Мать умершего в Светлогорском ИВС Александра Акулича настаивает на допросе судмедэкспертов

2013 2013-09-27T12:56:00+0300 2013-09-27T12:52:33+0300 ru http://spring96.org/files/images/sources/medekspert.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

После получения результатов дополнительной судебно-медицинской экспертизы, о проведении которой Валентина Акулич ходатайствовала в прокуратуру, вопрос о том, имелась ли прямая причинно-следственная связь между смертью ее сына и несвоевременно оказанной медицинской помощью, остался без ответа.

Женщина уверена, что ее сын Александр Акулич умер в изоляторе временного содержания Светлогорского РОВД в мае прошлого года от рук сотрудников милиции , но районный отдел Следственного комитета неоднократно отказывал ей в возбуждении уголовного дела по данному факту. Поскольку сотрудники следствия необоснованно обходили вопрос о своевременности оказания дежурными по ИВС Бочко А.А. и Стешенковым Р.В. медпомощи находящемуся в болезненном состоянии задержанному, мать умершего не могла смириться с отказом в возбуждении уголовного дела и просила поставить перед дополнительной экспертизой конкретные вопросы. Но конкретных ответов на эти вопросы ей получить не удалось.

Для полноты описания процитируем эти вопросы из жалобы на имя прокурора, которую Валентине Алексеевне помогли составить юристы ПЦ «Весна»:

- Своевременно ли оказано медицинская помощь Акуличу А.А., если нет, то каковы были последствия несвоевременного оказания медпомощи?
- Имелась ли возможность в данных условиях избежать установленного заболевания (или его обострения)?
- Какая неотложная медицинская помощь была необходима Акуличу А.А. в период с 22.00 25.05.2012 года?
- Могла ли такая неотложная помощь была оказана Акуличу А.А. бригадой скорой помощи, в стационарном медицинском учреждении?
- Была ли смерть Акулича А.А. неизбежной при своевременно оказанной медицинской помощи?
- Имелись ли у Акулича А.А. противопоказания к лечению?

Cпециалисты Управления сложных судебно-медицинских экспертиз Госкомитета судебных экспертиз, «принимая во внимание вопросы, поставленные на разрешение экспертизы», пришли к следующим выводам. Относительно первого вопроса: «Как следует из карты вызова бригады скорой (неотложной) медицинской помощи от 26.05.2012, смерть Акулича А.А. констатирована фельдшером 26.05.2012 в 01:10. Какой-либо медицинской помощи Акуличу А.А. не оказывалось в связи с тем, что по приезду уже была констатирована его биологическая смерть». На вопросы 2-6 эксперты ответили «лаконично»: «Судебно-медицинская экспертная комиссия не занимается какими-либо прогнозами, а оценивает только объективно установленные факты, в связи с этим ответить на данные вопросы не представляется возможным».   

Ознакомившись с данным заключением членов экспертной комиссии Кузьмичева В.А., Давыдова Р.Р., Новикова В.В. и Гусакова А.Ю., имеющих исключительно высшую квалификационную категорию, Валентина Акулич посчитала, что их заключение не может быть принято во внимание. Об этом она сообщает в очередном ходатайстве прокурору Светлогорского района: «Заключение экспертов не может быть принято во внимание, поскольку, во-первых, по видимости, эксперты имели в виду действия  бригады скорой помощи, отвечая на вопрос 1. Я запрашивала мнение экспертов относительно того, когда следовало начать оказание медицинской помощи Акуличу А.А. с целью лечения делирия и отека мозга. Иначе выходит как-то нелогично: если бы какой-то абстрактный задержанный на глазах сотрудников милиции истек бы кровью и умер, а вызванный впоследствии врач констатировал смерть, эксперт также заявил бы, что помощь оказывать было не нужно, так как констатирована смерть? Или все же кто-то должен остановить кровь и перевязать рану?!
Ответы на вопросы 2-6 меня также смущают, так как я предполагаю следующее: есть болезненные состояния, которые можно вылечить или облегчить при помощи соответствующего лечения, есть те, которые современная медицина не лечит…».

В связи с заключением данных экспертов женщина излагает свои требования прокурору: «Таким образом, я настаиваю на допросе экспертов с целью получения разъяснения данного ими заключения с учетом моих соображений. 
Меня по-прежнему интересует вопрос о том, когда следовало начинать лечение моего сына – при проявлении признаков заболевания или после того, как сотрудники ИВС избили его и «распяли» на решетке при помощи наручников, какими средствами – избиением резиновой палкой или медикаментозно, а также о том, могла ли своевременно оказанная в рамках протокола диагностики и лечения медицинская помощь изменить течение болезни».

Также мать умершего повторяет прокурору изложенное в предыдущей жалобе на отказ в возбуждении уголовного дела: «В постановлении не дано оценки противоречиям между показаниями сотрудников ИВС и записью в журнале относительно времени применения специальных средств и физической силы, несмотря на то, что я на это обращала внимание при предыдущем обращении.
Ссылка следователя на документы, определяющие права сотрудников ОВД при применении физической силы и спецсредств, не может быть оправданием избиения не ориентирующегося в обстановке арестованного. Достигнуть единственно законной цели  - иммобилизировать больного – можно было с применением только физической силы, направленной на преодоление его сопротивления, и связывания».

На основании изложенного, Валентина Акулич по-прежнему настаивает на решении вопроса о квалификации действий сотрудников ИВС Светлогорского РОВД с точки зрения уголовного закона.

 

Последние новости

слухаць Радыё рацыя Міжнародная федэрацыя правоў чалавека Беларуская Інтэрнэт-Бібліятэка КАМУНІКАТ Грамадзкі вэб-архіў ВЫТОКІ Антидискриминационный центр АДЦ 'Мемориал' Prava-BY.info Беларускі Праўны Партал Межрегиональная правозащитная группа - Воронеж/Черноземье
Московская Хельсинкская группа
Молодежное Правозащитное Движение
amnesty international