Жалоба Валентины Акулич на смерть сына в ИВС отклонена судом окончательно

2014 2014-05-07T12:16:00+0300 2014-07-09T16:23:40+0300 ru http://spring96.org/files/images/sources/kraty.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

Валентина Акулич, мать Александра Акулича, умершего в ИВС Светлогорского РОВД, обратилась в суд Светлогорского района Гомельской области с жалобой на очередное постановление следователя отдела Следственного комитета об отказе в возбуждении уголовного дела в отношении сотрудников милиции.

Такую возможность близким родственникам погибшего предоставляет норма Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь, в соответствии с которой жалобы на решения органа уголовного преследования об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении предварительного расследования уголовного дела или преследования, об отказе в возбуждении производства по вновь открывшимся обстоятельствам подаются соответствующему прокурору или в суд по месту расследования уголовного дела либо рассмотрения заявления или сообщения о преступлении.

В ходе неоднократно дополнявшихся проверок следователи в действиях сотрудников милиции состава преступления не нашли: следствие ограничилось тем, что установило отсутствие причинно-следственной связи между причиненными телесными повреждениями и смертью Александра Акулича.

В жалобе, составленной с помощью юристов ПЦ «Весна», было указано, что выводы следователя о правомерности применения физической силы и специальных средств сотрудниками ИВС являются ошибочными, поскольку Александр Акулич нуждался в медицинской помощи, однако сотрудники милиции вместо своевременного оказания помощи и немедленного вызова медиков «успокаивали» с помощью дубинок человека с временными нарушениями в психике.

Такие действия, по мнению юристов ПЦ «Весна» безусловно являются актом запрещенного жестокого, бесчеловечного обращения, тогда как каждое государство – участник  Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания должно предпринимать эффективные законодательные, административные, судебные и другие меры для предупреждения актов пыток на любой территории под его юрисдикцией, обязуется предотвращать другие акты жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения и наказания, которые не подпадают под определение пытки.

18 апреля 2014 года суд под председательством И. Прадун рассмотрел жалобу и отказал в ее удовлетворении.

Присутствовавший в суде юрист Павел Сапелко рассказал о том, как прошло судебное заседание:

«У заявителя по таким делам есть шанс на восстановление справедливости, ведь решение принимает суд, который в меньшей степени должен зависеть от ложного толкования стремления к «чистоте мундира», присущего вчерашним милиционерам и прокурорам, которые составляют кадры Следственного комитета. Суд может объективно оценить усилия следователей и, как мы надеялись в данном случае, направить дело в Следственный комитет для организации дополнительной проверки. Ведь без ответа остались несколько ключевых вопросов, которые поднимала в предыдущих жалобах на постановления об отказе в возбуждении уголовного дела заявитель.

Однако надежда на справедливость стала таять на глазах сразу после того, как судья начала допрос матери погибшего: ее интересовала исключительно информация о степени нравственного падения покойного: как давно тот злоупотребляет спиртным, какова его личная жизнь и взаимоотношения с родными, хотя, казалось, до этого следователи мастерски собрали весь «компромат» на погибшего. Какое значение имеет это для расследования правомерности действий сотрудников милиции? Да, Акулич был неоднократно судим; да, злоупотреблял спиртным, и личная жизнь не ладилась… Но погиб он не в пьяной драке и не в алкогольном угаре, а в стенах изолятора, там, где ответственность за его жизнь, здоровье и безопасность приняло на себя государство в лице сотрудников милиции.

В ходе оглашения материалов проверки прозвучало несколько очень интересных моментов, которые раньше были неизвестны, ведь ознакомиться с материалом проверки у матери Александра Акулича до подачи жалобы в суд не получалось: когда женщина изъявила желание его изучить, материал чудесным образом оказывался то у районного, то у областного прокурора.

Как выяснилось, агрессивное поведение Акулича, на которое в оправдание применения насилия ссылались милиционеры, дежурившие в ИВС, выражалось, в-основном, в том, что он прятался за своими сокамерниками и звал на помощь... милицию.

Прибывшая по вызову фельдшер «Скорой помощи» увидела мертвого Акулича лежащим на животе с рукой, завернутой за спину; это как-то не соответствовало объяснениям милиционеров, утверждавших, что делали умирающему искусственное дыхание и массаж сердца. Следователь так и не добился вразумительного ответа от милиционеров, в связи с чем так странно оказывалась медицинская помощь… Или его это не так уж интересовало?

Пожалуй, второе. Потому что по тому же принципу провели проверку внезапно возникшей неисправности в работе системы видеонаблюдения в ИВС: оно перестало в критический момент работать в режиме записи. Опрошенный сотрудник, ответственный за работу системы наблюдения пояснил, что неисправность он устранил на следующий день. Вопрос «как?» ему не задавали; ответ был очевиден: наверное, просто включил.

Занимательная дискуссия развернулась в ходе проверки между следователем и сотрудником ИВС: что именно – кровь или грязь – была обнаружена при осмотре комнаты, где избивали Акулича. Экспертизу, которая могла поставить точку в споре, почему-то посчитали лишней.

Через полтора года после гибели Акулича, осенью 2013 года, следователь, наконец, предпринял попытку устранить противоречия между объяснениями сотрудников ИВС и данными журнала учета применения физической силы и спецсредств относительно времени и длительности применения физической силы и резиновой дубинки, однако сотрудники эти обстоятельства уже забыли!

Как пояснил представитель Следственного комитета, противоречия между объяснениями других опрошенных лиц устранить нельзя, поскольку проведение очных ставок невозможно… без возбуждения уголовного дела. Но именно об этом – возбудить уголовное дело – просила следствие и суд мать Александра Акулича в течение без малого двух лет!

Восемнадцать травматических контактов – вот результат правомерных, по мнению следствия, действий охранников ИВС. Град ударов резиновой дубиной по распятому на железной решетке телу соответствует закону «Об органах внутренних дел Республики Беларусь».  Конечно, не эти удары убили Александра Акулича. Но ни один из правоохранителей не поставил под сомнение законность и обоснованность избиения заключенного как такового.

 «Правосудие» свершилось: но постановление суда не дало ответ на вопросы поднятые в жалобе:

Следом за следователями судья «забыла» оценить действия охранников ИВС с точки зрения выполнения ими требований п.76. Правил внутреннего распорядка специальных учреждений органов внутренних дел, исполняющих административное взыскание в виде административного ареста, «… при явных признаках заболевания дежурный должен немедленно вызвать скорую медицинскую помощь».

Действия милиционеров были признаны соответствующими Закону «Об органах внутренних дел Республики Беларусь». Но в этом законе прямо указано, что сотрудник органов внутренних дел должен принять меры по немедленному оказанию медицинской и другой необходимой помощи лицам, находящимся в беспомощном или опасном для жизни или здоровья состоянии.

Там же указано: во всех случаях, когда избежать применения физической силы, специальных средств, невозможно, сотрудник органов внутренних дел обязан стремиться причинить наименьший вред жизни, здоровью, чести, достоинству граждан, а также принять меры по немедленному оказанию пострадавшим медицинской и иной необходимой помощи.

Постановление окончательное и может быть обжаловано лишь в порядке надзора. То есть, полноценного пересмотра дела уже не будет, это не предусмотрено уголовно-процессуальным законом.

Расследования тоже больше не будет. Милиционеры, и не только в Светлогорске, продолжат безмятежно наблюдать за страданиями больных, по сути, людей, которых без наблюдения врача оставляют один на один с болезнью. При необходимости – «помогут» дубинкой, ведь это, оказывается, не преступление.

 

Последние новости

слухаць Радыё рацыя Міжнародная федэрацыя правоў чалавека Беларуская Інтэрнэт-Бібліятэка КАМУНІКАТ Грамадзкі вэб-архіў ВЫТОКІ Антидискриминационный центр АДЦ 'Мемориал' Prava-BY.info Беларускі Праўны Партал Межрегиональная правозащитная группа - Воронеж/Черноземье
Московская Хельсинкская группа
Молодежное Правозащитное Движение
amnesty international