Павел Сапелко о превратностях пенитенциарной статистики

2014 2014-08-12T11:34:22+0300 2014-08-13T09:55:21+0300 ru http://spring96.org/files/images/sources/sapelko.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»
Павел Cапелко

Павел Cапелко

На прошлой неделе были озвучены диаметрально противоположные заявления относительно количества заключенных в Беларуси. Их подсчитали президент Лукашенко и интернет-газета «Солидарность». Правозащитники с определенной долей скептицизма отнеслись к результатам обоих подсчетов.

Эксперт по вопросам пенитенциарной системы Павел Сапелко в данном случае отмечает, что при проведении подобных подсчетов для получения объективной картины очень важно четко понимать – что с чем необходимо и уместно сравнивать.

Далее юрист приводит свое обоснование.        

 

"Отношение к пенитенциарной статистике и к данным, характеризующим преступность в отдельно взятом государстве, может быть разным. Безусловно, сокращение количества осужденных к лишению свободы – это хорошая тенденция, позволяющая говорить о гуманизации сферы в целом. Если снижение количества заключенных не сопровождается ростом показателей преступности – это вдвойне хорошо и свидетельствует о правильности выбранного направления.

На совещании по проекту закона, предусматривающему изменения в уголовном и уголовно-процессуальном законодательстве 7 июля 2014 года прозвучали оптимистические утверждения - количество заключенных снизилось вдвое. Что ж, неплохо. Правда, как всегда, последние актуальные данные о количестве заключенных остались тайной. Ну или просто их забыли огласить…

Да, Беларусь знала куда более сложные времена: с 1992 года, когда в стране было 33 641 заключенных, этот показатель рос и в 1995 году составил 54 869 человек, в 1998 году – 63 157, в 2001 году -  55 156 находилось за решеткой. Упав к 2004 году до 42 806, количество лишенных свободы вплоть до 2010 года сохранялось на уровне 40-46 тысяч человек[i]. На конец 2012 года в Беларуси было 28 841 заключенных[ii]. В это число не вошли те, кто отбывал наказание в виде ограничения свободы, был изолирован в ЛТП, осужден к административному аресту, а также принудительно лечился по приговору или решению суда. 

Тем не менее, со сведениями на 1 октября 2012 года о 31 700 заключенных всего, т.е. по 335 заключенных на 100 000 населения, Беларусь уверенно удерживает в Европе второе место по этому показателю после России с ее 470 заключенными на 100 000 жителей. В мировом рейтинге Беларусь 25-я из 222[iii].

С перечисленными показателями тесно связаны и данные об уровне преступности.

В период до обретения независимости в 1990 году уровень преступности, по сравнению с нынешним, был вполне благополучен: в 1971 было выявлено 33 318 преступлений, в 1980 г. - 45 404. В 1991 году их было уже 81 346, в 1995 – 131 761[iv]. Правда, пик преступности был впереди: в социально вполне благополучном 2005 году выявлено около 192 500 преступлений, в 2006 – 191 468. До 2014 года количество зарегистрированных преступлений и выявленных лиц, их совершивших, неуклонно падало: в 2007 году зарегистрировано 180 427 преступлений, в 2012 - 102 127, в 2013 – 96 676.  Количество убийств и покушений на убийства снизилось с 1 117 в 1995 году до 410 в 2013 году[v].

Снижение количественных показателей налицо; означает ли это улучшение ситуации – неизвестно. Причин, по которым изменяются те или иные показатели, может быть много. Например, трудно судить о количестве заключенных в советской Беларуси: почти половина заключенных свой срок отбывала за пределами республики. В конце 50-х в Беларуси, например, насчитывалось 9-10 тысяч заключенных[vi] на 7,7 млн. населения. С обретением независимости, осужденные стали направляться к отбытию наказания в пределах Беларуси. Одновременно на родину отбыли некоторые заключенные из постсоветских стран.

То же и с преступностью. Когда ее уровень повышается – это может означать и улучшение работы по регистрации сообщений, и реальное увеличение количества преступлений. Также и снижение преступности может стать результатом смягчения уголовного и процессуального закона, при котором некоторое количество противоправных деяний просто мигрирует в сферу административных правонарушений или разрешается без вмешательства государства. В частности, с 2010 года в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы введены нормы, позволяющие избежать уголовной ответственности за нетяжкие преступления в случае примирения обвиняемого и потерпевшего (к настоящему времени уголовное дело не может быть возбуждено, а по возбужденному делу производство подлежит прекращению за примирением лица, пострадавшего от преступления, с обвиняемым, за исключением случаев возбуждения дел прокурором при отсутствии заявления лица, пострадавшего от преступления, если они затрагивают существенные интересы государства и общества или совершены в отношении лица, находящегося в служебной или иной зависимости от обвиняемого либо по иным причинам не способного самостоятельно защищать свои права и законные интересы).

Все это заслуживает внимания криминологов, которые сравнят еще больше данных, в частности социально-экономические показатели в соответствующие годы, для того, чтобы пришло верное понимание причин, влияющих на показатели преступности.

Кроме того, снижение количества заключенных должно сопровождаться улучшением их положения в местах лишения свободы с точки зрения соблюдения их гражданских и социально-экономических прав. Иначе это может выглядеть как банальный отказ государства от роли защитника общественных интересов".

 

[i] International Centre for Prison Studies, http://www.prisonstudies.org

[ii] Правонарушения в Республике Беларусь. Статистический сборник. Минск, 2013

[iii] International Centre for Prison Studies

[iv] Г.Г.Шиханцов. Криминология. Минск, 2006.

[v] http://mvd.gov.by

[vi] Г.Г.Шиханцов. Криминология. Минск, 2006.

 

 

Последние новости

слухаць Радыё рацыя Міжнародная федэрацыя правоў чалавека Беларуская Інтэрнэт-Бібліятэка КАМУНІКАТ Грамадзкі вэб-архіў ВЫТОКІ Антидискриминационный центр АДЦ 'Мемориал' Prava-BY.info Беларускі Праўны Партал Межрегиональная правозащитная группа - Воронеж/Черноземье
Московская Хельсинкская группа
Молодежное Правозащитное Движение
amnesty international