Самоуправляемость и саморегулируемость белорусской адвокатуры: лучше быть, чем казаться.

2014 2014-03-27T09:06:29+0300 2014-03-27T09:06:29+0300 ru http://spring96.org/files/images/sources/chajchyc.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»
Виктор Чайчиц.

Виктор Чайчиц.

14 марта 2014 года  на пресс-конференции в Министерстве юстиции Председатель Республиканской коллегии адвокатов Виктор Чайчиц  заявил, что  белорусская адвокатура - «самоуправляемая и саморегулируемая организация".

При этом он отметил, что "на сегодняшний день каждому из нас хотелось бы иметь больше прав. Может быть, и адвокатуре хотелось бы, чтобы она занималась самостоятельно лицензированием и была бы полностью самостоятельна. Но поскольку у нас еще сохранен действующий порядок лицензирования, то Министерство юстиции сейчас выступает как лицензирующий орган и не более того". Все остальные вопросы, которые касаются адвокатов, как отметил  В. Чайчиц, решаются Советом Республиканской коллегии адвокатов и советами территориальных коллегий.

Заявление Председателя РКА о том, что адвокатура в Беларуси - организация самоуправляемая и саморегулируемая, мягко говоря, вызывает сомнения, поскольку действующее законодательство об адвокатуре и практика его применения свидетельствует как раз об обратном. В этом аспекте новый Закон «Об адвокатуре и адвокатской деятельности в Республике Беларусь» был подвергнут обоснованной критике как со стороны  белорусских правозащитников, так и международных экспертов.

Прежде всего, Министерство юстиции осуществляет процесс выдачи, приостановления и прекращения действия лицензий на осуществление адвокатской деятельности, обладает полномочиями по контролю за соблюдением лицензиатами – адвокатами лицензионных требований и условий, т.е. требований нормативных актов, регулирующих адвокатскую деятельность (Положение о лицензировании отдельных видов деятельности, утв. Указом Президента Республики Беларусь 01.09.2010 N 450).  Причем и определяющая роль в допуске претендентов к сдаче квалификационного экзамена, и сам процесс его приема, включая оценку результатов, также принадлежит Минюсту. Кроме того, в отдельных положениях Закона «Об адвокатуре и адвокатской деятельности в Республике Беларусь» закреплены полномочия Министерства юстиции в отношении адвокатов, выходящие за рамки его компетенции как лицензирующего органа, как то: внесение  представлений о проведении аттестации адвокатов, о привлечении адвокатов к дисциплинарной ответственности, отстранение адвоката от выполнения профессиональных обязанностей на время ведения дисциплинарного производства, возбужденного Министром юстиции, и др. И сущность, и объем этих функций нивелируют независимость адвоката, хотя этот  принцип является основополагающим в адвокатской профессии (Основные принципы, касающиеся роли юристов, преамбула).

 В отношении же органов адвокатского самоуправления -  коллегий адвокатов  - Министерство юстиции выполняет иную функцию, нежели чем роль лицензирующего органа (прежде всего потому, что Минюст лицензирует не коллегии, а отдельных адвокатов). Белорусский Закон об адвокатуре (статья 38 и др.) предусматривает полномочия Минюста, которые охватывают практически все аспекты деятельности адвокатуры. В настоящее время Министерство юстиции осуществляет общий контроль за соблюдением адвокатами, коллегиями адвокатов, юридическими консультациями и адвокатскими бюро законодательства, контролирует численный состав стажеров и адвокатов в юридических консультациях, дисциплинарное производство, процесс избрания и отстранения председателя территориальной коллегии адвокатов, избрания Председателя Республиканской коллегии адвокатов и его заместителя, решения органов управления коллегий адвокатов.   

Согласно статье 41 Закона копии решений территориальной коллегии адвокатов по вопросам организации деятельности адвокатов, привлечения их к дисциплинарной ответственности в пятидневный срок со дня их принятия направляются в Министерство юстиции. При этом Закон закрепляет возможность внесения Министерством юстиции в территориальную коллегию представления об отмене решений органов коллегии, а в случае несогласия коллегии с представлением министерства, последнее может добиться отмены решения общего собрания коллегии в суде.  Это положение фактически создает систему переоценки  Минюстом решений коллегии.

Нельзя не отметить нормотворческую функцию Минюста в отношении адвокатуры. Основной документ, регулирующий внутренние стандарты профессии, – Правила профессиональной этики адвоката – принят этим органом исполнительной власти.  В то же время традиционным для мировой практики правовых государств  является принятие кодексов адвокатской этики   самим адвокатским сообществом.

Министерство юстиции вправе потребовать проведения общего собрания по вопросу прекращения полномочий совета или председателя территориальной коллегии адвокатов, а если общее собрание в лице большинства адвокатов коллегии не согласится с мнением Минюста, то потребовать отмены его решения в суде (статья 43 Закона). Избрание Председателя Республиканской коллегии адвокатов и его заместителя требует обязательного согласования Министерством юстиции (статья 47).

Так о какой самоуправляемости  и саморегулируемости  белорусской адвокатуры  сегодня заявляет  председатель РКА В. Чайчиц?

В то же время, роль, признаваемая на международном уровне за профессиональными ассоциациями юристов, коими в нашей стране являются коллегии адвокатов, состоит в отстаивании профессиональных стандартов и правил этики в деле защиты их членов от ненадлежащих ограничений и посягательств. При этом международный стандарт состоит в том, что «адвокатам должно быть предоставлено право формировать самоуправляемые ассоциации для представительства их интересов, постоянной учебы и переподготовки и поддержания их профессионального уровня. Исполнительные органы профессиональных ассоциаций избираются их членами и осуществляют свои функции без внешнего вмешательства» (Стандарты независимости сообщества  юристов).

К сожалению, приходится констатировать, что при существующем правовом статусе белорусские коллегии адвокатов лишены возможности эффективно выполнять свои важнейшие функции, относящиеся к защите интересов и независимости адвокатов. И основная проблема заключается даже не в том, что отсутствует баланс между саморегулированием и государственным регулированием деятельности адвокатуры, а в том, что нынешнее положение адвокатуры ставит под сомнение ее саморегулирование как таковое.

 

L. ESHRA

Последние новости

слухаць Радыё рацыя Міжнародная федэрацыя правоў чалавека Беларуская Інтэрнэт-Бібліятэка КАМУНІКАТ Грамадзкі вэб-архіў ВЫТОКІ Антидискриминационный центр АДЦ 'Мемориал' Prava-BY.info Беларускі Праўны Партал Межрегиональная правозащитная группа - Воронеж/Черноземье
Московская Хельсинкская группа
Молодежное Правозащитное Движение
amnesty international