Что для Европы - права человека, то для Беларуси - экстремизм?

2014 2014-09-09T11:22:00+0300 2014-09-10T11:33:16+0300 ru http://spring96.org/files/images/sources/mzs_rb-budynak.jpg
Фото: e-gorod.by

Фото: e-gorod.by

В Беларуси решили поговорить о разжигании ненависти, расизме, антисемитизме и нетерпимости в СМИ и интернете на официальном уровне. МИД Беларуси провел семинар, куда пригласил докладчиков с весьма полярными мнениями – от главы общественного Совета по нравственности Николая Чергинца до часто критикующих власти представителей медиа, правозащитников и экспертов ООН. Так в центре Минска собрались представители фактически разных планет.

В Беларуси пока нет института по защите прав человека - института омбудсмена, который есть во многих европейских странах, - зато скоро будет работать комиссия по борьбе с экстремизмом. Дискуссия участников оказалась весьма эмоциональной и, несмотря на наличие переводчиков, на разных языках. И причиной тому стало, в первую очередь,   совершенно разное восприятие самого интернета и свободы обмена информацией. Например, для многих из нас интернет стал местом "встреч" с друзьями, для журналистов и многих других - рабочим пространством. При этом белорусский писатель Николай Чергинец несколько раз назвал "киберпространство" "оружием массового поражения", потому что там пишут слишком много гадостей про людей, страну и его самого. По мнению писателя, сегодня надо серьезно думать о том, как государству законодательно ограничить этот поток гадостей. 

Основатель TUT.BY Юрий Зиссер согласился с тем, что ненависти в Сети много. В пример он привел форумы TUT.BY и рассказал, как часто там подвергаются нападкам и евреи, и представители других национальностей, и власти, оппозиция и даже самые обычные люди, которые стали героями статей. В то же время Зиссер категорически не согласен с тем, что государству нужно как-то на это влиять. По его словам, необходимо, чтобы на форуме была модерация и все комментарии, которые нарушают законодательство, вовремя удалялись. Кроме того, недовольные комментариями пользователи обязательно должны обращаться в правоохранительные органы. Правда, констатировал Зиссер, там реагируют на подобные заявления неохотно.

В свою очередь, спецдокладчик по правам нацменьшинств Совета ООН Рита Ижак, прилетевшая на семинар в Минск прямо из Нью-Йорка, слушая подобные высказывания, только округляла глаза. 

Ирина Величко, заместитель начальника управления глобальной политики и гуманитарного сотрудничества главного управления многосторонней дипломатии МИД Беларуси, пояснила корреспонденту TUT.BY, что семинар проводился в преддверии предстоящего прохождения Беларусью в 2015 году Универсального периодического обзора в Совете ООН по правам человека.

Но итог съезда получился интересным: главу Совета по нравственности совершенно не поняли белорусские правозащитники и представители медиа, представителей наших медиа не сильно понял докладчик Совета ООН и бельгийский специалист Центра по борьбе с расизмом. При этом правозащитники явно не сошлись во мнении с нашим МИД, а белорусский кандидат философских наук – с ведущим ОНТ. 

 

TUT.BY публикует самые яркие высказывания спикеров с эмоционального мероприятия

Николай Чергинец, писатель: "Интернет, призывая к насилию или вызывая у людей низменные побуждения и даже недоверие между целыми государствами, пытается столкнуть страны, подтолкнуть их правительства даже к ведению боевых действий. <…> Через интернет можно осуществить вброс самой невероятной информации, которая потом, будучи подхваченной остальными СМИ, может превратиться в непреложную реальность, в которую поверит общество. <…> Интернет - оружие массового поражения. <…> Я становился объектом нападения каких-то неучей - особенно одного блогера, - которые решили меня поливать грязью. Поэтому я думаю, государство меня защитит в данной ситуации". 
Пока в Беларуси нет института уполномоченного по правам человека, работают другие полезные структуры, подчеркнул Чергинец. "Мы – общественность - уполномочили сами себя. У нас в республике есть образование, которого нет ни в одной стране мира, - Совет по нравственности. Там и сенаторы, и депутаты Национального собрания и другие представители. <…> Когда у нас был владыка из Москвы, он обратился к нам с просьбой: "А не могли бы вы помочь нам в России создать такой совет?"
 

Ирина Величко, МИД Беларуси: "Надо защищать интересы как одной группы лиц, так и другой. И подходить к этому беспристрастно. Каждый имеет право на свою точку зрения. <…> Cвобода - несмотря на то, что она фундаментальна, - не является безграничной. Свобода отдельных лиц не должна никогда отнимать свободу у других лиц, ущемлять интересы и права других граждан. Она всегда сопряжена с национальным законодательством. <…> Пример Франции. Когда нужно было навязать [обществу] тематику ЛГБТ-сообщества, их защищали, но когда вышло [на улицы] сообщество с традиционной сексуальной ориентацией, на них начались гонения”.

Вадим Гигин, ведущий ОНТ,
 обратил внимание, что сегодня очень сложно дать правильное и четкое определение экстремизму: "Борьба за права женщин в ряде стран трактуется как ксенофобия и экстремизм. Борьба против хиджабов, паранджи и женского обрезания... Все представители европейского сообщества, ООН скажут, что это - абсолютно прогрессивный шаг, что это направлено на борьбу с религиозным экстремизмом. Но представители целого ряда государств считают, что такая борьба провоцирует антиисламизм, нарушает традиционные нормы ислама и ущемляет других девушек, которые хотят эти традиции соблюдать, по религиозному фактору. Где здесь экстремизм? Кто здесь не прав? <…> Или скандал с Pussy Riot. Западная пресса расценила это как акт против авторитарного режима Путина. А ряд российских СМИ - как оскорбление религиозных чувств верующих. Обе стороны правы. Но кто более экстремистски настроен? Как трактовать экстремизм?" В то же время экстремистами, по мнению Гигина, часто бывают и сами журналисты. "Появилась гонзо-журналистика, которая, считается, должна развлекать, быть веселой, она должна провоцировать скандалы. Фейковость – одна из черт такой журналистики. Например, в 2006 году, когда бельгийский телеканал выпустил фейковую программу про распад Бельгии, отречение короля, внизу шла маленькая строчка, что все это неправда. Но это спровоцировало скандалы, люди стали выходить на улицы. <…> Они просто посмеялись, ничего плохого не сделали. Но это можно в какой-то степени оценивать как экстремистский шаг".
 

Юрий Зиссер, основатель портала TUT.BY: "Когда выходит статья про евреев, то половина комментариев - антисемитские. Бывает, использование белорусского языка на форумах рассматривается как символ принадлежности к определенным политическим структурам. Пользователи делятся на прозападных и провосточных. В последний год-два мы стали сталкиваться с ростом провокационности, распространением ложных вбросов с целью вызвать резонанс. Достаточно посмотреть, что в соцсетях пишут про Украину. Якобы новости, но они часто оказываются чистым фейком. Венцом информационных войн стали тролли: когда разные фирмы нанимают комментаторов, которые продвигают в интернете заданную работодателем точку зрения, пишут не от чистого сердца, а за зарплату. Тролли пишут и на TUT.BY, и атакуют западные сайты".
Почему так происходит? Виноваты ли в этом владельцы сайтов? Может ли государство вмешиваться в эти процессы? "В СССР была однонаправленная модель СМИ: есть один источник – "Известия", "Правда" и пару центральных телеканалов. Один излучатель и много потребителей. В 21-м веке нет понятия СМИ, оно по инерции осталось в нашем законодательстве. Появилось понятие "средство массовой коммуникации" - это когда много источников и много потребителей. <… > Не так давно в Евросоюзе отменено лицензирование телевидения, потому что ввиду интернета это стало совершенно бессмысленным занятием. Телеканалы перестали потреблять частоты, потому что нечего потреблять, нет ограниченного ресурса. Сегодня каждый гражданин может создать свое медиа. Информация в интернете распространяется практически мгновенно, поэтому невозможно поставить цензора и предупредить это распространение".

По словам Юрия Зиссера, комментарии на форумах TUT.BY, которые нарушают законодательство, удаляются модераторами. А вот с комментариями троллей не так все просто. Они с виду могут выглядеть, просто как мнения людей, поэтому их удаление можно расценить и как нарушение свободы слова. Если таких "мнений" много, то их не удаляют, а стараются спрятать "под клик" - то есть не выкладывают непосредственно под статьями, поясняет Зиссер. 

"Обвинять владельцев сайтов в этом [в гадких комментариях] – то же самое, что обвинять владельцев заборов за то, что на них написано. Надеюсь, что и наше государство когда-нибудь это поймет, отменит лицензирование и уравняет в правах традиционные СМИ и интернет-медиа. <…> Создание комиссии по экстремизму можно было бы приветствовать. Если бы не одно "но": вполне возможно, что она, помимо своих основных функций, будет выполнять функцию дубины. Когда нужно будет расправиться с каким-нибудь неугодным медиа, государство воспользуется решением этой комиссии. Если уже в Гродно фотоальбом был признан экстремистским, то что уж говорить. Как фотографии могут быть экстремизмом?
 

Рита Ижак, спецдокладчик Совета ООН по правам человека по вопросам меньшинств: "Мне было очень интересно послушать про удаления 

сообщений [в Байнете]. Удалять сообщения - это как принять таблетку, не зная, от чего эта таблетка. Почему люди публикуют экстремистские вещи? Почему экстремистские элементы процветают и являются видимыми? Когда я была в Украине, в Донецке я беседовала с пророссийскими гражданами. У них не было чувства принадлежности к Украине, они как будто даже не интегрированы с Украиной, в это общество <…> Почему у них это ощущение? Правительство их игнорировало. У них было ощущение невключенности. Такая же ситуация сейчас - с шиитами и суннитами. Надо задуматься о том, почему люди испытывают такого рода ощущения. Если вы являетесь подлинным гражданином своей страны, вы можете сами моделировать общественные дискуссии на эту тему". 
 

Наталья Кутузова, Центр изучения современной религиозности: "Иногда возникают ситуации, когда нужно решить вопрос в правовом поле. <… > Была совершенно возмутительная ситуация в мае 2013 года, когда были нападки в стиле расистских высказываний в адрес администратора форумов TUT.BY и лично Юрия Зиссера. Человек, который высказывался с расистских позиций, создал около 10 аккаунтов. Звучал такой антисемитизм, что просто удивительно даже, что в нашей стране было такое вообще возможно. Эта ситуация вызвала бурю обсуждений. Но дело не было возбуждено. <…> А помните, как у нас в Беларуси "Православная книга" продавала откровенно антисемитскую литературу? Сколько обращался Союз еврейских организаций, сколько обращались иудейские объединения республики в госорганы? Никакой не было реакции, пока не наступила политическая воля и все это не закончилось судебными процессами. Волна антисемитизма тогда была сбита. <… > Институт уполномоченного по правам человека помог бы [лоббировать принятие решений такого рода]". 

Алексей Козлюк, правозащитник Центра правовой трансформации: "Интернет [в понимании некоторых докладчиков] упоминается как некое существо, от которого исходит угроза. Это преувеличение и метафора, которая мешает понять саму природу интернета. Интернет, прежде всего, - инструмент, которым пользуются люди, и то, как они им пользуются, определяет природу угроз. Есть доктрина свободного интернета, которая базируется на свободном обмене мнениями и свободе информации. Говоря о том, что нам необходимо ограничивать отдельные высказывания, что нам необходим некий моральный закон, некие нравственные установки, мы говорим о том, что эти ограничения должны быть законными. <…> Например, одна формулировка указа президента № 60 "информация, призывающая к противоправным деяниям", которая устанавливает основания для фильтрации интернет-контента, разрушает всю конструкцию законных ограничений. Фильтруется сегодня, например, сайт наших коллег, старейшего правозащитного объединения "Весна". У них нет регистрации в Беларуси, поэтому позиция прокуратуры такая: сам факт отсутствия регистрации делает всю информацию, которая находится на сайте, противоправной, хотя это не отражает реальной картины. Это политическая цензура. Соблазны фильтровать интернет рано или поздно приводят к тому, что государство поддается этому соблазну и фильтрует не только действительно противоправную информацию, но также информацию, которая каким-то образом не согласуется с текущей политической позицией руководства страны".
 
Елена Тонкачева, правозащитник, Центр правовой трансформации: "Нужен государственный институт, с которого мы можем спрашивать за качество и системность действий [в области защиты прав человека]. С Совета по нравственности мне, например, спросить нечего. Когда захотели, тогда собрались. На что захотели, на то среагировали…"

 

Ирина Величко, МИД: "Спасибо за напоминание, что у нас нет института по правам человека. Но такой институт не решит всех проблем. Мы видим - в Европе масса проблем <…>".

Последние новости

слухаць Радыё рацыя Міжнародная федэрацыя правоў чалавека Беларуская Інтэрнэт-Бібліятэка КАМУНІКАТ Грамадзкі вэб-архіў ВЫТОКІ Антидискриминационный центр АДЦ 'Мемориал' Prava-BY.info Беларускі Праўны Партал Межрегиональная правозащитная группа - Воронеж/Черноземье
Московская Хельсинкская группа
Молодежное Правозащитное Движение
amnesty international