого к уголовной ответственности Комитет расценил как нарушение этого права.

Данное решение стало важным не только для членов Правозащитного центра «Весна» и самого Алеся Беляцкого, но и других стран мира, где власти продолжают практику продления к уголовной ответственности правозащитников, в том числе в связи с получением финансирования на цели деятельности организаций.

В отношении Правозащитного центра "Весна" власти Беларуси в течение года от тактики прямых или косвенных репрессий, характерных для 2010-12 гг., перешли к полному игнорирования организации. Все мероприятия, которые организовывались в Беларуси международными организациями (ООН, Совет Европы и др.) с участием МИД и неправительственных организаций, происходили без участия представителей Правозащитного центра "Весна". Не стали исключением и консультации, которые проводились в рамках подготовки к процедуре Универсального периодического обзора, на которые были приглашены представителей ряда зарегистрированных организаций (БАЖ, БХК, Центр правовой трансформации и др.). При этом Правозащитный центр «Весна» принимал активное участие в подготовке альтернативного доклада в Совет по правам человека ООН в рамках процедуры УПО, активно работает с другими механизмами ООН.

Были зафиксированы точечные индивидуальные репрессии в отношении правозащитников. Так, 30 октября отделом по гражданству и миграции Первомайского РУВД г. Минска было принято решение об аннулировании вида на жительство руководителя Центра правовой трансформации «Lawtrend" Елены Тонкачевой, а 5 ноября - о ее высылке из Беларуси сроком на три года. Поводом для принятия такого решения стали пять случаев привлечения А. Тонкачевой к административной ответственности за нарушения правил дорожного движения (видеофиксация превышения разрешенной скорости движения автомобиля, зарегистрированного на имя правозащитника). При этом Елена Тонкачева проживает в Беларуси в течение почти 30 лет, имеет в Беларуси недвижимость, дочь - гражданка Республики Беларусь. Правозащитное сообщество Беларуси расценила эти действия властей как политически мотивированные и связанные с активной правозащитной деятельностью Тонкачевой.

В целом, возможности для деятельности правозащитных организаций в стране не изменились и оставались сильно ограниченными. Как и прежде, получение государственной регистрации правозащитным организациям было фактически невозможным, а деятельность незарегистрированных оставалась криминализированной. Сохранялась проблема, касающаяся получения внутреннего и зарубежного финансирования на деятельность организаций: с 2011 года нарушение порядка получения иностранной безвозмездной помощи было криминализирующимся.

 

IV. Свобода слова

Самым существенным событием в области свободы слова стали изменения и дополнения с Закон «О средствах массовой информации", которые были приняты Палатой представителей в авральном порядке 17 декабря без публичного обсуждения с общественостью и журналистским сообществом. Как сказала министр информации Лилия Ананич, представляя изменения в закон, "в час «ч» все должны работать на государство, не против его".

Согласно принятым изменениям, действие закона о СМИ распространено на все интернет-издания, за исключением требований об обязательной государственной регистрации. Министерство информации получило возможность блокировки интернет-сайтов во внесудебном порядке. По мнению представителей независимого журналистского сообщества и правозащитников, новые положения закона создают возможность тотальной цензуры интернет-пространства.

Еще с начала действия законодательных нововведений (с 1 января 2015 года), начиная с 19 декабря, целый ряд независимых интернет-изданий был заблокирован для доступа пользователей в Беларуси. Среди таких сайтов оказались belapan.com, belаpаn.by, naviny.by, belaruspartisan.org, charter97.org, udf.by, gazeta.by, zautra.by. При этом государственные органы отрицали свою причастность к блокировке.

Еще один из путей борьбы с распространением нежелательной информации озвучил министр внутренних дел Игорь Шуневич ходе совещания, посвященного усилению борьбы с распространением наркотиков. Он отметил, что считает необходимым полностью запретить доступ ко всем сайтам, которые находятся в списке ограниченного доступа. При этом в списке ограниченного доступа кроме сайтов, занимающихся продажей наркотических средств и распространяют порнографию, находятся ряд независимых сайтов, в том числе charter97.org, belaruspartisan.org, spring96.org и др. Сайт Правозащитного центра "Весна" spring96.org был внесен в список ограниченного доступа по решению Генеральной прокуратуры в августе 2011 г. в связи "с пропагандой деятельности, запрещенной законодательством", что, по мнению Генпрокуратуры, выражается в размещении информации о деятельности Правозащитного центра "Вясна ", который не прошел обязательной государственной регистрации. Правозащитники пытались обжаловать данное решение Генеральной прокуратуры в судебном порядке, но суд Центрального р-на г. Минска прекратил производство по делу, аргументировав его неподведомственностью суду.

Одной из четких негативных тенденций года стало масштабное преследование независимых журналистов, сотрудничающих с иностранными СМИ без аккредитации. При этом власти неоднократно отказывали в аккредитации средствам массовой информации, за сотрудничество с которыми вынесено наиболее взысканий: «Белорусскому Радио Рация» и сателлитному телеканалу «Белсат». Наиболее широко использовались следующие формы давления и преследования журналистов: официальные прокурорские предупреждения о недопустимости нарушения законодательства о СМИ и административная ответственности за "незаконное изготовление и распространение продукции СМИ".

Наступление на свободу слова и независимые СМИ, в том числе на интернет-сайты, по мнению журналистского и правозащитного сообщества, связанные с президентскими выборами, которые должны состояться в 2015 году.

 

V. Проблема смертной казни

В течение 2014 года в Беларуси были приведены в исполнение три смертных приговора в отношении осужденных Григория Юзепчука, Александра Грунова и Павла Селюна. Еще один приговоренный к смертной казни - Эдуард Лыков до конца года находился в камере смертников СИЗО МВД № 1 г. Минска в ожидании результатов рассмотрения его прошения о помиловании на имя президента Республики Бепарусь.

Большую обеспокоенность вызывает тот факт, что смертные приговоры в отношении Павла Селюна и Александра Грунова были приведены в исполнение после регистрации индивидуальных обращений осужденных в КПЧ ООН и начала процедуры № 92, о чем письменно было проинформировано правительство Беларуси. За последние годы всего насчитывается 6 случаев приведения приговоров в исполнение вопреки процедурам КПЧ ООН (В. Ковалев, А. Жук, В. Юзепчук, А. Бурдыка, А. Гришковец, П. Селюн, А. Грунов). Данная практика свидетельствует о грубом игнорировании Республикой Беларусь взятых на себя международных обязательств в области прав человека. 1 декабря КПЧ ООН выразил серьезную озабоченность тем, что Республика Беларусь привела в исполнение смертный приговор в отношении лица, жалоба которого находилась на рассмотрении Комитета (исполнение смертного приговора А. Грунова): "Позиция Комитета по правам человека относительно недовольства просьбы Комитета о принятии временных мер защиты во избежание непоправимого вреда остается неизменной", заявил сэр Найджел Родли, председатель Комитета. Он подчеркнул, что Беларусь не первый раз приводит в исполнение смертный приговор в отношении заявителей, чьи зарегистрированные дела находятся на стадии рассмотрения. "Это представляет собой серьезное нарушение Беларусью своих международно-правовых обязательств", - отметил сэр Найджел.

Стоит добавить, что в двух случаях по индивидуальным обращениям казненных на момент рассмотрения обращений КПЧ ООН было установлено нарушение Республикой Беларусь ст. 6 МПГПП - право на жизнь.

Неизменной критике со стороны белорусских правозащитников подвергалась и сама процедура приведения в исполнение смертных приговоров. В частности, невыдача тела казненного и неуказание место его захоронения близким. Такие процедуры неоднократно признавались КПЧ ООН жестоким и бесчеловеческим обращением относительно родных казненных.

Неоднократно родственники казненных инициировали изменение данных положений Уголовно-исполнительного кодекса Республики Беларусь, но все эти попытки были безрезультатными. Очень своеобразно властями Беларуси были интерпретированы просьбы родственников казненных о выдаче их личных вещей. В течение 2014 было зафиксировано два случая, когда родным казненных - Павла Селюна и Александра Грунова - администрацией СИЗО №1 были присланы тюремные робы с надписью ИМН (исключительная мера наказания). Именно в таких робах находятся приговоренные к смертной казни в СИЗО в ожидании приведения приговора в исполнение. Такого рода действия доставляют дополнительные страдания родственникам расстрелянных и также являются жестоким и бесчеловечным обращением.

 

Последние новости

слухаць Радыё рацыя Міжнародная федэрацыя правоў чалавека Беларуская Інтэрнэт-Бібліятэка КАМУНІКАТ Грамадзкі вэб-архіў ВЫТОКІ Антидискриминационный центр АДЦ 'Мемориал' Prava-BY.info Беларускі Праўны Партал Межрегиональная правозащитная группа - Воронеж/Черноземье
Московская Хельсинкская группа
Молодежное Правозащитное Движение
amnesty international