Дмитрий Макаров: Необходимо закрепить статус "правозащитника" как особой категории защитников общественного интереса

2013 2013-08-14T16:08:02+0300 1970-01-01T03:00:00+0300 ru http://spring96.org/files/images/sources/makarau.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»
Дмитрий Макаров.

Дмитрий Макаров.

4 августа 2013 года Дмитрий Макаров был назначен Международной наблюдательной миссией Комитета международного контроля за ситуацией с правами человека в Беларуси Представителем по положению правозащитников. Мы поговорили с Дмитрием о его планах на этой должности, ситуацию с правозащитниками и условиями деятельности НКО на постсоветском пространстве, а также узнали, почему он не равнодушен к проблемам в Беларуси.

Должность была специально введена для того, чтобы координировать работу мониторинговой группы по этой теме, отвечать за формирование рекомендаций к властям Беларуси и международных межправительственных организаций и других акторов, а также добиваться изменения положения правозащитников в Беларуси.

Справка: Дмитрий Макаров, российский правозащитник, юрист и политолог, один из лидеров Молодежного Правозащитного Движения (МПД). Родился в российском городе Орел. Окончил аспирантуру в МГУ. Правозащитной деятельностью систематически занимается с 2005 года.

-  Почему Вы небезразличны к ситуации с правами человека и правозащитным движением в Беларуси?

- Нарушение прав человека где бы то ни было — само по себе является проблемой, так как размывает общие стандарты, делает нарушения вероятнее и в других местах, подавая опасный пример соседним странам. Но, конечно, Беларусь для меня лично — особый случай. Прежде всего потому, что в гражданском движении здесь у нас много многолетних партнеров и хороших друзей. Во-вторых, потому что власти Беларуси периодически заявляют о том, что не собираются выполнять свои международные обязательства, подчиняться общим решениям и следовать принятым при их же участии стандартам, подрывая тем самым всю систему международной защиты прав человека.

В декабре 2010 года не было выбора реагировать или не реагировать на массовое наступление на гражданское общество, но было понимание, что если уж ввязываемся, то всерьез и надолго — пока ситуация, действительно, существенным образом не изменится в лучшую сторону. Так что теперь это не только некий долг солидарности перед коллегами, но и определенное обязательство перед самим собой. 

- Каким образом планируете оказывать реальное влияние на изменения в положении правозащитников в Беларуси в условиях абсолютного нежелания и отсутствия заинтересованности у белорусских властей?

- Конечно, это задача не из легких. До настоящего момента власти Беларуси так и не поняли, что правозащитники выполняют уникальную функцию защиты права. А право, в свою очередь - это гарантия от насилия и произвола, в том числе и такого, который рано или поздно будет обращен и против тех, кто сейчас находится у власти. К сожалению, по всей видимости, еще и большинство населения Беларуси пока этого не осознало. Работа с общественным мнением по изменению этих установок, по увеличению числа тех, кто понимает и поддерживает правозащитную деятельность — одна из возможностей добиться изменений. Сильным инструментом воздействия являются также гражданские сети солидарности и взаимной поддержки, в т.ч. и те, что объединяют усилия правозащитных организаций разных стран. Но и, конечно, непосредственно в мой мандат входит работа с международными межправительственными организациями, как одним из факторов влияния на ситуацию.

- Куда будет представляться итог работы мониторинговой группы?

- Как и все остальные заявления, доклады и иные документы Миссии, итоги мониторинговой работы будут направляться во все международные институты, в полномочия которых входит либо защита правозащитников и оценка их положения либо контроль за ситуацией с правами человека в Республике Беларусь. Это и Спецдокладчик ООН по правам человека в Беларуси и по защите правозащитников, Комиссар по правам человека Совета Европы, Докладчики Парламентской Ассамблеи Совета Европы по Беларуси и по положению правозащитников, Бюро по демократическим институтам и права человека ОБСЕ и иные заинтересованные институты. Мы также будем направлять наши документы властям Беларуси и всем иным государствам-участникам ОБСЕ, в чьи общие обязанности входит контроль за выполнением общих обязательств в сфере человеческого измерения — то есть прав человека, верховенства права и т. п. Отдельно стоит выделить международные неправительственные организации, целью которых является защита и поддержка правозащитников и их деятельности. С ними я планирую активно сотрудничать в рамках своего мандата.

-  Какие ставите задачи сами для себя на этой должности? Как будете оценивать успешность работы?

- На сайте Комитета международного контроля по ситуации с правами человека в Беларуси по-прежнему идет голосование о том, какими вопросами должен прежде всего заниматься Представитель по положению правозащитников Международной наблюдательной миссии (см. http://hrwatch-by.org/by-poll). Это и отмена законов, ограничивающих правозащитную и общественную деятельность, и привлечение особого внимания международных институтов к положению правозащитников в Беларуси, и создание общей системы защиты правозащитников с особым фокусом на ситуации в Беларуси, и назначение отдельного сотрудника в аппарат Спецдокладчика ООН по положению правозащитников с особым фокусом на работе по Беларуси, и мобилизация экстренной помощи для беларусских правозащитников, которых преследуют в связи с их деятельностью. И, конечно, содействие скорейшему освобождения из тюрьмы правозащитника Алеся Беляцкого. Практически все задачи, которые я ставлю перед собой там отражены. Если хотя бы в одной из этих областей удастся добиться существенных подвижек буду считать свою работу успешной.

-  Какие существуют механизмы и рычаги влияния на улучшения ситуации?

- Говорят, что есть только два способа ненасильственного изменения мира: слово и личный пример. Механизмов немного, но даже те, что есть, как мне кажется, не используются в полной мере. На мой взгляд, международные межправительственные институты недостаточно уделяют внимания положению правозащитников в Беларуси — за пределами разовой реакции на конкретные случаи. Не хватает координации в выдвижении требований и рекомендаций по этой теме, в укреплении уже существующих норм и стандартов, в создании и продвижении новых. Возможно инициирование новых институтов (в т.ч. общественных) по этой теме и на национальном, и на международном уровне. В конце концов, необходима системная работа по закреплению статуса  «правозащитника» как особой категории защитников общественного интереса, подобно тому, как сейчас закреплен статус журналиста и введены отдельные гарантии их деятельности.  И есть еще две дополнительные крайне важные возможности влияния на ситуацию — это просветительская работа и международные сети солидарности и поддержки внутри правозащитного и гражданского сообщества. 

-  Как Вы оцениваете условия для деятельности НГО в сравнении с Беларусью и тем, что сейчас происходит в России и в целом на постсоветском пространстве? Какие международные механизмы можно использовать для улучшения ситуации?

- В Беларуси сейчас, пожалуй, не самая плохая ситуация с деятельностью НПО на практике — в Узбекистане, а тем более в Туркменистане все значительно хуже. Однако в Беларуси уголовно наказуемо участие в деятельности незарегистрированных организаций и созданы достаточны серьезные законодательные ограничения для общественной деятельности. К сожалению, это общий тренд для всего региона. В России ситуация значительно ухудшилась за последний год в связи с принятием целого пакета репрессивных законов, ограничивающих гражданское общество и его проявления: ужесточение ответственности за нарушения на публичных мероприятиях, криминализация клеветы, «черные списки» интернет-сайтов, законодательство «об иностранных агентах» и Анти-Магнитский закон и т.п.  В этом смысле, российские власти догоняют, а в чем-то даже опережают власти Беларуси.

С грустью приходится констатировать, что международные механизмы в их текущем состоянии не очень способны эффективно реагировать на подобное развитие событий — они сконструированы, прежде всего, исходя из того, что государства заинтересованы в исполнении добровольно взятых на себя обязательств, готовы, так сказать, выполнять «правила клуба». В условиях активного саботажа этих правил нужны дополнительные усилия со стороны организаций гражданского общества по укреплению существующих механизмов, а возможно и по созданию новых. Надеюсь, что и наша работа по ситуации в Беларуси позволит с этим продвинуться — иного выбора все-равно не остается, если мы хотим двигаться по пути утверждения прав человека и ненасильственных социальных изменений. Верю, что это возможно!

Подготовила Анастасия Александрович, belngo.info 

 

Последние новости

слухаць Радыё рацыя Міжнародная федэрацыя правоў чалавека Беларуская Інтэрнэт-Бібліятэка КАМУНІКАТ Грамадзкі вэб-архіў ВЫТОКІ Антидискриминационный центр АДЦ 'Мемориал' Prava-BY.info Беларускі Праўны Партал Межрегиональная правозащитная группа - Воронеж/Черноземье
Московская Хельсинкская группа
Молодежное Правозащитное Движение
amnesty international