Берлинские студенты: Молодые белорусы должны бороться за свои права и не терять надежды (фото)

2014 2014-08-19T11:13:00+0300 2014-08-19T11:14:45+0300 ru http://spring96.org/files/images/sources/students_from_berlin-vilnius-1.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»
Студенты Свободного университета Берлина Елена Гетцель, Сатик Агекян и Елена Пулич в Белорусском Доме прав человека в Вильнюсе

Студенты Свободного университета Берлина Елена Гетцель, Сатик Агекян и Елена Пулич в Белорусском Доме прав человека в Вильнюсе

Студенты Свободного университета Берлина, одного из крупнейших немецких вузов, приезжали в Вильнюс, чтобы познакомиться с участниками Летней школы по правам человека, а также со студентами из ЕГУ. Елена Пулич, Сатик Агекян и Елена Гетцель в рамках учебы в Институте восточноевропейских исследований выбрали для себя Беларусь - по их признанию, редкое направление. А повлияло на этот выбор очень впечатлившее их обстоятельство: до сегодняшнего дня белорусское государство наказывает людей смертью, пренебрегая правом на жизнь. Во время их встреч с белорусской молодежью тема смертной казни находилась в центре обсуждения проблем с правами человека в Беларуси.

В интервью сайту ПЦ «Весна» девушки рассказали о сути своего исследования и поделились впечатлениями от знакомства с молодыми белорусами.

- Расскажите, пожалуйста, каким образом Беларусь очутилась в центре вашего внимания.

Елена Гетцель: В рамках нашей учебы в Институте восточноевропейских исследований Свободного университета в Берлине у нас есть проект-курс, главная тема которого – гражданское неповиновение. И мы выбрали Беларусь, чтобы проанализировать, какие проявления неповиновения возможны в этой стране. Потому что всем понятно, и у нас в СМИ об этом часто говорят, что Беларусь – это последняя диктатура Европы, но шире этой информации нет, о стране мы ничего не знаем. Потому нам было интересно глубже вникнуть в белорусскую тематику.      

Сатик Агекян: Я уже шесть лет в Германии, и я всегда была заинтересована помогать людям, если я могу чем-то помочь, что-то сделать для них. И это моя основная цель. И этот проект о правах человека в Беларуси и смертной казни вызвал у меня интерес.  

- Что вам было известно о ситуации в Беларуси до общения с белорусской молодежью?

Елена Пулич: До того, как мы начали этим заниматься, я просто знала про режим Лукашенко, что он ограничивает права человека… Три года назад в нашем университете были развешены листовки AmnestyInternational, в которых я прочла, что в Беларуси еще применяется смертная казнь, и это для меня было вообще очень странно, очень удивило, что смертная казнь существует еще на территории Европы.   

Елена Гетцель: До приезда на эту Школу у меня уже были знакомые студенты из Беларуси. И, столкнувшись с ними, я впервые услышала, что в вашей стране есть такие абсурдные вещи, как, например, то, что на улицах нельзя хлопать в ладоши, что на улицах ну очень чисто и нет бомжей – “идеальный” порядок, который как-то настораживает. И также рассказывали, что если студенты занимаются политикой, то к ним приезжают из КГБ и проводят какие-то опросы… А также, как уже сказала Лена, про лукашенсковский режим, что в 2010-м году были большие проблемы…

- Каждая из вас назвала проблему смертной казни в Беларуси. Каково отношение к этой проблеме среди немецкой молодежи?

Елена Гетцель: В общем в Германии к смертной казни относятся отрицательно. По крайней мере, в нашей среде студенты, которые получают высшее образование, они против смертной казни, и всем ясно, почему нужно быть против: потому что могут быть юридические ошибки и потому что смертная казнь никому не поможет. Конечно, есть люди, которые высказываются за смертную казнь, но всем понятно, что люди сгоряча так говорят, что это эмоциональная реакция.    

- Благодаря чему, на ваш взгляд, такое отношение к смертной казни сформировано?

Елена Гетцель: Я думаю, у нас очень открыто об этом говорят в школах, в университетах, в СМИ. Никто не боится говорить на эту тему.    

Сатик Агекян: Я думаю, такое отношение начинается с общей политической ситуации. В Германии демократия, и там люди, когда на улице видят полицейских, они не боятся, они знают, что защищены, а не так, как, например, в Беларуси...   

Елена Гетцель: Иесть доступк информации. Если кому-то тема смертной казни интересна и люди хотят получить дополнительную информацию, они могут очень просто найти ее. Самое главное – эта информация есть и доступна для всех. И я думаю, что если человек образованный и проинформированный, то это уже очень большой плюс.

- Перед своей поездкой вы, должно быть, ознакомились с информацией о смертной казни в Беларуси. Были ли какие-то неожиданные для вас моменты по сравнению с другими странами, например?

Елена Гетцель: Все мы знаем, что в Европе смертной казни нет, кроме Беларуси, а в США она есть. Но в Беларуси она жестче, потому что приговоренные к смертной казни люди не знают, когда их будут казнить. И родственникам также не сообщат, когда казнили, где их сын или брат похоронен... Это очень страшно.     

Сатик Агекян: Это ужасно по отношению к родителям…  

Елена Пулич: И еще такой момент: государство может использовать смертную казнь для расправы с оппозиционерами, чтобы держать общество в страхе.

Молодые исследователи познакомились с экспертом в вопросах смертной казни Тамарой Чикуновой, которая в этом году принимала участие в работе Школы по правам человека

- Проблема смертной казни будет одной из центральных в исследовании, над которым вы сейчас работаете. В чем его основное назначение?

Елена Гетцель: Мы хотим написать статью и опубликовать ее на онлайн-портале, потому что, с одной стороны, у нас очень часто говорят о смертной казни в Беларуси, но, с другой стороны, очень мало информации о самой стране. И это интересно. Потому что в Институте восточноевропейских исследований мы занимаемся этими вопросами и нам понятно, что это и где это – Беларусь. Но есть люди, которые даже не знают, где эта страна находится, и тем более понятия не имею, что в этой стране происходит. Мы хотим результатами своей работы, своей статьей проинформировать людей, показать, что мы нового узнали о Беларуси.     

Елена Пулич: Рассказать о том, что белорусская молодежь думает о проблеме смертной казни, о правах человека в целом, показать, что есть альтернативные мнения на этот счет…

Сатик Агекян: И, наконец, понять, есть ли надежда на то, что ситуация в Беларуси изменится к лучшему. Мы вот пообщались с белорусской молодежью, и мне кажется, что такая надежда есть.

- Да, у вас была возможность несколько дней пообщаться с белорусскими студентами. Какие впечатления сложились?

Елена Гетцель: Понятно, что участники этой Школы по правам человека более активны, им правозащитная тематика интересна и они здесь, потому что хотят еще больше узнать о правах человека. Но также мы высылали анкеты другим студентам, которые учатся в ЕГУ в Вильнюсе, и в этих анкетах нам очень часто писали, что права человека – не самое главное, смертная казнь – это не самая главная проблема в Беларуси, есть другие сложности в стране, “это меня не касается”, “это не моя личная проблема”. То есть, эти студенты оказались более пассивными, показали, что для них проблемы с правами человека не важны. Я думаю, что у нас в Германии такого бы не было, нам определенно ясно – что такое права человека и почему государство должно их соблюдать, почему не должно быть смертной казни в стране.

- Почему, по-вашему, в Беларуси ситуация такая, какой вы ее сейчас описываете?

Елена Гетцель: Во-первых, потому что в Беларуси СМИ контролируются. И я думаю, это самая главная проблема.

Сатик Агекян: Да, в Беларуси люди практически ничего не знают о правах человека из-за отсутствия информации. Я могу сравнивать ситуацию с другими странами бывшего Советского Союза. Например, в Армении такая же ситуация - люди мало понимают, что происходит в политике, у них нет информации, необходимой, чтобы бороться за свои интересы. И я думаю, что эта Школа по правам человека очень важная для белорусской молодежи. Общаясь с участниками в течение нескольких дней, я вижу, что люди начинают сравнивать, анализировать происходящее в своей стране – то, что они знали и понимали до этого, и с учетом тех знаний, которые получили во время занятий.  

Елена Гетцель: Говоря о том, почему белорусская молодежь пассивнее немецкой, я бы добавила, что ваши власти прилагают для этого определенные усилия. Ведь если человек растет в среде, где мало свободной информации, то он постепенно привыкает и воспринимает такую ситуацию как нормальную, успокаивается – как бы, я большего не знаю, но мне это и не нужно.         

Елена Пулич: Говоря о ребятах, с которыми мы познакомились на Школе, отмечу, что мне было приятно наблюдать, как им интересно узнавать больше, и услышать разные мотивации… Для меня было круто узнать, что есть в Беларуси молодые люди, которые интересуются правами человека, которые понимают, какие права человека нарушаются и что это неправильно. Поэтому для меня общение с ними было интересным.

С координатором “Правозащитников простив смертной казни в Беларуси” Андреем Полудой, Тамарой Чикуновой и Ириной Смеян-Семенюк

- Что бы вы посоветовали белорусским студентам с тем, чтобы укрепить надежду на лучшее будущее их страны?

Сатик Агекян: Надо бороться за демократию, как это в Германии. Очень хороший пример: если у нас в университете что-то не так, встают все студенты и заявляют, что они хотят изменить. И пусть их требования не выполняются в текущем году, но в следующем году это происходит, они достигают того, чего они хотят. Я думаю, в Беларуси это тоже возможно, если молодежь не будет безразличной к своим правам, будет их отстаивать. Это будет сложно. Очень сложно. Но они должны бороться за то, чего хотят.

Елена Пулич: И при этом не терять надежду. Мне кажется, это очень сложно, потому что, как люди из Беларуси говорили, там у нас страх, мы боимся режима… Но им не стоит забывать, что в стране есть такие организации, как “Весна”, которые работают, чтобы что-то изменить. И поэтому никогда не стоит отказываться от своих идей, своих идеалов – нужно верить.             

Елена Гетцель: Мне кажется, очень яркий пример – это события в Киеве.Ведь белорусы и украинцы – это славяне из постсоветских стран, у них есть общая история… Но почему такая большая разница в менталитете? Почему украинцы ничего не боятся и вышли на Майдан защищать свои права?  И почему белорусы такие спокойные, тихие и все держат в себе? Может быть, нужно взять пример у соседей, которые активнее себя ведут…    

С Андреем Полудой, Тамарой Чикуновой и Ириной Смеян-Семенюк
С Тамарой Чикуновой
С Тамарой Чикуновой
Сатик Агекян и Елена Гетцель
Елена Пулич
Елена Пулич, Сатик Агекян, Елена Гетцель и Тамара Чикунова

Последние новости

слухаць Радыё рацыя Міжнародная федэрацыя правоў чалавека Беларуская Інтэрнэт-Бібліятэка КАМУНІКАТ Грамадзкі вэб-архіў ВЫТОКІ Антидискриминационный центр АДЦ 'Мемориал' Prava-BY.info Беларускі Праўны Партал Межрегиональная правозащитная группа - Воронеж/Черноземье
Московская Хельсинкская группа
Молодежное Правозащитное Движение
amnesty international