Стефанович: Рапорты на Статкевича могут привести к новому уголовному делу

2015 2015-01-21T14:15:32+0300 2015-01-21T14:15:32+0300 ru http://spring96.org/files/images/sources/stefanovich_27.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»
Заместитель руководителя ПЦ «Вясна» Валентин Стефанович

Заместитель руководителя ПЦ «Вясна» Валентин Стефанович

Обвинения в мелких нарушениях могут привести к дополнительному сроку для политзаключенного.  

19 января стало известно, что на экс-кандидата в президенты Николая Статкевича было составлено в тюрьме два рапорта. За трактовкой такой меры со стороны администрации школкой колонии charter97.org обратился к правозащитнику из ПЦ «Вясна» Валентину Стефановичу.

— Насколько законно составление рапортов за нарушение правил внутреннего распорядка тюрьмы?

— Если речь идет действительно о внутреннем распорядке в тюрьме, то конечно, все законно. Другое дело, что эти правила к кому-то применяются, а к кому-то нет. Если поставлена задача удержать человека подольше в тюрьме, к нему могут начать придираться: не такие штаны, не так стал, почему в шапке, почему без шапки. Например, вышел на построение в тапках или днем спал на полу. Но такие действия, как изоляция заключенного в результате взыскания, не приносит никакой пользы с точки зрения того, что вся система направлена на исправление человека, а это исправлению никак не способствует. В результате, за мелкие проступки можно человека лишить и свиданий, и передач, и всего, что хочешь.

— Чем это грозит политзаключенному?

— Мы будет смотреть, как дело будет развиваться дальше. Рапорты — это прежде всего риск дисциплинарного взыскания.

— В чем эти дисциплинарные взыскания могут выражаться?

— Выражаться они могут в чем угодно: от выговора, лишения свиданий или права на получение передач до заведения уголовного дела по статье 411 «Нарушение внутреннего распорядка тюрьмы», при котором заключенному грозит около года.

— 411 статья — это та самая, по которой в итоге можно сидеть вечно?

— Да. Мы как раз выступаем за ее отмену, а все потому что она является наследием советского режима, и в соседних странах — в Украине, в России — ее нет. Статья предусматривает ответственность за ряд дисциплинарных взысканий. Например, на заключенного накладывали на протяжении какого-то времени взыскания одно за другим, потом это все суммируется, заводится уголовное дело за систематическое несоблюдение режима. За нее предусмотрено до года лишения свободы. Самое плохое в том, что эта статья может применяться сколько угодно раз без ограничений — два, четыре, десять. То есть, если ты попал в тюрьму на три года, то ты можешь просидеть там семь лет. И так и было. К нам приходили за помощью заключенные — не политические, а из других кругов — там один человек был осужден на три года, а просидел то ли 5, то ли 6 лет. В свое время эту статью вводили для борьбы с уголовными авторитетами. Если заключенный по каким-то причинам властям неугоден и его нужно по каким-то причинам попридержать в тюрьме, то это очень хороший способ.

— Эта статья уже применялась к «политическим»?

— Да, 411 статья уже дважды применялась к политическим заключенным: сначала по отношению к Дмитрию Дашкевичу, а сейчас — к Николаю Дедку. По его делу материалы уже переданы в прокуратуру для подготовки передачи дела в суд. Скорее всего, в феврале может произойти судебный процесс. И я боюсь, что он будет такой же, как по отношению к Дашкевичу, в закрытом режиме, туда никто не сможет попасть.

— Получается, и Статкевич сейчас в «группе риска»?

— Да, теоретически сейчас под угрозой и Статкевич, но не больше, чем любой другой заключенный белорусской тюрьмы. Посмотрим, если у властей есть задача не выпускать его из тюрьмы любыми путями, тогда они могут применить эту статью и к нему. А если политическая конъюнктура сложится по-другому и нужно будет его освободить — значит, его освободят.

— Как вы считаете, не хотят ли власти таким образом «накинуть» ему лишний год срока?

— Пока что сложно это так трактовать, потому что мы не знаем, чем это закончится. Рапорта составили, а последствий за этими рапортами может не быть. Я одно только знаю, касательно Статкевича: все, что будет по отношению к нему производиться — это решается не в администрации учреждения, а в других местах. Поэтому как там скажут, так и будет. Скажут взыскания накладывать — значит, взыскания будут. Есть определенные условия, при которых эти рапорта ничем не заканчиваются. Смотря какие ставит власть задачи. А самой администрации «давить» Статкевича совершенно не нужно.

Последние новости

слухаць Радыё рацыя Міжнародная федэрацыя правоў чалавека Беларуская Інтэрнэт-Бібліятэка КАМУНІКАТ Грамадзкі вэб-архіў ВЫТОКІ Антидискриминационный центр АДЦ 'Мемориал' Prava-BY.info Беларускі Праўны Партал Межрегиональная правозащитная группа - Воронеж/Черноземье
Московская Хельсинкская группа
Молодежное Правозащитное Движение
amnesty international