Борис Хамайда: «Милиционеры забрали мой телефон, и номер уже передан другому человеку"

2014 2014-06-28T22:58:00+0300 2014-07-02T22:59:38+0300 ru http://spring96.org/files/images/sources/hamajda-salaujan.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»
Солровьян и Борис Хамайда

Солровьян и Борис Хамайда

Витебский оппозиционер и распространитель независимой прессы рассказал о последствиях "дела Мирона", которым занимался следственный комитет. Ни его самого, ни активиста КХП БНФ Соловьяна следователи больше не беспокоят, но и личные вещи, изъятые милиционерами, до сих пор не вернули.
«Под арестом», по словам Хамайды, до сих пор остается его мобильный телефон, который забрали в Железнодорожном РОВД Витебска еще 24 марта:
"В тот день нас с Соловьяном задержали в поселке Руба, что под Витебском. Задерживали нас, двух пенсионеров, молодые омоновцы, положили лицом на землю, угрожали застрелить ... Они были в штатском, кричали, угрожали, один приставил мне что-то сзади к голове и угрожал убить. А в Железнодорожном райсуде они заявили, что мы не подчинялись их требованиям, отказались назвать фамилии. Судья Елена Цыганкова дала нам по трое суток. Кстати, сразу после задержания, когда нас привезли Железнодорожный РОВД, туда явился человек в форме, на ней было написано "следственный комитет". Он разобрал по частям и забрал с собой мой мобильный телефон, не оставив об этом никакого документа, просто забрал, и все! А потом, уже в изоляторе временного содержания ко мне приходил следователь и пытался узнать, "кто из нас Мирон".
Телефон Борису Хамайде так и не вернули. Более того, этот номер уже передан другому человеку, так что многие знакомые утратилии возможность общаться с ним.
О том, продвинулась ли "дело Мирона», оппозиционеру ничего неизвестно.
"27 марта, во время ареста, меня из ИВС привезли домой. Сотрудники Первомайского РОВД провели осмотр жилища, санкционированный прокурором Романовским. Там были только милиционеры, в том числе один с видеокамерой, и я - не было свидетелей. И мне не оставили протокол об изъятии вещей - бело-красно-белые флаг, лента и шарф. В начале осмотра мне даже не сказали, что конкретно ищут и не предложили это выдать добровольно ", - говорит Борис Хамайда.
В постановлении на осмотр жилища было написано, что его проводят в связи с административным делом по статье 10.9 КоАП. Эта статья об уничтожении или порче имущества в незначительном размере, и что дело заведено по заявлению РУП "Витебскэнерго" за многочисленные случаи вывешивания флагов на электрические провода. Такие случаи фиксируются в Витебске уже много лет, но дело возбудили 27 марта - как раз когда Александр Соловьян и Борис Хамайда отбывали арест. В тот же день был проведен осмотр в частном доме Соловьяна, находящемся в деревне Зайцево Витебского района.
Правозащитник Павел Левинов считает эту ситуацию довольно опасной. Он обращает внимание на то, что оба активиста без семей, живут одни, и поэтому в любой момент их могут задержать или арестовать по "делу Мирона", и об этом общественность не узнает. Ведь позвонить журналистам могут и не позволить, как это было в прошлый раз, когда активисты "исчезли" на трое суток по решению Железнодорожного райсуда. Кто и куда мог звонить с его мобильного аппарата, когда его забрали, не оставив об этом документов, остается под вопросом. Может, следователи сейчас изучают контакты активиста, а это нарушает его право на частную жизнь и может привести к непредсказуемым последствиям - например, к давлению на близких оппозиционеру людей.

Последние новости

слухаць Радыё рацыя Міжнародная федэрацыя правоў чалавека Беларуская Інтэрнэт-Бібліятэка КАМУНІКАТ Грамадзкі вэб-архіў ВЫТОКІ Антидискриминационный центр АДЦ 'Мемориал' Prava-BY.info Беларускі Праўны Партал Межрегиональная правозащитная группа - Воронеж/Черноземье
Московская Хельсинкская группа
Молодежное Правозащитное Движение
amnesty international