Павел Виноградов: "Люди, не бойтесь!"

2014 2014-11-10T18:06:42+0300 2014-11-10T18:42:54+0300 ru http://spring96.org/files/images/sources/vinahradau-mag34.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»
Павел Виноградов. Фото: Каролина Полякова / 34mag.net

Павел Виноградов. Фото: Каролина Полякова / 34mag.net

Один из часто преследуемых оппозиционеров считает, что после событий 2010 года проявление солидарности с активистами гражданского общества в Беларуси стало скорее исключением, чем правилом. Кампании последних месяцев – во время его ареста и против высылки из страны правозащитника Елены Тонкачевой  – он называет приятной неожиданностью.   

О значении солидарности, а также об угрозах правоохранителей и возможностях времяпрепровождения на Окрестина активист молодежной организации "Zмена", бывший политзаключенный, рассказал в интервью сайту ПЦ "Весна".  

- Павел, по статистике "Весны" Вы пока являетесь абсолютным рекордсменом по суммарному сроку произвольных превентивных арестов в текущем году -  65 суток. Что скажете на этот счет?

- Естественно, это рекорд такой гаденький. И эти аресты мне создают довольно серьезные проблемы. Но – куда деваться? Я знаю, в какой стране живу, знаю, что у нас бывает за ту деятельность, которой я занимаюсь. Наша милиция старается мне всеми возможными способами подгадить, вот и гадит.   

- Вам конкретно известно, чего от вас таким образом добиваются?

- Естественно. Об этом мне говорилось несколько раз и говорилось по-разному. Сначала были угрозы, которые мне передавал Комитет государственной безопасности через третьих лиц. Мне говорили: либо ты прекращаешь заниматься уличными акциями как минимум, а то и политической деятельностью вообще, либо мы тебе подбросим наркотики, либо мы тебя посадим очень надолго. А сейчас вот от милиции угрозы: давай-ка, мол, уезжай из Минска в Березино, перебирайся к отцу, чтобы ты тут вообще не светился. Естественно, если я перееду в Березино, оттуда будет практически невозможно заниматься какой-либо деятельностью, потому что все в основном сконцентрировано в Минске. Но пока я никуда не уезжаю, хотя в принципе такой вариант не исключаю.

- Текущая ситуация не предвещает какой-то оттепели, либерализации. Есть силы противостоять далее?

- Насчет оттепели, либерализации я считаю, что все может измениться буквально в один момент. Вдруг Европа предложит Лукашенко невероятные бонусы и он решит развернуться лицом к Евросоюзу… Либо  Россия начнет давить на Лукашенко, чтобы он сдал независимость Беларуси, и он развернется к Европе. Тогда, естественно, наступит оттепель. Не то чтобы я очень жду этого, но пока держусь и сдаваться не собираюсь. Пока все идет своим чередом.

- У Вас уже пошел следующий год, добавленный, превентивного надзора. В связи с этим появились ли у правоохранителей какие-то новые требования, возможно, ужесточения в отношении Вас?

- Никаких особенных изменений, кроме того, что поменяли день, когда я должен приходить отмечаться – теперь это пятница, и ограничили определенным временным промежутком - теперь мне дается всего лишь час, с 09.00 до 10.00, и мое опоздание уже будет расцениваться как нарушение. Одно нарушение у меня уже имеется. Еще два – и зона.

А еще инспектор давал мне подписать бумагу о том, что я обязуюсь стать на учет в центр занятости. Я сказал, что не хочу туда идти, на что он ответил, что обязан мне это предложить. Подписывая эту бумагу, я указал, что идти в центр занятости не собираюсь. И у меня хотели взять объяснения, по какой причине я не собираюсь этого делать, но от объяснений я отказался. Я приблизительно представляю, для чего все это делается: с меня хотят взять какие-то объяснения по этому поводу, чтобы потом, вероятно, использовать их в суде "за тунеядство". В любом случае, я постараюсь устроиться на работу. И вообще стараюсь давать как можно меньше поводов для придирок: не бросаю бычки мимо урны, перехожу дорогу на зеленый свет и по переходу, то есть даже в мелочах соблюдаю законодательство РБ.  

- Тем не менее, Ваши аресты за "мелкое хулиганство", довольно продолжительные, не прекращаются. Как коротаете окрестинские будни?

- Поскольку я действительно довольно часто и подолгу сижу в Центре изоляции правонарушителей, мне пришлось найти в этом некоторые плюсы. Чтобы не терять времени зря, там можно заняться чем-нибудь полезным. Во-первых, ЦИП – это подходящее место, где можно отоспаться. Людям, у которых хроническое недосыпание, которые очень устают, искренне советую - там можно спать хоть круглые сутки. Во-вторых, это подходящее место, чтобы прочитать книги, на которые никогда не хватало времени. Людям с такой проблемой также советую – там для этого есть и время и условия. От нечего делать там можно заниматься спортом. Правда, не всегда позволяют условия, в камере бывает сильно накурено, но иногда удается. Единственное, что возможность принять душ там предоставляется не часто, но я научился уже обходиться пятью литровыми бутылками воды. Также можно гулять по камере, размышляя о том, чем займешься на воле. Я, например, хожу и придумываю новые акции, появляются какие-то идеи. Человек пишущий вполне может там писать статьи. Я в ЦИПе написал лекцию о том, что нужно делать при административном задержании, расписав разные этапы - момент задержания, нахождение в РУВД, суд, ЦИП. Я попытался сформулировать рекомендации – что где делать, какие могут быть неприятности, как где себя вести. И самое главное – как можно избежать задержания. По мне, конечно, не скажешь, но на самом деле не таким “распиаренным” активистам при применении определенных хитростей можно уйти. Пока я эту лекцию никому не читал, но собираюсь в скором времени ее опробовать.   

- Во время вашего последнего ареста проводилась кампания солидарности. В стенах ЦИПа это каким-то образом ощущалось?

- Для меня там это было не очень ощутимо. Но, естественно, мне было приятно, когда начали приходить открытки от разных людей из разных городов. Мне их отдали в предпоследний день и отдали не все, как я уже потом узнал. Тем не менее, было очень приятно. Также пришло несколько газет – помню, “Народная Воля” и “Свободные новости” - в которых были статьи обо мне и о том, что поднялась волна солидарности. Их и сокамерники почитали. Но, в общем-то, время покажет, какой эффект от этого будет и будет ли.

Хочу сказать, что в принципе солидарность сейчас – скорее исключение, чем правило. Кампания в мою поддержку и то, что сейчас происходит с Еленой Тонкачевой, - приятное исключение. Не знаю, с чем это связано – с запуганностью людей или же с индифферентным отношением к политике в принципе, но проявлений солидарности все меньше и меньше. Насколько я помню, до 2010 года с этим было лучше, потом все пошло на спад.

- Как белорусскому обществу, гражданскому обществу в частности, избавиться от той вялости, о которой вы сейчас говорите?

- Если бы я был Иоанном Павлом ІІ, который в Польше сказал: «Не бойтесь!»... Откровенно говоря, я не знаю, кем должен быть человек, которого послушают белорусы... Если бы я был таким человеком, я бы повторил эти слова: «Люди, не бойтесь!»  

- Это Ваш главный принцип?

- Один из главных – это точно. 

Последние новости

слухаць Радыё рацыя Міжнародная федэрацыя правоў чалавека Беларуская Інтэрнэт-Бібліятэка КАМУНІКАТ Грамадзкі вэб-архіў ВЫТОКІ Антидискриминационный центр АДЦ 'Мемориал' Prava-BY.info Беларускі Праўны Партал Межрегиональная правозащитная группа - Воронеж/Черноземье
Московская Хельсинкская группа
Молодежное Правозащитное Движение
amnesty international