Заключение под стражу до суда: мера пресечения или наказание?

2012 2012-05-23T16:08:32+0300 1970-01-01T03:00:00+0300 ru http://spring96.org/files/images/sources/kraty.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

Правоохранительные органы Беларуси разработали законопроект "О внесении дополнений и изменений в Уголовный, Уголовно-процессуальный, Уголовно-исполнительный кодексы Беларуси, а также Кодекс об административных правонарушениях.  Об этом Белорусскому телеграфному агентству сообщила на брифинге начальник отдела процессуального контроля за расследованием преступлений против собственности Следственного комитета Беларуси Наталья Андреева.

О важности и своевременности такого законопроекта спорить не приходится. Жаль, что о гуманности не подумал законодатель – парламент лет двенадцать назад, когда принимал новый Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы, чем наплодил тысячи “уголовников”… Но не на это хотелось бы обратить внимание.

То же агентство процитировало представителя СК "Мы стремимся к тому, чтобы заключение под стражу стало исключительной мерой наказания".

Я не знаю, кто ошибся - начальник отдела процессуального контроля за расследованием преступлений против собственности Следственного комитета или корреспондент, цитируя ее, однако искренность такой оговорки понравилась.

Оговорка по Фрейду — обиходное название обмолвки, частный случай явления, описанного Зигмундом Фрейдом в исследовании «Психопатология повседневной жизни» (1901). … Фрейд показал, что с виду незначительные и бессмысленные ошибочные действия служат реализации бессознательных желаний. Несмотря на кажущуюся их нелепость и невинность, Фрейд отказывал таким действиям в тривиальности, трактуя их как значимое в психологическом плане явление — внешнее проявление неразрешенных бессознательных конфликтов и вытесненных желаний (Википедия).

Пожалуй, любой практикующий в сфере уголовного права юрист понимает, что сегодня в Беларуси заключение под стражу – это мера наказания, приравненная к пытке. Или просто пытка.

Занятая по делу позиция, как правило, определяет применение меры пресечения, а заключение под стражу в случае непризнания вины – привычное следствие попытки защитить свои права.

Условия содержания в изоляторах системы Департамента исполнения наказаний (ДИН) МВД теперь не секрет. Да власти их и не скрывают, считая ссылки на недостаточное финансирование системы и “естественную” переполненность изоляторов достаточным оправданием нарушения Конституции и закона Беларуси, как и принятых на себя международных обязательств. Камеры СИЗО-1 в Минске переполнены иногда вдвое против количества спальных мест или нормы площади; заключенные спят, курят, едят и отправляют естественные нужды в одном помещении…

Есть у власти и “секреты” – это то, как с заключенными под стражу обращается персонал учреждений и спецподразделения, оперативные сотрудники и “внутрикамерные агенты”. Содержание, пожалуй, первого из известных приговоров в отношении  “внутрикамерного агента”, истязавшего сокамерников, как установлено, по указанию следователя, осталось тайной. Произвол сотрудников спецподразделения и персонала в отношении узников СИЗО КГБ в декабре 2010 – марте 2011 года даже не расследуется. О налетах спецподразделений в “учебно-тренировочных целях” на камеры следственных изоляторов ДИН с избиениями заключенных предпочитают не вспоминать даже жертвы.

В соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом, меры пресечения могут применяться органом, ведущим уголовный процесс, лишь в том случае, когда собранные по уголовному делу доказательства дают достаточные основания полагать, что подозреваемый или обвиняемый могут скрыться от органа уголовного преследования и суда; воспрепятствовать предварительному расследованию уголовного дела или рассмотрению его судом, в том числе путем оказания незаконного воздействия на лиц, участвующих в уголовном процессе, сокрытия или фальсификации материалов, имеющих значение для дела, неявки без уважительных причин по вызовам органа, ведущего уголовный процесс; совершить предусмотренное уголовным законом общественно опасное деяние; противодействовать исполнению приговора. При решении вопроса о необходимости применения меры пресечения к подозреваемому или обвиняемому должны учитываться характер подозрения или обвинения, личность подозреваемого или обвиняемого, их возраст и состояние здоровья, род занятий, семейное и имущественное положение, наличие постоянного места жительства и другие обстоятельства. Заключение под стражу в качестве меры пресечения применяется лишь в отношении лица, подозреваемого или обвиняемого в совершении преступления, за которое законом предусмотрено наказание в виде лишения свободы на срок свыше двух лет. К лицам, подозреваемым или обвиняемым в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления, мера пресечения в виде заключения под стражу может быть применена по мотивам одной лишь тяжести преступления.

По общему правилу на стадии предварительного расследования мера пресечения в виде заключения под стражу может применяться прокурором или его заместителем либо Председателем Следственного комитета Республики Беларусь, Председателем Комитета государственной безопасности Республики Беларусь или лицами, исполняющими их обязанности, либо органом дознания или следователем с санкции прокурора или его заместителя, а на стадии судебного разбирательства – судом.

Бюро по демократическим институтам и правам человека ОБСЕ в Отчете по Mониторингу судебных процессов в Республике Беларусь (март – июль 2011 г.) отмечает, что Беларусь нарушает положения статьи 9(3) Международного Пакта о гражданских и политических правах. «МПГПП ясно указывает, что  решения о помещении под стражу надлежит принимать  «судье  или  другому  должностному  лицу,  которому принадлежит  по  закону  право  осуществлять  судебную  власть». 

Право  на  свободу  личности  относится  к  основным  правам  человека  и зависит от соблюдения права на справедливое судебное разбирательство,  которое  служит  гарантией  от  его  незаконного  и  произвольного ограничения.  В  высшей  степени  важно,  чтобы  лицо,  принимающее решение  о  заключении  под  стражу,    с  одной  стороны,  не  зависело  от органов  уголовного  преследования  или  расследования,  а  с  другой  –  от вмешательства  исполнительной  власти.  Суд  обязан  принимать  во внимание  всю  фактическую  информацию  о  данном  конкретном обвиняемом.  Заключение  под  стражу  ни  при  каких  обстоятельствах  не следует  рассматривать  в  качестве  стандартной  меры,  применяемой  к лицу,  подозреваемому  в  совершении  уголовного  преступления:    к  нему следует  прибегать  лишь  в  случае  наличия  реальной  угрозы,  что обвиняемый может скрыться от правосудия,  уничтожить доказательства или повторно нарушить закон».

БДИПЧ ОБСЕ рекомендовало властям Беларуси внести  поправки  в  УПК  с  тем,  чтобы  выдача  санкций  на  заключение  под стражу была прерогативой судей, а не прокуроров; внести  поправки  в  положения  УПК,  которые  бы  обеспечивали,  чтобы решения  о  заключении  под  стражу  базировались  на  обоснованном  подозрении  в  том,  что  данное  лицо  совершило  преступление  и  на индивидуальной оценке возможности того, что данный задержанный может скрыться  от  правосудия,  уничтожить  доказательства,  повлиять  на свидетелей  или  повторно  нарушить  закон.  Следует,  чтобы  решение  о заключении  того  или  иного  лица  под  стражу  содержало  конкретное разъяснение оснований для таких выводов; исключить из УПК положения, которые допускают заключение под стражу исключительно на основании тяжести обвинения.

Эти поправки, несомненно, должны распространяться на всех лиц, привлекаемых к уголовной ответственности, а не только на “экономических”, а работа по совершенствованию законодательства, в том числе уголовного и уголовно-процессуального, не должна походить на срочное латание дыр по окрику главы исполнительной власти. 

 

Павел Сапелко.

Последние новости

слухаць Радыё рацыя Міжнародная федэрацыя правоў чалавека Беларуская Інтэрнэт-Бібліятэка КАМУНІКАТ Грамадзкі вэб-архіў ВЫТОКІ Антидискриминационный центр АДЦ 'Мемориал' Prava-BY.info Беларускі Праўны Партал Межрегиональная правозащитная группа - Воронеж/Черноземье
Московская Хельсинкская группа
Молодежное Правозащитное Движение
amnesty international