Президент не услышал просьбы жены ликвидатора (+ документ)

2012 2012-05-25T21:14:00+0300 1970-01-01T03:00:00+0300 ru http://spring96.org/files/images/sources/buko.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»
Станислав Буко, начальник главного управления по работе с обращениями граждан и юридических лиц Администрации Президента Республики Беларусь

Станислав Буко, начальник главного управления по работе с обращениями граждан и юридических лиц Администрации Президента Республики Беларусь

Жительница Минска Татьяна Кудян получила из президентской администрации ответ на свое открытое письмо к Александру Лукашенко. Этот ответ за подписью начальника главного управления по работе с обращениями граждан Буко Станислава Иосифовича воспринимается как издевка над человеком, который, окончательно положив свое здоровье в угоду государству, сегодня остается один на один со своими проблемами.

Напомним, что мужу Татьяны Кудян в 2005 году был поставлен диагноз «порок сердца». В 2006 году, после операции, встал вопрос о связи заболевания с его пребыванием в Чернобыле (в 1986 году мужчина полгода находился в 30-километровой зоне, получив дозу облучения в 5800 млр.). В 2008 году в ходе экспертизы межведомственный экспертный совет Минздрава установил, что заболевание развилось в детском возрасте и не может быть связано с последствиями катастрофы на ЧАЭС. Семья была ошеломлена этим известием: более 20-ти лет при ежегодном медицинском обследовании врачи 22-ой поликлиники Минска, не прислушиваясь к жалобам мужчины, утверждали, что он здоров. И здесь встал вопрос: если заболевание развилось в детстве, тогда почему Кудян И.В. был призван Минобороны на сборы на ЧАЭС? Ведь в соответствии с «Перечнем медицинских противопоказаний к прохождению военной службы в условиях повышенного радиационного риска на территориях, подвергшихся радиоактивному загрязнению на ЧАЭС» людям с диагнозом «порок сердца» это противопоказано, и Минобороны утверждало этот перечень.

С 2007-го года, обходя кабинеты министров и замов и Минздрава, и Минобороны, да и прочих госучреждений, Татьяна Кудян как законный представитель своего мужа, который стал инвалидом, ищет внятного ответа на два вопроса. Вопрос первый: кто ответит за то, что человека с пороком сердца призвали на ЧАЭС и почему это произошло? Вопрос второй: почему, если установлено, что заболевание развилось в детстве, врачи в течение 25-ти лет утверждали, что он здоров?

Чиновники обоих министерств лишь негласно кивали друг на друга. А когда женщина пошла в поисках справедливости по судам, то услышала от судьи Заводского района Земцова Олега Александровича, что никто из судей и чиновников не будут всерьез заниматься этим делом, так как не захотят брать на себя ответственность.

Поскольку Татьяна Кудян написала об этом в своем письме президенту, то в данном случае строки из ответа, подписанного Буко, - «приведенные Вами доводы свидетельствуют о том, что Вы фактически выражаете несогласие с вынесенными судебными  постановлениями по гражданскому делу с участием Вашего супруга <…> вынесенные судебные постановления могут быть обжалованы Вами…» - выглядят не иначе как чиновничья издёвка.  

Женщина признается, что, несмотря на все предыдущие неудачи, ждала все же иной реакции:  

«Этим ответом искажается мое обращение. Я надеялась, что президент как-то разберется со сложившейся ситуацией. Ведь здесь не только суды, я также указывала чиновников, к которым я обращалась. Ведь суть проблемы в том, что мужа отправили в Чернобыль с пороком сердца. И есть экспертное заключение комиссии Минздрава, подписанное председателем комиссии Шевчуком, в котором это подтверждено. Также существует утвержденный перечень медицинских противопоказаний к прохождению военной службы на загрязненных территориях, в который входит и порок сердца. Получается, что в нашем государстве выдаются экспертные заключения, пишутся нормы закона, но законы эти не выполняются. Так что тогда делать, куда идти дальше? - возмущенно спрашивает Татьяна Кудян. - Нельзя же так. Получается, что человек с пороком сердца побыл в Чернобыле и врачи 25 лет об этом умалчивали. И что сердце у него больное с детства, оказалось лишь когда встал вопрос о связи заболевания с Чернобылем. А куда тогда 25 лет врачи смотрели? Вынесли заключение – теперь его игнорируют. Но оно же вынесено в нашем государстве, нашим Минздравом – значит, надо как-то решить этот вопрос. Это уже проблема Минздрава».

По словам Татьяны, председатель межведомственного экспертного совета Минздрава Валерий Евгеньевич Шевчук сказал, что «экспертный совет вынес заключение, и остальное нас не интересует». Но Шевчук также является замминистра здравоохранения – так почему же он как замминистра не ставит вопросов перед той же поликлиникой, где обслуживается ее муж.  

«Сейчас они стоят на одном: порок сердца не входит в перечень заболеваний, развившихся у ликвидаторов после ЧАЭС. Но ведь заболевание и не может войти в этот перечень, поскольку установлено, что оно с детства. Ведь вопрос уже в другом, - говорит Татьяна Кудян. - И этот вопрос должен ставить Минздрав. Жарко Василий Иванович, наш министр здравоохранения, тоже не хочет обращать на это внимание – как будто этого заключения нет. Министр обороны Жадобин Юрий Викторович также говорит, что «мы ничего не знаем», хотя существует документ Минобороны, из которого следует, что человека нельзя было призывать в Чернобыль. Но человек там был – значит, надо вопрос решать по-другому».

Татьяна Кудян надеялась, что президент в ответ на ее обращение «подскажет», что нужно сделать попавшему в беду человеку, чтобы достучаться до представителей государства с просьбой о помощи.  

Ответ из Администрации Президента на открытое письмо Татьяны Кудян (от 23.05.2012)

Последние новости

слухаць Радыё рацыя Міжнародная федэрацыя правоў чалавека Беларуская Інтэрнэт-Бібліятэка КАМУНІКАТ Грамадзкі вэб-архіў ВЫТОКІ Антидискриминационный центр АДЦ 'Мемориал' Prava-BY.info Беларускі Праўны Партал Межрегиональная правозащитная группа - Воронеж/Черноземье
Московская Хельсинкская группа
Молодежное Правозащитное Движение
amnesty international