Бондаренко: Пытки в Беларуси подрывают основу государственности

2013 2013-06-26T11:59:13+0300 1970-01-01T03:00:00+0300 ru http://spring96.org/files/images/sources/bandarenka.jpg
Андрей Бондаренко

Андрей Бондаренко

Сегодня весь мир отмечает Международный день в поддержку жертв пыток. 26 июня 1987 года вступила в силу Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания. Через 10 лет Генеральная Ассамблея ООН провозгласила этот день Международным днем в поддержку жертв пыток.

Белорусские правозащитники признают, что эта проблема очень остро стоит в нашем обществе. Правоохранительные органы систематически используют пытки, как способ добиться признательных показаний. Противостоять этому явлению достаточно трудно, поскольку в национальном законодательстве отсутствует сам термин «пытки» и, соответственно, не предусмотрена ответственность за их применение.

Проблема есть и не только в белорусском законодательстве.

В 2011 году во время 47-й сессии Комитет против пыток ООН сделал замечания по Беларуси, в которых было рекомендовано немедленно ввести в Уголовный кодекс нормы, дающие определение пытке и квалифицирующие пытку в качестве уголовного преступления, в полном соответствии со статьями 1 и 4 Конвенции против пыток ООН. 

Действительно ли эта проблема так остра для Беларуси? Лидер правозащитного учреждения «Платформ Инновейшн» Андрей Бондаренко заявил, что пытки в стране применяются систематически. В основном они происходят в местах заключения и кабинетах предварительного следствия. 

«Мы проводим уже второй мониторинг соблюдения прав человека в местах лишения свободы. И мы вынуждены констатировать, что в принципе ситуация с пытками в колониях не изменилась. Она не улучшилась, и не ухудшилась. Пытки применяются в тех местах, которые были озвучены ранее – в колониях в Ивацевичах, в Глубоком. Много таких случаев происходит на стадии предварительного расследования. Так что государство, и это мы тоже вынуждены констатировать, не принимает никаких систематических мер для того, чтобы провести комплексную работу по борьбе с пытками», - говорит эксперт.

По его словам, государство не может бороться с пытками в силу ряда причин. «Во-первых, это законсервированность нашей пенитенциарной системы. В тюрьмах и колониях нет общественного контроля, нет доступа туда правозащитников. В принципе, функции контроля за соблюдением законности в местах лишения свободы возложены на прокуратуру. Однако она самоустранилась от этой функции, как и от многих других. Все, чем она сейчас занимается – это поддержка в суде государственного обвинения. Надзора за соблюдением законности не только в тюрьмах, но и вообще, прокуратура не ведет», - считает Андрей Бондаренко.

Вторая причина распространенности в Беларуси пыток – это закостенелость системы следствия, при которой признательное показание является одним из основных доказательств вины. Поэтому следователи зачастую занимаются «выбиванием» показаний у подозреваемых.

«Сами методы расследования недалеко ушли от времен СССР. А поскольку за ними нет надзора со стороны прокуратуры, следователи могут делать все, что хотят. Иногда приходится прыгать выше головы, чтобы доказать очевидные вещи. Но сама система отторгает доказательства применения пыток. Более того, на тех, кто вскрывает такие факты и начинает жаловаться на применение пытки, начинается давление. Им угрожают неприятностями, давят психологически с тем, чтобы они забрали заявление о пытках либо изменили свидетельские показания», - говорит директор «Платформ Инновейшн».

Изменить эту ситуацию, по его словам, можно.

«Нужен, во-первых, общественный контроль за местами исполнения наказаний. А во-вторых, государство должно проявить политическую волю по некоему «самоочищению». То есть, заводить и доводить до конца уголовные дела в отношении тех сотрудников правоохранительных органов, которые применяют пытки и превышают служебные полномочия. Если таких людей будут признавать виновными, то их коллеги три раза задумаются, прежде чем применять недозволенные методы или к подозреваемому, или к заключенному», - считает он.

Отношение государства должно измениться и к жертвам пыток, а сейчас оно дисстанцируется от жертв, просто не желая признавать, что пытки в стране есть, и они применялись. «Случаи, в которых жертва пыток получала от государства компенсацию морального либо имущественного вреда, просто исключительны. В реабилитации жертв пыток государство тоже практически участия не принимает», - подчеркивает Бондаренко. 

Дело в том, что, по его словам, проблема пыток – это не проблема определенного пенитенциарного учреждения или методики ведения следствия. Это проблема государственного масштаба. «У общества есть право требовать соблюдения законности, и государство должно понять, что это требование – не надуманное, а объективное. Если государство это требование выполнять отказывается, то тут уже стоит вопрос о самой государственности. Государство, как «государство народа» рушится, становится призрачным, все больше людей полагают, что государство – это только часть элиты и правящих кругов. И к самому институту государственности, как о способе их защиты, пропадает доверие», - констатирует правозащитник.

А раз нет доверия к государству, нет доверия и к его законам, к его пенитенциарной системе, есть моральное право законы нарушать. Это может вылиться впоследствии в очень большие проблемы.

Так что проблема пыток, по мнению Бондаренко, - проблема значительно более масштабная, чем это кажется на первый взгляд.

 

Последние новости

слухаць Радыё рацыя Міжнародная федэрацыя правоў чалавека Беларуская Інтэрнэт-Бібліятэка КАМУНІКАТ Грамадзкі вэб-архіў ВЫТОКІ Антидискриминационный центр АДЦ 'Мемориал' Prava-BY.info Беларускі Праўны Партал Межрегиональная правозащитная группа - Воронеж/Черноземье
Московская Хельсинкская группа
Молодежное Правозащитное Движение
amnesty international