Мораторий на смертную казнь продадут Европе дорого и по частям

2012 2012-03-28T15:52:32+0300 1970-01-01T03:00:00+0300 ru

Осужденные за теракты Дмитрий Коновалов и Владислав Ковалев были расстреляны 15 марта. Это следует из свидетельства о смерти, которое получила в ЗАГСе Первомайского района Витебска мать Владислава – Любовь Ковалева. Согласно документу, Владислав Ковалев скончался 15 марта, запись об этом в книге регистрации актов о смерти была сделана 20 марта. Информация о причине смерти не представлена…

 

Несмотря на то, что в этом деле о теракте поставлена расстрельная точка, дискуссии и споры по проблеме смертной казни не затихают. Европейские структуры вновь ставят перед руководством Беларуси вопрос о моратории на нее, но наши власти пока не демонстрирует даже желания обсуждать такую возможность. Между тем, Беларусь остается единственным государством в Европе, где все еще практикуется такая мера наказания.

Напомним, о казни Владислава Ковалева стало известно утром 17 марта, когда его мать Любовь Ковалева получила извещение из Верховного суда, датированное 16 марта. Позже в тот же день в эфире телеканала ОНТ было сообщено, что казнен и Дмитрий Коновалов. От дня, когда был вынесен приговор, до приведения его в исполнение прошло всего три с половиной месяца, хотя по другим «расстрельным» делам до казни обычно проходило более года. К тому же и часть белорусской общественности, и Европа заостряли внимание на «белых пятнах» нашумевшего уголовного дела.

Ковалев, который, в отличие от своего товарища, все же пытался бороться за жизнь, не смог воспользоваться предусмотренными законодательством возможностями для обжалования приговора. Его адвокат так и не успел подать надзорную жалобу.

Кроме того, в Совете ООН по правам человека была зарегистрирована жалоба Ковалева и, в соответствии с процедурой, белорусским властям была передана официальная просьба не приводить приговор в исполнение, пока эта жалоба не будет рассмотрена. Подобные просьбы Минск игнорировал раньше, проигнорировал и сейчас.

Столь скорое приведение приговора в исполнение заставило некоторых обозревателей вспомнить о деле «морозовской группировки», которая действовала в Гомельской области в 1994-2004 годах. Ее лидер Сергей Морозов, которого Верховный суд дважды приговорил к высшей мере наказания, был расстрелян за несколько недель до начала рассмотрения там же еще одного дела, по которому он проходил обвиняемым. Тогда высказывались версии, что власти поспешили казнить Морозова, потому что он готов был дать показания против высокопоставленных сотрудников правоохранительных органов. Правда это или нет, так и осталось неизвестно.

Во всяком случае, реакция общества на новость о казни Ковалева еще раз продемонстрировала, что у многих белорусов есть сомнения по поводу дела о теракте в метро. Это подтверждают и социологические опросы. В частности, согласно данным НИСЭПИ, в декабре 2011 года лишь 37% населения верили в то, что теракт осуществили именно Коновалов и Ковалев.

Но следует признать и тот факт, что это громкое дело, как ни странно, усилило в белорусском обществе позиции сторонников отмены смертной казни.

Белорусские власти, оправдывая сохранение смертной казни, любят ссылаться на результаты референдума 1996 года, когда за это высказались более 80% населения. Оппоненты отмечают: во-первых, есть вопросы к проведению самого референдума; во-вторых, с тех пор настроения в обществе значительно сдвинулись в сторону гуманизма. Так, согласно опросу НИСЭПИ, проведенному в июне 2009 года, против отмены смертной казни высказались 48,4% респондентов, за отмену — 41,7%. Это уже вполне сопоставимые доли населения.

Правозащитник Елена Тонкачева отмечает, что вопрос введения моратория на смертную казнь и ее последующей отмены обсуждается в обществе на протяжении всего периода независимости Беларуси. «К сожалению, до сегодняшнего дня открытых и последовательных сторонников ее отмены в системе государственной власти и управления мы не знаем и не видим. Всегда во всем мире отмене смертной казни предшествовали достаточно очевидные действия по формированию общественного мнения о необходимости гуманизации системы юстиции. Но без четкой политической воли институт смертной казни никогда еще не отменялся», — сказал Тонкачева в интервью БелаПАН.

По ее мнению, именно в государственной системе должны появиться «люди, которые являются последовательными сторонниками отмены смертной казни и которые должны относиться к этому вопросу как к политическому». Тонкачева напомнила, что со стороны международного сообщества вопрос о моратории поднимается все эти годы, но пока безрезультатно. «Говорить о том, что мы стоим на пороге отмены смертной казни, пока преждевременно. Я не вижу достаточных предпосылок, и в частности — в поведении представителей органов госвласти», — отметила правозащитница.

Она полагает, что «дело Ковалева и Коновалова» усилило интерес соотечественников к проблеме смертной казни, но пока этого внимания явно недостаточно, чтобы общество начало требовать от власти отмены самого столь крайнего вида наказания.

Добавим: как отмечают независимые аналитики, у критически мыслящих слоев белорусского общества сегодня нет ни достаточных медийных возможностей для высказывания своего мнения, ни рычагов воздействия на властную пирамиду.

Читать полностью

Последние новости

слухаць Радыё рацыя Міжнародная федэрацыя правоў чалавека Беларуская Інтэрнэт-Бібліятэка КАМУНІКАТ Грамадзкі вэб-архіў ВЫТОКІ Антидискриминационный центр АДЦ 'Мемориал' Prava-BY.info Беларускі Праўны Партал Межрегиональная правозащитная группа - Воронеж/Черноземье
Московская Хельсинкская группа
Молодежное Правозащитное Движение
amnesty international