Наталья Пинчук: Вечер ареста Алеся был самым страшным в жизни

2013 2013-08-04T16:23:10+0300 1970-01-01T03:00:00+0300 ru

Сегодня исполняется два года с дня ареста белорусского правозащитника Алеся Беляцкого.

Алесь Беляцкий был взят под стражу 4 августа 2011 года. Через несколько месяцев суд признал его виновным в сокрытии доходов в особо крупном размере и приговорил к четырем с половиной годам лишения свободы в колонии усиленного режима с конфискацией имущества. Основанием для уголовного преследования Беляцкого стало наличие у него счетов в банках Литвы и Польши. Поступающие на них деньги использовались для правозащитной деятельности. Сейчас Беляцкий отбывает наказание в исправительной колонии № 2 Бобруйска.

Супруга политзаключенного Наталья Пинчук дала интервью сайту charter97.org накануне годовщины ареста своего мужа.

- Расскажите, пожалуйста, о том, в каких условиях находится сейчас Алесь Беляцкий.

- Ситуация у Алеся, к сожалению, не меняется и остается достаточно тяжелой. На прошлой неделе я получила от него письмо. Он не описывает условия, в которых сейчас находится. Обычно на такой вопрос Алесь отвечает, что все нормально. Но об условиях содержания известно от тех, кто в свое время отсидел срок в колонии, в том числе и от тех людей, которые попали туда по политическим причинам. Напомню, в этой колонии сидел и кандидат в президенты Андрей Санников.

Давление на Алеся не уменьшилось. Только в этом году он был лишен возможности краткосрочного и долгосрочного свиданий, ему нельзя было передать продуктовую передачу. Кроме того, по информации, полученной от других заключенных, которые не так давно находились в колонии в Бобруйске, мы знаем, что в его отношении применяется и психологическое давление. Заключенным под угрозой отказа в УДО либо под угрозой взысканий запрещают вступать в контакт с Алесем. Известно, что с некоторыми велись превентивные разговоры. Людям, которые покидали колонию, запрещали распространять информацию о том, что там происходит. Но не все заключенные готовы идти на поводу у администрации, поэтому эти сведения стали известны.

Насколько позволяют условия, Алесь занимается написанием книги, о которой он говорил раньше. Я не случайно говорю «насколько позволяют условия». Он работает семь дней в неделю и понятно, что нужно еще найти время для того, чтобы что-то написать. Вместе с тем, он ведет достаточно активную переписку с теми, кто занимается подготовкой книги.

- Как изменилась ваша жизнь после ареста мужа?

- 4 августа 2011 года целиком изменило мою жизнь. Другое дело, что постепенно приходится адаптироваться к новой ситуации, к новым реалиям, которые сложились с тех пор тогда. Я осталась совсем одна. Алесь находится в заключении. После его ареста началось давление и на нашего сына, который был задержан в том же месяце. В результате такого стечения обстоятельств, мне приходится одной решать проблемы, которые раньше распределялись на всех членов семьи.

- В годовщину ареста Алеся Беляцкого правозащитники проведут акции в его поддержку в разных странах мира. Насколько важна такая поддержка?

- Акции в поддержку белорусских политзаключенных, в том числе и те, которые пройдут 4 августа, очень важны. Я ощутила это на себе. Для меня не было более страшного времени, чем вечер ареста Алеся. После обысков мы с сыном вернулись в пустую квартиру и остались один на один с этой бедой. Было абсолютное молчание - ни одного звонка, ни одного голоса. И эти пустота и молчание были самым страшным. На следующий день все изменилось, поэтому я знаю цену поддержки.

Что касается Алеся, то понятно, что он находится в значительно более сложных и тяжелых условиях. Эта поддержка очень важна для него. Она напрямую влияет на его судьбу. Опыт показывает, что солидарность большого количества людей, которые высказываются в поддержку политических заключенных — это та борьба, которая в перспективе даст свой результат.

- Как вы считаете, насколько сегодняшняя позиция Европейского Союза способствует освобождению политзаключенных и, в частности, Алеся Беляцкого?

- Что касается международного фактора, то я считаю его ключевым в вопросе освобождения Алеся. Я бы хотела напомнить, что приговор, который ему вынесли, был неправомерен даже с точки зрения белорусского права. Суд принял решение, руководствуясь документами, подлинность которых так и не была доказана. Даже свидетели со стороны обвинения, комментируя документы, на которые ссылался прокурор, говорили о том, что эти бумаги не могут быть признаны действительными. Нарушались и права защиты. Ее просьбы проверить документы, представленные обвинением, обратиться к определенным организациям, которые могли бы подтвердить те или иные слова Алеся, не были удовлетворены.

Я надеюсь, что страны Европейского Союза и дальше будут выступать с позиций солидарности с политическими заключенными и продолжат бороться за их освобождение и реабилитацию.

- Несколько дней назад еврокомиссар Штефан Фюле сказал, что надеется скоро увидеть Алеся Беляцкого в Брюсселе. Разделяете ли вы его оптимизм?

- Мне приятно слышать такие оптимистические прогнозы, но к заявлениям подобного характера я отношусь скептически. Разговоры об освобождении политических заключенных ведутся на протяжении уже более двух лет, но ситуация не меняется. Говорить об освобождении Алеся можно будет только тогда, когда оно состоится.

 

Последние новости

слухаць Радыё рацыя Міжнародная федэрацыя правоў чалавека Беларуская Інтэрнэт-Бібліятэка КАМУНІКАТ Грамадзкі вэб-архіў ВЫТОКІ Антидискриминационный центр АДЦ 'Мемориал' Prava-BY.info Беларускі Праўны Партал Межрегиональная правозащитная группа - Воронеж/Черноземье
Московская Хельсинкская группа
Молодежное Правозащитное Движение
amnesty international