Фейс-контроль — узаконенная дискриминация

2013 2013-03-13T12:34:37+0300 1970-01-01T03:00:00+0300 ru http://spring96.org/files/images/sources/security.jpg

Многократную чемпионку паралимпийских игр Людмилу Волчок не пустили в ночной клуб из-за того, что она передвигается на инвалидной коляске.

Факт дискриминации со стороны клуба по признаку инвалидности на лицо, однако этот неприятный инцидент поднял еще одну проблему — насколько законен так называемый фейс-контроль в развлекательных заведениях.

В ночь на 8 марта Людмила Волчок с друзьями приехали в клуб «Титан», где у них был зарезервирован столик. «Хотели, так сказать, замочить мою бронзу чемпионата Европы, отметить день рождения подруги. Но охрана нас не пропустила даже на крыльцо», — рассказала Людмила Волчок.

Охрана заявила известной спортсменке, что «у нас там второй этаж, для вас не предусмотрено, может образоваться аварийная обстановка». «Сначала сам охранник меня не пустил, потом позвал своего начальника. И — от ворот поворот, культурно отшили. Мы просто развернулись и ушли. Вечер был испорчен. Поэтому позавчера буквально поехала я в «Титан» и сделала запись в книге жалоб и предложений», — рассказала Людмила Волчок.

Жалобы — это на сегодняшний день фактически единственный инструмент воздействия на администрации подобных заведений. Однако практика показывает, что инструмент этот не очень эффективен.

Как считает директор сети кафе Terra Pizza Константин Хрусталев, в Минске проблема фейс-контроля достаточно актуальна.

Есть места, куда не пускают по принципу «девушка недостаточно стильно выглядит». И в заведениях не объясняют причины, по которой человек фейс-контроль не прошел, отметил Хрусталев.

«Мне приходилось видеть, — рассказал директор сети кафе, — как из компании четырех девушек двух развернули. Таким образом в клубе достигаются элитарность и гламур в том виде, как представляет их администрация. В кафе, клубах и ресторанах исходят из того, что могут на своей территории устанавливать свои правила — выбирать гостей и создавать определенную атмосферу».

В случае несогласия с действиями сотрудников охраны Константин Хрусталев советует обращаться к администратору заведения. «Мне кажется, что если бы администрация была в курсе проблемы, когда женщину не пустили в клуб, потому что она была на инвалидной коляске, этого бы не случилось. Все-таки каждый руководитель заботится об имидже своего заведения и не хочет быть обвиненным в дискриминации», — считает Хрусталев.

Безусловно, бывают случаи, когда контроль посетителей на входе и их, так сказать, отсев оправдан.

«Охранник определяет в качестве несоответствующего вида для посещения кафе спортивную одежду и явное алкогольное опьянение, — поясняет на примере своей сети кафе Константин Хрусталев. — Понимаете, когда человек в спортивных штанах с лампасами приходит в кафе и ведет себя вызывающе, это неприятно нашим клиентам, портит атмосферу. Таким образом, мы рассматриваем фейс-контроль как способ, с помощью которого можно оградить гостей от пьяных, от тех, кто ведет себя неадекватно и может проявлять агрессию. Безусловно, мы отдаем себе отчет, что отказ в посещении заведения всегда чреват обидами, конфликтами».

Сегодня в большинстве случаев охрана ночных клубов не объясняет причину, по которой отказывает посетителю. Возможно потому, что у нее у самой нет четких и ясных критериев. В то же время очевидно, что правила, по которым клиента не пускают в ресторан или клуб, должны быть прозрачными. В противном случае любой отказ можно расценивать как дискриминацию, а это уже правонарушение.

Координатор Офиса по правам человека юрист Сергей Дроздовский отмечает, что проблема фейс-контроля действительно сопряжена с проблемой соблюдения прав человека.

«Собственник клуба может сказать, что он пускает к себе только друзей, то есть тех посетителей, которые ему приятны. И это позволяет собственнику резко ограничить круг посетителей. Здесь вопрос к государству — насколько такие частные поступки законодатель может или нет регулировать. Попустительское отношение к подобному — большая опасность для общества», — считает Сергей Дроздовский.

По его мнению, фейс-контроль должен иметь четкие рамки: «Его задача, прежде всего, гарантировать безопасность тех, кто находится внутри помещения. В ситуации с Людмилой Волчок инвалидность стала препятствием для того, чтобы человек мог попасть в определенный круг людей. Это дискриминация. У Людмилы хватает смелости заявить о таком факте публично, но многие люди сталкиваются с подобной дискриминацией и мирятся с ней».

Во многом это вызвано своеобразным отношением к инвалидности в обществе, отмечает эксперт. Дискриминация инвалидов для многих считается нормой, нетерпимость же к инвалидам провоцируется безразличием государства к этой проблеме.

«Практика показывает, — отмечает Сергей Дроздовский, — что как раз разбирательства на уровне законодателя с этой проблемой во многом снижают градус дискриминации в обществе. Хотя раз и навсегда это невозможно остановить, нельзя отказываться от правовых способов регулирования проблемы. В целом в обществе должна вестись на этот счет пропаганда, а также выстраиваться идеология терпимости и толерантности».

 

Последние новости

слухаць Радыё рацыя Міжнародная федэрацыя правоў чалавека Беларуская Інтэрнэт-Бібліятэка КАМУНІКАТ Грамадзкі вэб-архіў ВЫТОКІ Антидискриминационный центр АДЦ 'Мемориал' Prava-BY.info Беларускі Праўны Партал Межрегиональная правозащитная группа - Воронеж/Черноземье
Московская Хельсинкская группа
Молодежное Правозащитное Движение
amnesty international