Детей Надежды Дударенко расформировывают по другим семьям

2012 2012-12-07T14:05:12+0300 1970-01-01T03:00:00+0300 ru http://spring96.org/files/images/sources/dzeci-kruyda.jpg

По словам Надежды Дударенко, чиновники по телефону сказали, чтобы она приказала детям идти в другие приемные семьи. Но женщина надеется, что кто-нибудь из сотрудников системы образования откликнется на детскую боль и ее воспитанники вернутся в семью.

Государственные дети - так чиновники называют детей, находящихся в приемных семьях. И действительно, часто судьба этих детей зависит от решения сотрудников системы образования. Так случилось с жительницей поселка Паричи Светлогорского района Надеждой Дударенко. У нее отобрали пятерых приемных детей, обвинив в том, что она якобы не заботится о них.

Трое из отобранных детей находятся в одном из санаториев Гомельского района до 8 декабря. Как считает Надежда Дударенко, по прошествии отдыха, дети вряд ли к ней вернутся.

- После санатория вряд ли мне вернут детей. Ведь чиновники уже звонили мне и говорили, чтобы я велела своим детям идти в приемные семьи. На что я чиновником ответила, что за своих детей я буду бороться до последнего. Мне сын раньше присылал такие смс: "Мамочка, я тебя люблю, ты самая красивая". А теперь присылает: "Мама, помоги".

Чиновники всячески пытаются убедить общественность, что Надежда Дударенко не справляется со своими обязанностями приемной матери. Например, на сайте Управления образования Гомельского облисполкома за подписью начальника управления Сергея Порошина была размещена официальная информации о ситуации с семьей Дударенко. В частности, чиновники из облисполкома обвинили женщину в том, что она "уклонялась от участия в мероприятиях, которые проводились Светлогорском райисполкомом, игнравала рекомендации специалистов по воспитанию детей, они ощущали тяжести в адаптации в школьном коллективе, не были приучены к режиму дня. Дударенко не позволяла детям общаться с биологическими родителями, которые хотели восстановиться в родительских правах ".

Вместе с тем, психолог санатория, где сейчас находятся трое приемных детей Надежды, Елена Старовойтова говорит, что они мечтают вернуться к матери.

- Я не знаю ситуацию, которая там произошла. Ведь когда сюда приезжали социальный работник, психолог и представитель отдела образования, меня здесь не было. И я не знаю причин, почему у Надежды Дударенко отобрали детей. Но то, что этой женщине удалось передать свою любовь детям, сформировать привязанность - это действительно так. И я не могу сказать, что дети какие-то испуганные, тревожные - такого нет. Они очень ласковые и добрые, - замечает психолог Елена Старовойтова.

Гомельчанка Елена Кузнецова узнала об истории с Надеждой Дударенко через СМИ. И это коснулось ее. Она нашла номер женщины, предложила ей помощь. Так они и познакомились. Елена Кузнецова говорит, что во всей ситуации ее волнует состояние детей, оказавшихся заложниками и самыми большими жертвами. Женщина замечает, что в результате действий чиновников, которые якобы защищали интересы детей, сами дети оказались без семьи, где царила дружба и любовь.

Елена Кузнецова вспоминает момент, как ей удалось увидеть встречу трех отобранных детей и Надежды Дударенко. Дети на тот момент как раз находились в санатории. К этому их три недели держали практически в тюремных условиях в больнице, где были запрещены не только встречи с приемной матерью, но и детям нельзя было передать личные вещи. Поскольку на тот момент трудовой договор в Надеждой Дударенко был отменен, то в больнице посчитали ее чужим человеком для детей.

Согласно белорусскому законодательству, приемные родители как бы принимаются на работу. Между местным управлением отдела образования и родителями подписывается специальное соглашение. Кстати, как замечают некоторые приемные родители в неофициальной беседе, отношения между приемной семьи и работодателями (в данном случае - отделом образования) во многом зависит от адекватности сотрудников отдела образования.

- Три недели дети Надежды Дударенко находились фактически под замком, - рассказывает Елена Кузнецова, - Им не давали мыться. Это я сама слышала из уст старшей девочки Насти. Когда в первый раз Надежда Ивановна приезжала навещать детей в санатории, то я тоже туда подъехала. Вот Настя и рассказывала, что им три недели не давали мыться и разрешили пойти в душ только перед санаторием. Вот фраза такая в рассказе Насти прозвучало: "Мама, представляешь, у Вовки (это младший мальчик - прим. Елены) волосы были такими грязными, аж слиплись. И мы тайком пробрались в душ и я ему помыла голову".

В санатории чиновники также пытались запретить Надежде Дударенко посещать детей. Но психолог дала разрешение на встречи детей и приемной матери.

- Нам не объяснили, почему мы должны запрещать им встречи. Может быть, что-то и есть, но нам об этом не сообщили. Но, если есть серьезные причины, почему их нужно скрывать. Тем более, дети очень ждут свою мать, очень волнуется, что они к ней больше не вернутся. Дети очень боятся, что они больше не вернутся к Надежде Дударенко. Это подтвердит любой, кто здесь работает, - отмечает Елена Старовойтова.

Надежда Дударенко пыталась записаться на прием к председеталю Гомельского облисполкома Владимира Дворника и попросить его вернуть детей. Но женщине отказали во встрече.

Пока что женщине приходится только надеяться на то, что кто-либо из сотрудников системы образования все же найдет в себе смелость и откликнется на детскую боль и они наконец будут возвращены в семью. А до того момента, Надежда Дударенко по несколько раз перечитывает многочисленные письма, которые прислали ей ее отобраны дети: "Мама, милая моя, я скучаю по тебе. И мы - Настя, Стасик, Вовка, Егор, Гарик - любим тебя ".

Последние новости

слухаць Радыё рацыя Міжнародная федэрацыя правоў чалавека Беларуская Інтэрнэт-Бібліятэка КАМУНІКАТ Грамадзкі вэб-архіў ВЫТОКІ Антидискриминационный центр АДЦ 'Мемориал' Prava-BY.info Беларускі Праўны Партал Межрегиональная правозащитная группа - Воронеж/Черноземье
Московская Хельсинкская группа
Молодежное Правозащитное Движение
amnesty international