Почему умер арестованный в больничной камере СИЗО Минска?

2012 2012-10-18T13:48:22+0300 1970-01-01T03:00:00+0300 ru http://spring96.org/files/images/sources/valadarka02.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»
CИЗО №1 на Володарского в Минске

CИЗО №1 на Володарского в Минске

В рамках мониторинга пенитенциарной системы, который проводит Правозащитный центр "Весна", правозащитники получают письма, в которых осужденные приводят конкретные факты нарушения прав человека в отношении людей, содержащихся под стражей и отбывающих наказание, сообщают о пытках, приводят другие свидетельства бесчеловечного обращения к заключенных.
В очередном письме одного из заключенных, который сейчас отбывает наказание в одной из белорусских колоний, имеются свидетельства о трагическом событии, которое имело место во второй половине дня 11 июня 2010 года В СИЗО на ул Володарского в Минске.
Приведенные ниже события происходили в камере № 30, которая является одной из камер больничного стационара СИЗО для подследственных-арестованных с подозрениями на туберкулез. Напротив нее - камера № 27 для больных психическими расстройствами. Обе камеры оснащены вентиляционными оконцами высотой 10-20 сантиметров, через которые при определенных усилиях можно наблюдать часть коридора перед камерами.
Далее заключенный сообщает:
"В то время я находился в камере № 30. Услышал, как из 27 камеры стали доноситься громкие крики одного из больных, которые привлекли внимание всех наших сокамерников. Хотя, следует отметить, подобные крики из этой камеры доносятся довольно часто. На этот шум появились дежурный контролер больничного стационара и медперсонал. Однако, убедившись, что насилия со стороны сокамерников к больному нет, они потребовали от больного, чтобы тот замолчал и успокоился по-хорошему, иначе будет вызван резерв контролеров. Дежурный контролер потребовал также от других больных, чтобы они "повлияли" на крикуна. После этого какое-то время было тихо. Но около 17 часов крики возобновились, причем стали еще более сильные.
За событиями я наблюдал с сокамерниками через вентиляционное окошко. Несколько контролеров вновь вошли в камеру к больному и после возни стали "успокаивать" последнего резиновыми дубинками. При этом мы слышали задорный  смех, который свидетельствовал, что контролеры от побоев больного получали удовольствие. Наконец больного сбили с ног, скрутили и привязали к нарам. Он кричал и пытался освободиться. За это его били еще сильнее. В результате несчастный замолчал, а контролеры ушли, закрыв дверь камеры.
Время близилось к вечерней проверке и пересменке контролеров, которая в СИЗО происходит в 18 часов.
После проверки в двери камеры № 27 стали опять сильно стучать и просить, чтобы кто-то подошел из сотрудников СИЗО. К камере подошла контролер по имени Настя, которой через дверь сообщили, что больной перестал дышать. Выслушав жалобы контролер ушла, а через минут 40 с камеры вновь раздался настойчивый стук. Стучали все сильнее и сильнее минут 15. Вновь появился контролер, которому больные стали настойчиво объяснять, что сокамернику нужна срочная помощь, поскольку он почти час не подает признаков жизни. Контролер вызвала подмогу. Пришел дежурный медработник Саша (имя может не соответствовать действительности), корпусной (в среде СИЗО имеет прозвище "Гвоздь") и несколько контролеров. Они открыли камеру и, развязав больного, вытащили его в коридор. Там медик начал делать массаж сердца, разводя и сводя обе руки и нажимая ему на грудь. После медработник побежал в процедурный кабинет и вернулся возмущенный тем, что нет адреналина ... К телефону подошел корпусной и со словами: "Я вызываю" скорую "позвонил на КПП № 1. При этом он спросил у медработника, что сообщить скорой? В ответ прозвучало: "Скажи, остановилось дыхание". Медик при этом продолжал делать массаж сердца.
Мы в своей камере хорошо слышали, как в разговоре корпусного с контролерами прозвучала фамилия больного - Семенович, а одного из тех, кто часом раньше его успокаивал резиновой дубинкой - Бобко. Наконец контролеры заметили, что мы подслушивали их разговор и закрыли крышку вентиляционного окна нашей камеры. Больше мы ничего не видели, только услышали через дверь, что больной умер ..."
Комментируя очередное свидетельство о преступном бездействии сотрудников СИЗО № 1 Минска, которое привело к гибели подследственного-арестованного, эксперт правозащитного центра "Весна" Павел Сапелко отмечает следующее:
"О том, что в местах лишения свободы жизнь и здоровье человека - отнюдь не высшие ценности известно давно. Следственные изоляторы, где содержатся, как правило, еще не признанные виновными в совершении преступления и не исключение из правила: персонал этих учреждений свой обвинительный "приговор" спецконтингенту уже вынес ... Единичные случаи насилия над заключенными становятся широко известными, и причин этому несколько. Во-первых, пенитенциарная система давно сбила охоту кому-то из заключенных сообщать о тех случаях, когда они стали свидетелями злоупотреблений со стороны персонала мест заключения.
Во-вторых, органы, на которые возложена обязанность реагировать на ставшие известными случаи такого рода, следят скорее за чистотой мундира, чем за исполнением закона.
В-третьих, отсутствие общественного контроля за местами принудительного содержания позволяет оставлять в стенах учреждения все то, что может стать объектом внимания родных и близких заключенных, юристов и правозащитников. Даже в тех случаях, когда преступление получает оценку со стороны суда, как это было после гибели одного из арестованных в СИЗО г. Бобруйска, эта оценка в силу своей мягкости не соответствует тяжести, совершенного должностными лицами".

Последние новости

слухаць Радыё рацыя Міжнародная федэрацыя правоў чалавека Беларуская Інтэрнэт-Бібліятэка КАМУНІКАТ Грамадзкі вэб-архіў ВЫТОКІ Антидискриминационный центр АДЦ 'Мемориал' Prava-BY.info Беларускі Праўны Партал Межрегиональная правозащитная группа - Воронеж/Черноземье
Московская Хельсинкская группа
Молодежное Правозащитное Движение
amnesty international