Весна и сентябрь Валентина Стефановича

2013 2013-09-03T11:55:00+0300 2013-09-03T12:02:35+0300 ru http://spring96.org/files/images/sources/stefanovich-2010.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»
 Валентин Стефанович

Валентин Стефанович

Первый день осени для заместителя председателя Правозащитного центра «Весна» Валентина Стефановича стал однажды и первым его днем "Весны".

Именно 1 сентября молодой юрист Стефанович начал свой ​​путь в правозащитную деятельность. Сегодня, оглядываясь на 15 лет работы в "Весне", авторитетный правозащитник вспоминает, как развивалась и укреплялась организация, как менялось его собственное мировоззрение и подытоживает совершенное за этот долгое и непростое время.

- Валентин, легко ли было тогда, 15 лет назад, принять решение перейти на работу в правозащитную организацию?

- Скажу честно, такое решение далось мне очень непросто. На календаре был 1998 год. В то время произошло два больших события в моей жизни: я окончил юридический факультет и получил красный диплом, а также первое место работы - должность юриста на Минском подшипниковом заводе. В том же году я также решил завершить свою общественно-политическую деятельность, что было связано с определенными причинами. Отмечу только, что на то время произошло недоразумение с руководителями тогдашнего "Молодого фронта", где я был одним из заместителей сопредседателей. Я вышел из организации, решив для себя больше не заниматься никакой политикой, и попытаться жить, как говорят, обычной жизнью. Разумеется, за плечами на то время были и "Минская весна" 1996 года, и создание "Молодого фронта", и первая "отсидка" - 5 суток ареста в начале 1997 года. Но с другой стороны, я не видел себя в структурах действующей власти однозначно. Для меня они перестали существовать после двух референдумов 1995 и 1996 годов и я не хотел связывать свою жизнь с государственной службой. Впрочем меня бы туда, наверное, и не взяли после моего бэкграунда.Тогда ко мне обратился Алесь Беляцкий с предложением присоединиться к правозащитной организации "Весна -96 " (так тогда назывался ПЦ "Весна"), которая была зарегистрирована как Минская городская организация. И я очень долго принимал решение. Для меня это означало бросить работу, прервать юридический стаж, забрать трудовую книжку и пойти в какой-то неизвестный для меня мир. Меня уговаривал и Алесь, и Винцук Вячорка и Лявон Борщевский, которые имели достаточно сильный авторитет как общественные и политические деятели. Помню, что один из аргументов Беляцкого на меня очень сильно повлиял:" Ты же, Валик, юрист ! Ты должен помогать людям, а не сидеть на этом заводе". И это меня подтолкнуло, хотя на то время я не совсем представлял себе, что такое правозащитная деятельность. Такое понимание пришло значительно позже, благодаря Польскому Хельсинскому фонду и лично Мареку Новицкому, который уже ушел из этой жизни, и обучению в школах по правам человека. В этих школах действительно пришло понимание, что защита прав человека - это не просто юридическая помощь людям, это гораздо шире, это целая философия. Возвращаясь в то время скажу, что Алесю удалось меня уговорить. В августе я уволился с завода и с 1 сентября 1998 началась новая жизнь, новая работа в новом калектыве. Там я познакомился и с Татьяной Ревяко, и с Полиной Степаненко,  и с другими сотрудниками. Офис тогда располагался в небольшой двухкомнатной квартире по улице Дорошевича.

- А помните свой первый рабочий день?

- К сожалению , этого момента не помню, но помнится день, когда мы первый раз собрались вместе перед 1 сентября, фактически это было начало работы минского офиса. Это был достаточно важный шаг в жизни "Весны", поскольку мы начали действовать как профессиональная организация. Перед этим , в течение предыдущих лет, правозащитная деятельность многих членов совмещалась с основной работой: Алесь Беляцкий, например, был директором Литературного музея Максима Богдановича, несколько человек были сотрудниками этого же музея. А тут наконец состоялось открытие полноценного офиса, общественной приемной, куда могли бы обращаться люди за помощью, а сотрудники полностью заняты правозащитной деятельностью, все свое время отдавая "Весне".

- 15 лет - это большой период времени, за который, видимо, и вы сами изменились, и "Весна " стала другой. Какой она запомнилась вам прежней и какой стала сейчас?

 - Конечно, " Весна " очень сильно изменилась за это время. Прежде всего , организация стала намного профессиональнее. В Беларуси практически никого не было из правозащитников, которые действовали до нас и могли бы передать нам свой ​​опыт, научить нас чему-то. Все знания о международных стандартах , международные механизмы в области защиты прав человека мы получали сами через обучение, через собственный опыт. Мы стали за это время классической правозащитной организацией, лишившись всяких политических моментов и ангажированности, на нас никто не оказывает никаких влияний, ни правые, ни левые . Мы защищаем НЕ взгляды, а защищаем ПРАВА, исходя из принципов универсальности прав человека.

- Можете, вот так сразу, вспомнить самый светлый, положительный, день в вашей деятельности и самый мрачный ?

 - Сразу вот так светлого и яркого не вспоминается, а вот события 2010-2011 года надолго останутся в памяти, поскольку это был самый тяжелый период в истории нашей организации. Это и уголовное преследование нашего руководителя, Алеся Беляцкого, и возбуждение уголовного дела в отношении меня лично. Передо мной возник серьезный выбор, оставаться за границей, где я провел фактически 2 месяца, или возвращаться обратно в Беларусь. На тот момент я не мог знать, что мне реально угрожает, а ситуация была критическая, все могло закончиться тюрьмой. Это был момент истины, и я принял решение возвращаться в Беларусь, и каким-то чудом избежал тюрьмы по некоторым техническим причинам, но прошел через несколько судов. И этот мрачный перио , к сожалению не закончился до сих пор, поскольку председатель организации Алесь Беляцкий продолжает находиться в тюрьме, и несмотря на наши усилия по освобождению политзаключенных, многие из них еще в заключении. Но все-таки есть надежда , что мы увидим Алеся раньше, чем закончится его тюремный срок.

- Светлых моментов наверняка тоже было немало ...

 - Мне всегда приятно , когда приходят к нам и говорят "Спасибо!" За то, что мы кому-то помогли . А были случаи , когда мы людям, которые могли быть расстреляны, фактически жизнь спасали . Можно вспомнить дело Евгения Миколуцкого, председателя Могилевского областного госконтроля, и пресс -конференцию, которую мы проводили с родственниками обвиняемых в убийстве этого чиновника, после которой появился большой резонанс и дело это развалилось. А еще я счастлив работать со всеми этими людьми, "весновцами" , и лично Алесем. Это очень дорого для меня - быть современником тех, кто когда-то станет историей, и я имел отношение к ней. Всегда вспоминаю Алеся и его слова о том, что когда в 80-е годы он начинал общественную и подпольную деятельность, на тот момент никто не мог предсказать, что через каких-то 10 лет разрушится коммунистическая система, исчезнет Советский Союз, а Беларусь станет независимой страной . Все меняется, жизнь движется вперед, а наша задача неизменна - делать свою работу максимально профессионально и всегда надеяться на лучшее.

Последние новости

слухаць Радыё рацыя Міжнародная федэрацыя правоў чалавека Беларуская Інтэрнэт-Бібліятэка КАМУНІКАТ Грамадзкі вэб-архіў ВЫТОКІ Антидискриминационный центр АДЦ 'Мемориал' Prava-BY.info Беларускі Праўны Партал Межрегиональная правозащитная группа - Воронеж/Черноземье
Московская Хельсинкская группа
Молодежное Правозащитное Движение
amnesty international