Судебная ошибка

2014 2014-05-07T10:48:27+0300 2014-05-07T10:48:27+0300 ru http://spring96.org/files/images/sources/sudy-1.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

Невинный осужден за убийство, а в это время настоящий убийца оставался на свободе и продолжал убивать. Вопрос выплаты компенсации невинно осужденному остается открытым.

Приговор в отношении Михаила Гладкого, обвиненного в убийстве родного брата Виктора, не вызывает никаких сомнений. Михаил рассказал следствию, как он убил брата, причины, которые побудили его к этому. Нашлись и свидетели, которые утверждали, что Михаил, находясь в состоянии алкогольного опьянения, нередко угрожал убить брата.

В судебном заседании выяснилось, что Михаил Гладкий свою вину в убийстве Виктора Гладкого признал полностью. В октябре 2002 года он пришел в дом матери в деревне Кирши Минского района и увидел, что мать убита. Он сразу же заподозрил в убийстве брата Виктора, который часто избивал мать, отбирал у нее пенсию. И, по словам Михаила Гладкого, убил лежащего на кровати Виктора. (Как выяснилось впоследствии, Михаил наносил удары по уже мертвому телу своего брата.) Потом он вызвал милицию и "скорую". 

Гладкий провел в колонии, а потом на исправительных работах семь лет.

"Согласно заключению судебно-психиатрической экспертизы, Гладкий во время совершения инкриминируемого ему деяния находился в ясном сознании, ориентировался во времени и месте нахождения, его действия носили целенаправленный характер, он сохранил в памяти основные события того дня", - говорится в приговоре суда Минского района и города Заславля.

После того как Михаил Гладкий освободился и потихоньку начал налаживать свою поломанную жизнь, нашелся настоящий убийца. Рецидивист Эдуард Лыков был задержан в сентябре 2011 года по подозрению в зверском убийстве престарелого пенсионера на почве неприязненных отношений.

Во время следствия Лыков начал общаться со священником, и тот убедил его снять грех с души - признаться в совершении еще четырех убийств. Признание Лыкова было для правоохранителей полной неожиданностью. За одно убийство уже отсидел Гладкий, а еще об одном правоохранители вообще не знали: о пропавшем человеке никто не заявлял, его труп Лыков закопал в лесу. Судебная коллегия по уголовным делам Верховного суда 15 апреля оставила в силе приговор Лыкову - высшую меру наказания.

Кроме правозащитников, Михаил Гладкий оказался никому не нужным. Но ведь он, очевидно, является пострадавшим лицом как от действий Эдуарда Лыкова, так и от белорусской правоохранительной системы.

"Михаил Гладкий был действительно уверен, что это он убил брата. Но, как выяснилось в суде над Лыковым, тот убил и мать, и брата Гладкого за сутки до того, как их нашел Михаил. До совершения преступления убийца провел в доме Гладких практически сутки. Как же следствие не нашло следов пребывания в доме чужого человека? Кроме того, после убийства он украл из дома несколько вещей. В суде над Лыковым выяснилось еще одно обстоятельство. После убийства он оставил надпись мелом на стене: "Найди и убей меня". Но следователи, которые вели дело Михаила Гладкого, вообще не обратили внимания на эту надпись. А ведь все эти факты свидетельствовали о том, что, кроме матери и брата, в доме был еще кто-то", - комментирует ситуацию правозащитник Валентин Стефанович.

Следствие удовлетворилось тем, что кто-то признал свою вину, поэтому настоящих следственных действий никто не проводил, уверен правозащитник. Следователей не заинтересовало и то, почему на одежде Михаила Гладкого не было ни капли крови, притом что весь дом был залит кровью, даже потолок.

Сегодня Михаил Гладкий пробует добиться компенсации. Для начала - материальной, ведь из его зарплаты, которую он получал на исправительных работах, четверть высчитывали в пользу государства. Эти деньги, около 6 млн. BYR, считают Гладкий и правозащитники, должны быть возвращены как удержанные незаконно.

Встает вопрос и о компенсации морального вреда. Но в соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом лицо, которое оговорило себя, не имеет права на компенсацию.

"Но мы категорически не согласны признать случай с Гладким самооговором. Самооговор - это когда я знаю, что не совершал преступления, но по каким-то мотивам беру на себя вину другого человека. В данном же случае Гладкий был полностью уверен, что это он совершил убийство. Мы не согласны, что Гладкий себя оговорил. У него был провал в памяти на почве шока, когда он увидел залитый кровью дом и убитых мать и брата", - говорит Валентин Стефанович.

Сам Михаил Гладкий с журналистами общаться отказывается, даже с правозащитниками, готовыми ему помогать, на контакт идет плохо. Готов махнуть рукой на компенсацию, если получит отказ в суде первой инстанции.

Сегодня правозащитники приводят в пример случай с Гладким как аргумент против применения смертной казни. Ведь какие еще нужны улики, если человек сам признался, а оказалось, что он не виноват.

"В приговоре вроде все понятно: вину признал, экспертизы все есть. А человек не виноват. В этих обстоятельствах ему могли и инкриминировать два трупа, и приговорить к смертной казни. А он вообще ничего не помнил, он просто предположил, что так могло быть. А при наличии двух трупов его могли просто расстрелять. Любая судебная система неидеальна, тем более наша", - говорит Стефанович.

На размышления наводит и ситуация с Лыковым. Если бы он сам не рассказал о четырех убийствах, о них никто бы не узнал, и он получил бы не смертный приговор, а лишение свободы. Получается, сотрудничая со следствием, Лыков подписал себе смертный приговор.

“Белорусы и рынок”

 

Последние новости

слухаць Радыё рацыя Міжнародная федэрацыя правоў чалавека Беларуская Інтэрнэт-Бібліятэка КАМУНІКАТ Грамадзкі вэб-архіў ВЫТОКІ Антидискриминационный центр АДЦ 'Мемориал' Prava-BY.info Беларускі Праўны Партал Межрегиональная правозащитная группа - Воронеж/Черноземье
Московская Хельсинкская группа
Молодежное Правозащитное Движение
amnesty international