Против надзирателя жодинской тюрьмы возбудили дело за доведение до самоубийства

2014 2014-09-10T11:54:58+0300 2014-09-10T11:54:58+0300 ru http://spring96.org/files/images/sources/zhodzina-turma-8.jpg

За последние пять лет в Беларуси суды лишь дважды рассматривали уголовные дела по статье "Доведение до самоубийства" - слишком сложно в них доказывается вина, говорят обычно следователи. Через несколько недель Минский областной суд, возможно, будет рассматривать третье такое дело. После того как в жодинской тюрьме № 8 надзиратель, согласно обвинению, избил заключенного, а тот впоследствии повесился, СК в отношении него возбудил сразу два дела: не только за превышение служебных полномочий, но и за доведение до самоубийства.

О том, что почти год назад – 7 ноября 2013 года – в карцере жодинской тюрьмы № 8 на рукаве собственной робы повесился 25-летний Артем, прежде не сообщалось. Информации и сейчас немного, однако кое-что удалось узнать.

В конце октября прошлого года Артем на одной из станций метро Минска избил человека. Возбудили дело по статье "Хулиганство". 1 ноября 2013-го молодой человек отправился в тюрьму № 8 (СИЗО Жодино).

Через два дня – 3 ноября – Артема отправили в карцер за нарушение внутреннего распорядка тюрьмы. Как позже рассказывали его сокамерники, Артем буянил, часто говорил о своей якобы особой миссии на земле, о том, что специально хотел попасть в тюрьму, чтобы сломать "режим" и т. д. Известно, что на спине у Артема была татуировка с двуглавым орлом. Сокамерники, ссылаясь на его слова, поясняли: это знак того, что Артем якобы мог видеть "и сзади, и спереди". Рассказывали, что Артем якобы по родинкам определил, что принадлежит к царскому роду. По некоторой информации, ранее он употреблял спайсы и злоупотреблял алкоголем.

Ключи от карцера были только у надзирателя Александра Поташова, именно он был начальником корпуса.

4 ноября произошел первый конфликт между заключенным и надзирателем. Тогда надзиратель впервые применил силу к зеку. Внутренняя проверка установила, что сила была применена правомерно, поскольку заключенный сам лез к надзирателю драться. Следующий конфликт случился через три дня. Согласно показаниям семи человек из соседних с карцером камер, 7 ноября надзиратель бил заключенного, свидетели слышали голоса и звуки ударов, которые надзиратель наносил Артему, слышали, как тот просил: "Не бей меня". Один из заключенных даже якобы расслышал фразу, сказанную после конфликта надзирателем: "Вытри воду. А если не вытрешь, можешь вешаться".

Через несколько часов Артема действительно обнаружили повешенным.

Официальной информации от следствия пока немного.

"Управлением Следственного комитета по Минской области расследуется уголовное дело в отношении сотрудника органов внутренних дел одного из учреждений Минского региона. Действия его квалифицированы в настоящий момент времени по статье 145 УК "Доведение до самоубийства" и 426 "Превышение служебных полномочий". В отношении него выбрана мера пресечения в виде заключения под стражу. Пока какие-либо выводы делать преждевременно. В настоящее время следствие во всем разбирается. Об итоговом процессуальном решении мы сообщим", - сказала TUT.BY официальный представитель Следственного комитета Юлия Гончарова.

Жена надзирателя: "Зеку надо было в психушку, а не в тюрьму"

TUT.BY удалось связаться с женой обвиняемого надзирателя - Ольгой.

"7 ноября 2013 года Саша заступил на смену. Три недели назад его задержали, до этого он 4 месяца был дома, после того как его отстранили от работы", - пояснила TUT.BY Ольга и со слов мужа описала, что произошло в тот день в карцере: "Муж рассказывал, что в камере у него (у заключенного Артема. - TUT.BY) было грязно. Он сделал замечание и сказал, что после обхода через час его порядок проверят. Пришли проверять, а он взял и повесился на рукаве робы".

По словам Ольги, значимым фактом посчитали то, что на теле заключенного нашли два синяка. "Эксперты дали заключения, что синяки были сделаны тогда, когда была смена Саши. На основании этого его задержали".

Других подробностей, утверждает жена надзирателя, она не знает. "Он говорил, что не применял силу, что такого не было. А как оно было на самом деле, я не знаю. Он никогда работу домой не приносил".

Последние слова мужа, которого, по словам Ольги, арестовали "как рецидивиста какого-то": "Меня посадят". Обвиняемому грозит до 10 лет лишения свободы.

Задержали 34-летнего Александра Поташова во время одного из допросов и поместили в СИЗО КГБ. "Мне не дают свидания, до конца следствия и не дадут, сказали. Я только передачки передаю. У нас двое детей, зачем его сажали? Пусть бы, пока идет следствие, он дома сидел. Неужели он убежал бы куда-нибудь?" - говорит его жена.

Ольга также обращает внимание на то, что заключенный, из-за которого муж сейчас под следствием, был болен шизофренией. "Показания есть и друзей, и родителей в материалах дела, что он был неадекватным. Откуда мы знаем, что произошло с ним, что ему в голову стукнуло, что он повесился? У него не было официального заключения врача на тот момент (на момент попадания в тюрьму. - TUT.BY). Ему надо было в психушку, а не в тюрьму".

В ходе расследования была проведена посмертная психолого-психиатрическая экспертиза погибшего заключенного, которая установила, что тот страдал параноидальной шизофренией. То есть диагноз Артему поставили только после его смерти.

Экспертиза также должна была ответить на вопрос, состояли ли в причинно-следственной связи действия надзирателя с поступком заключенного: могло ли избиение поспособствовать суициду. Но она показала, что эти два события никак не связаны, а шизофрения развивалась у заключенного еще задолго до попадания в тюрьму.

При этом специалисты уголовного права отмечают: чтобы доказать "доведение до самоубийства", мало установить, что человека били. Надо доказать, что человека специально били для того, чтобы тот повесился.

Тем не менее дело по этой статье все же возбудили.

Ольга не верит, что муж мог специально кого-то доводить, и готова обращаться даже к президенту.

"Он работает в тюрьме 15 лет. Если бы он был злодей или психолог, доводящий до самоубийства, то я думаю, что за 15 лет это всплыло бы. Он неплохой работник, через 5 лет он бы уже мог получать эмвэдэшную пенсию. На нас кредит сейчас висит. Всегда он приносил домой эти 6 миллионов, болел за эту работу, на соревнованиях первые места занимал. А сейчас - как будто страшный человек. Работа у них такая, - негодует Ольга и зачитывает служебную характеристику мужа: - За это время (за время службы. - TUT.BY) зарекомендовал себя с положительной стороны. Постоянно изучает и совершенствует свои знания в области функциональных обязанностей и документов, регламентирующих деятельность уголовно-исполнительной системы. В повседневной деятельности строго соблюдает законность, в общении со спецконтингентом проявляет требовательность, принципиальность. На замечания командиров и начальников реагирует правильно. <…> Приказы исполняет точно и в срок, имеет высокий уровень трудоспособности. Быстро осваивается в сложной обстановке, в опасных и сложных ситуациях с заключенными, в конфликтах сохраняет самообладание и выдержку". Ольга также считает, что верить показаниям зеков нельзя, потому как они все изначально плохо относятся к сотрудникам тюрьмы, и отомстить надзирателю могло быть в их интересах.

Адвокат обвиняемого – Анна Докутько – пока отказывается от подробных комментариев. Говорит, что дело это слишком сложное, тайну следствия раскрывать она не может.

"Пока идет следствие, давайте не будем трогать это дело", - сказала защитник надзирателя, лишь коротко высказавшись по сути проблемы: "Обстановка в любом режимном учреждении представляет собой психотравматическую ситуацию – как для тех, кто в силу служебных обязанностей там находится, так и для тех, кто попал туда из-за неуважения к закону. В любом случае сотрудники таких учреждений имеют гарантированное законом право на применение силы к лицам, которые нарушают правила внутреннего распорядка и своими действиями создают реальную угрозу жизни и здоровью сотрудника", - сказала TUT.BY адвокат.

Тюрьма № 8 - одна из самых жестких

И статистика следствия, и статистика судов свидетельствует о том, что дела по статье 145 УК "Доведение до самоубийства" в Беларуси возбуждаются и рассматриваются судами крайне редко.

"За 30 лет практики это первое такое дело", - поделилась с TUT.BY адвокат обвиняемого А. Докутько.

"За 10 лет ни разу такого дела не возбуждалось, по крайней мере, у нас в районе", - рассказал TUT.BYодин из столичных следователей.

В пресс-службе Верховного суда TUT.BY сообщили, что за последние пять лет дело по этой статье возбуждалось только дважды. "Крайне мало, как видите", - пояснили там.

Что стало решающим для следствия при возбуждении дела именно по этой статье, в чем следователи увидели умысел надзирателя – пока неизвестно. Зато известно другое: по отзывам тех, кто побывал в тюрьме № 8 Жодино, учреждение это – одно из самых жестких: главным образом, по режиму содержания и по отношению к находящимся там. Несмотря на то, что из 1500 "сидельцев" большая часть – подследственные, считается, что их режим почти не отличается от режима тех, кто отбывает пожизненное наказание. Возможно, более подробная информация появится уже через несколько недель, когда дело будет передано в суд.

Последние новости

слухаць Радыё рацыя Міжнародная федэрацыя правоў чалавека Беларуская Інтэрнэт-Бібліятэка КАМУНІКАТ Грамадзкі вэб-архіў ВЫТОКІ Антидискриминационный центр АДЦ 'Мемориал' Prava-BY.info Беларускі Праўны Партал Межрегиональная правозащитная группа - Воронеж/Черноземье
Московская Хельсинкская группа
Молодежное Правозащитное Движение
amnesty international