Следственный абсурд: с трупа “босого” задержанного были сняты полуботинки

2014 2014-12-18T16:50:15+0300 2015-02-10T16:06:38+0300 ru http://spring96.org/files/images/sources/aryshtant-00.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

Постановление по результатам очередной проверки в связи с гибелью в Светлогорском ИВС Александра Акулича демонстрирует недопустимую небрежность следователя Вячеслава Петоченко.

Старший следователь Светлогорского районного отдела Следственного комитета Вячеслав Петоченко 3 декабря сего года вынес очередное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела по факту смерти административно задержанного Александра Акулича в ИВС Светлогорского РОВД. Проверка проводилась в связи с тем, что суд Светлогорского района удовлетворил жалобу матери погибшего на предыдущее постановление следователя об отказе в возбуждении уголовного дела против сотрудников Светлогорского РОВД.

Несмотря на то, что судьей Ириной Алисейко была дана принципиальная оценка допущенных недостатков при проведении проверки, следователь Петоченко должных выводов не сделал и вновь к исследованию обстоятельств дела подошел поверхностно. В ходе повторных опросов сотрудников милиции Стешенкова и Бочко следователем были получены как ранее известные, так и новые сведения, которые не были им надлежаще и всесторонне оценены.

Первая нелепость, которая режет глаз при ознакомлении с постановлением Вячеслава Петоченко, на взгляд правозащитников, заслуживает особого внимания. Это касается вопроса о том, каким образом на стопах погибшего образовались следы побоев. (Как известно, это один из наиболее распространенных методов бесчеловечного обращения и пыток – заключенных бьют дубинкой по стопам, в результате чего они не могут ходить.) Очевидно, следователю показались весьма убедительными рассуждения сотрудников ИВС на этот счет. В постановлении неоднократно указывается на то, что эти повреждения образовались в связи стем, что Александр Акулич ударялся босыми ногами о различные поверхности. Однако  сотрудники милиции и вслед за ними следователь Петоченко напрасно увлеклись этой версией: материалы дела ее опровергают. Имеется заключение эксперта (от 26 мая 2012 года), в котором указано, что  наружное исследование трупа Александра Акулича началось с того, что с него были сняты среди прочих вещей и “полуботинки из черного кожезаменителя на босую ногу”.

Правозащитники «Весны», которые оказывают правовую помощь матери погибшего Валентине Акулич, не нашли в постановлении Вячеслава Петоченко и ответов на другие вопросы относительно действий  милиционеров Стешенкова и Бочко, которые должны были быть выяснены при проведении проверки следователем.

Почему, вопреки требованиям п. 76 «Правил внутреннего распорядка специальных учреждений органов внутренних дел, исполняющих административное взыскание в виде ареста», ни Стешенков ни Бочко не вызвали скорую медицинскую помощь, когда Акулич еще находился в камере и не препятствовал им исполнять их обязанности (при этом Стешенков не отрицает, что признаки заболевания задержанного были явными и соответствовали известному им алкогольному психозу)?

В связи с чем эти милиционеры приняли решение вывести Александра Акулича в следственный кабинет, очевидно предназначенный для проведения следственных действий, но никак не для оказания медицинской помощи?

В чем заключалось агрессивное поведение Акулича? По мнению правозащитников, без пояснений утверждение об агрессивном поведении выглядит как фразеологический штамп, который без достаточного повода могут употреблять и сотрудники милиции и сам следователь для искусственного создания видимости обоснованности применения жестокого обращения с задержанным.

Как пристегивание к металлической решетке – твердой неровной поверхности – наручниками может предотвратить нанесение вреда себе человеком, не отдающим себе отчет в действиях, ведь последующие события с очевидностью показали, что такое решение было глубоко ошибочным? И каким инструкциям соответствует такой способ иммобилизации больного человека, а также – соответствует ли инструкциям применение для этого наручников, предназначенных для конвоирования?

Следуя закону об органах внутренних дел, правозащитники настаивают, что «во всех случаях, когда избежать применения физической силы, специальных средств, оружия, боевой и специальной техники невозможно, сотрудник органов внутренних дел обязан стремиться причинить наименьший вред жизни, здоровью, чести, достоинству и имуществу граждан, а также принять меры по немедленному оказанию пострадавшим медицинской и иной необходимой помощи».  

Действия сотрудников Светлогорского РОВД Стешенкова и Бочко правозащитники расценивают безусловно как акт запрещенного жестокого, бесчеловечного обращения.

Валентина Акулич с помощью «Весны» направила прокурору Светлогорского района жалобу на постановление следователя Вячеслава Петоченко об отказе в возбуждении уголовного дела. В этой жалобе ставятся все перечисленные выше вопросы, а также указывается, что «следователь по-прежнему не учел, что некоторые проверочные действия, в частности устранение противоречий в показаниях свидетелей, невозможно провести в рамках проверки, но возможно в рамках возбужденного уголовного дела через очную ставку. Также прокурору доводится о необходимости проведения следственных экспериментов, в частности, позволяющих установить, могут ли телесные повреждения быть причинены в контакте с деталями интерьера ИВС.

Последние новости

слухаць Радыё рацыя Міжнародная федэрацыя правоў чалавека Беларуская Інтэрнэт-Бібліятэка КАМУНІКАТ Грамадзкі вэб-архіў ВЫТОКІ Антидискриминационный центр АДЦ 'Мемориал' Prava-BY.info Беларускі Праўны Партал Межрегиональная правозащитная группа - Воронеж/Черноземье
Московская Хельсинкская группа
Молодежное Правозащитное Движение
amnesty international