Диана Буракова: "Вчерашнее задержание только увеличило мою мотивацию"

2013 2013-08-05T22:33:08+0300 1970-01-01T03:00:00+0300 ru http://spring96.org/files/images/sources/magileu-2913.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

Участница могилевской акции "Свободу Алесю Беляцкому!" ответила на вопросы корреспондента ПЦ "Вясна".

Диана, почему ты решила участвовать в акции могилевских правозащитников?

Во-первых, я будущая журналистка, учусь на четвертом курсе по специальности "Журналистика" в Могилевском государственном университете имени А. Кулешова и мне это очень интересно, а во-вторых, я долгое время поддерживала хорошие взаимоотношения с могилевскими правозащитниками, участвовала в разнообразных тренингах и семинарах и постепенно у меня в голове сложилось, что такое права человека и ситуации, когда они нарушаются. Когда меня пригласили принять участие во вчерашней акции, то я без колебаний согласилась, потому что знаю, что правозащитник Алесь Беляцкий политический заключенный и осужден незаконно.

Расскажи, в чем заключалась суть акции и как тебя задержали?

Вместе с могилевскими правозащитниками я ходила по центру города и раздавала открытки прохожим с портретом Алеся Беляцкого. Акция ставила целью напомнить людям, что Беляцкий уже два года находится за решеткой, и его приговор незаконен. Я почти раздала все листовки, как меня на выходе из универмага приостановили ОМОНовцы и начали со мной разговаривать. Перед этим я оставила оставшиеся открытки в камере хранения, однако когда я разговаривала с милиционерами, то вышел охранник из магазина и сказал, что я забыла эти открытки в коробке. Вот после этого они решили меня задержать и отвели в опорный пункт милиции, что по улице Крыленко.

Как вели себя милиционеры?

Поведение их было относительно корректно. Я все-таки девочка и, вероятно, это влияло в какой-то степени на их поведение. Я ждала около 15 минут, пока пришел участковый Руслан Ковалев, который начал разбираться в сути моего задержания. ОМОНовцы, которые меня задерживали, не представлялись и в процессе заполнения протокола свои фамилии не называли. Между собой они, конечно, матерились, видимо это у них сленг такой, однако если что-то спрашивали у меня, то маты исчезали из их лексикона.

Что они у тебя пытались выяснить?

Во-первых, их очень интересовало место, где находиться офис могилевского отделения Правозащитного центра "Весна". Один очень задорный милиционер предлагал поездить по городу вместе и поискать его местонахождение. Он был готов пожертвовать на это целый день. Потом они открыли мне на компьютере карту и просили ткнуть пальцем, в каком вероятном квадрате города находится офис. Естественно, я сказала, что не знаю, так как организация официально не зарегистрирована и, соответственно, что ее официального офиса нет.

Оказывалось ли на тебя психологическое давление?

Да, без этого не обошлось. Один из ОМОНовцев говорил, что все теперь зависит от участкового - как он составит протокол. Если он это правильно сделает, то я без проблем продолжу свою учебу, если нет, то могу не доучиться. Потом меня начали расспрашивать, откуда я узнала об оппозиции, о "Весне", кто меня с ними свел и т.д. Говорили, что я зря связалась с правозащитником Борисом Бухелем, ведь он никогда не выигрывает судов, а молодых использует как пушечное мясо. Тем более, за свою деятельность он получает большие деньги и что, пытаясь пустить людям пыль в глаза о своем благополучии, оформляет всю собственность на своих родных. Советовали мне нанять нормального адвоката, который "отмажет" меня от этого дела, потому что моя раздача открыток может закончиться либо штрафом в полтора миллиона рублей, либо полумесячным заключением в изоляторе временного содержания.

То же самое касалось и семьи Алеся Беляцкого. Спрашивали, знаю ли я его лично и посещаю ли его в колонии, где он отбывает наказание, а также, понимаю ли, за какое преступление он находится в колонии.

Какие, на твой взгляд, были нарушения при задержании?

Во-первых, сотрудники ОМОНа при задержании не представились. Меня не ознакомили с моими правами. Сказали, что это не обязанность милиции. В качестве моих представителей не были допущены мой муж Александр Бураков и правозащитник Борис Бухель. Мне не была выдана копия протокола задержания. Не был заключен акт изъятия открыток - у меня забрали последние девять штук.

Что сказал участковый касательно твоего задержания?

Руслан Ковалев сказал, что на следующей неделе мне позвонит и пригласит на разговор. Если я откажусь прийти по своей воле, то он выпишет мне официальную повестку. Будут ли меня судить - неизвестно.

Будешь ли заниматься дальше правозащитной деятельностью?

Да, задержание меня только мотивировало бороться с несправедливостью, которую породила существующая власть.

 

Последние новости

слухаць Радыё рацыя Міжнародная федэрацыя правоў чалавека Беларуская Інтэрнэт-Бібліятэка КАМУНІКАТ Грамадзкі вэб-архіў ВЫТОКІ Антидискриминационный центр АДЦ 'Мемориал' Prava-BY.info Беларускі Праўны Партал Межрегиональная правозащитная группа - Воронеж/Черноземье
Московская Хельсинкская группа
Молодежное Правозащитное Движение
amnesty international