Обзор-хроника нарушений прав человека в Беларуси. Февраль 2012 года

2012 2012-03-09T11:21:00+0300 1970-01-01T03:00:00+0300 ru http://spring96.org/files/images/sources/logo-ahliad-hronika1.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»
Обзор-хроника нарушений прав человека в Беларуси

Обзор-хроника нарушений прав человека в Беларуси

Отсутствие позитивных изменений в сфере прав человека и прежде всего нерешенность проблемы политических заключенных в течение февраля находились в центре политических отношений ЕС с белорусскими властями.

Директор департамента Европейской службы внешних действий Гуннар Виганд, посетивший 9 февраля Минск, заявил, что Евросоюз не будет менять свою политику в отношении Беларуси, пока за решеткой находятся политзаключенные. Во время одной из встреч он отметил, что в результате общения с представителями официального Минска появилась надежда, что в течение ближайших недель на свободу могут выйти несколько ключевых политических заключенных. Ожидалось, что это могут быть экс-кандидат в президенты Андрей Санников и его соратник Дмитрий Бондаренко, которые написали прошения о помиловании. Однако к концу февраля никаких подвижек в этом направлении так и не произошло.

Более того, ситуация стала еще более напряженной после вынесения политически-мотивированного обвинительного приговора (2 года и 1 месяц лишения свободы) активисту КХП-БНФ из Витебска Сергею Коваленко, что было однозначно воспринято как отсутствие стремления к диалогу по этой острой и принципиальной проблеме.
 
Давая четкий политический сигнал белорусской стороне, 10 февраля на своем заседании Совет ЕС принял постановление, согласно которому расширились возможности применения санкций в отношении физических и юридических лиц Беларуси, причастных к нарушениям основных прав и свобод. И уже 27 февраля в Брюсселе на заседании Совета министров иностранных дел стран Евросоюза визовые и финансовые санкции были введены в отношении 19 представителей судебной системы Беларуси и 2 милицейских чиновников.

Ответ официального Минска был стремительным и нервным: уже на следующий день, 28 февраля, МИД Беларуси предложил главе представительства Еврокомиссии Майре Мора и послу Польши Лешеку Шерепке выехать в свои столицы для консультаций, чтобы «довести своему руководству жесткую позицию белорусской стороны о неприемлемости давления и санкций». В свою очередь, в Минск для консультаций были отозваны постоянный представитель Беларуси при Евросоюзе Андрей Евдоченко и посол Беларуси в Польше Виктор Гайсенок. Было также заявлено, что «белорусская сторона закроет въезд в Беларусь тем лицам из стран Евросоюза, которые способствовали введению ограничительных мер». В тот же вечер Брюссель объявил об отзыве из Беларуси всех послов стран Евросоюза «в знак солидарности и единства».

В развитие принципиальной позиции 2 марта лидеры стран Евросоюза на саммите в Брюсселе призвали Совет министров иностранных дел ЕС сделать дальнейшие шаги в отношении официального Минска. Президент Европейского совета Херман ван Ромпей озвучил согласованное заявление саммита относительно Беларуси: «Европейский совет выражает свою серьезную обеспокоенность дальнейшим ухудшением ситуации в Беларуси. Он приветствует решение Совета ЕС расширить список лиц - ответственных за серьезные нарушения прав человека и репрессии против гражданского общества, а также тех, которые поддерживают режим Лукашенко или получают от него выгоду - в отношении которых был применен визовый запрет и замораживание активов». Европейский совет призывает Совет ЕС продолжить работу над дальнейшими ограничительными мерами в отношении таких лиц.

Таким образом, февраль ознаменовался серьезными заявлениями и политическими мерами стран ЕС по проблемам, связанным с критическим состоянием прав человека в Беларуси, что вызвало жесткое противодействие белорусских властей. Белорусская сторона при этом не только не сделала ни одного шага к устранению причин конфликта, но и продемонстрировала волю к дальнейшей его эскалации.
 
Ситуация с основными правами и свободами оставалась критически плохой.
 
Политические заключенные, политически мотивированное уголовное преследование

 За решеткой продолжали находиться 15 политических заключенных Беларуси: Николай Автухович, Андрей Санников, Николай Статкевич, Дмитрий Бондаренко, Павел Северинец, Дмитрий Дашкевич, Эдуард Лобов, Алесь Беляцкий, Сергей Коваленко, Игорь Олиневич, Николай Дедок, Александр Францкевич, Евгений Васькович, Артем Прокопенко и Павел Сыромолотов.

1 февраля Дмитрий Бондаренко написал прошение о помиловании. Накануне, несмотря на перенесенную операцию на позвоночнике, в отношении него вступили в действие более жесткие условия содержания, у него забрали костыли и специальную ортопедическую обувь. Сразу после написания прошения необходимые вещи были возвращены узнику. 9 февраля комиссия по условно-досрочному освобождению могилевской исправительной колонии № 15 определила, что она не будет рекомендовать освободить Дмитрия Бондаренко досрочно. Осужденный на 2 года колонии общего режима, он уже имеет право на условно-досрочное освобождение, однако администрация колонии, хоть у заключенного нет дисциплинарных взысканий, отказывается идти на этот шаг.
 
Написанные прошения о помиловании Андреем Санниковым (23 ноября 2011 года) и Дмитрием Бондаренко никоим образом не повлияли на их освобождение. Член комиссии по помилованию при президенте Николай Самосейко 8 февраля отмечал, что на эту дату он еще не имеет соответствующих документов на Санникова и Бондаренко, и что заседание комиссии обычно проходит через 2-3 дня после их получения. То, что к концу февраля комиссия по помилованию так и не рассмотрела прошений А. Санникова и Д. Бондаренко, свидетельствует о том, что решение по их делам зависит не от комиссии, а исключительно от решения президента и результатов политических процессов между белорусскими властями и Евросоюза.

Зависимость от политических факторов не исключалась и в деле заключенного правозащитника Алеся Беляцкого. 17 февраля он был переведен из тюрьмы № 8 Жодино в СИЗО № 1 Минска на ул. Володарского, где содержался 11 дней. Только 28 февраля он был этапирован на место отбывания наказания - в Бобруйскую исправительную колонию № 2. По некоторой информации, МИД Беларуси напрямую связывал вопрос освобождения правозащитника от принятия решения по санкциям Евросоюза.
 
24 февраля судья суда Первомайского района Витебска Елена Жук признала члена КХП-БНФ Сергея Коваленко виновным в уклонении от отбытия наказания в виде ограничения свободы (ст. 415 Уголовного кодекса) и приговорила его к 2 годам и 1 месяцу колонии в условиях общего режима (прокурор Дмитрий Лутов требовал 2 года 8 месяцев). Сергея Коваленко признали виновным в нарушении режима отбывания ограничения свободы без направления в исправительные учреждения открытого типа («домашней химии») - наказания, вынесенного за бело-красно-белый флаг, вывешенный 7 января 2010 года на городской новогодней елке. До суда С. Коваленко содержался под стражей, где в знак протеста почти два месяца держал голодовку протеста, которую не прекратил и после вынесения приговора. 17 февраля Сергей Коваленко повторно сочетался браком со своей бывшей женой.

29 февраля стало известно, что Борисовская районная прокуратура отменила постановление о прекращении уголовного дела по статье 370 Уголовного кодекса «Оскорбление государственных символов» в отношении Александра Молчанова и Андрея Николаевского. А. Молчанов и его друг А. Николаевский попали под преследование милиции после того, как 26 октября 2011 года в центре Борисова были залиты краской государственные флаги. Уголовное дело в первой половине февраля было прекращено из-за недостатка доказательств. Александр Молчанов находится под стражей в СИЗО Жодина по обвинению в совершении преступлений по части 2 статьи 205 Уголовного кодекса (хищение, совершенное группой лиц): он вместе с еще одним человеком был задержан в Жодино в начале января 2012 года по подозрению в краже металла на территории кузнечного завода.

Преследование и давление на правозащитников

13 февраля Минский городской суд рассмотрел кассационную жалобу заместителя председателя Правозащитного центра «Вясна» Валентина Стефановича на постановление суда Партизанского района Минска от 16 декабря 2011 года о взыскании налогов согласно исковым требованиям инспекции министерства по налогам и сборам Партизанского района столицы. Судебная коллегия, рассмотрев доводы правозащитника, полностью оставила жалобу без удовлетворения.
 
29 февраля Валентин Стефанович получил два постановления о возбуждении исполнительного производства на основании решения суда о взыскании подоходного налога, пени и государственной пошлины. В семидневный срок он должен выплатить 31 515 540 рублей подоходного налога, 22 841 830 рублей пени за неисполнение налогового обязательства, а также 2 717 870 рублей государственной пошлины.

Дело Валентина Стефановича напрямую связано с делом осужденного Алеся Беляцкого и преследованием Правозащитного центра «Вясна» за правозащитную деятельность и помощь политзаключенным. Преследование как Алеся Беляцкого, так и Валентина Стефановича инициировано КГБ.
 
Обсерватория по защите правозащитников осудила отказ в удовлетворении жалобы Валентина Стефановича Минским городским судом, отметив, что суммы, зачисленные правозащитнику в качестве «личной прибыли», были переведены на его банковский счет в Литве со стороны международных организаций, таких как Amnesty International и Датский институт по правам человека, и всегда использовались в рамках деятельности ПЦ «Вясна».

Использование пыток и жестокого обращения, неудовлетворительные условия содержания

22 февраля во время встречи с адвокатом выяснилось, что Дмитрий Дашкевич повторно в течение месяца помещен в штрафной изолятор Глубокской колонии № 13 на 10 суток; о причинах этого решения администрации колонии заключенный сообщить не смог. Во время предыдущей встречи с адвокатом 17 февраля Дмитрий Дашкевич также был в штрафном изоляторе. Туда он был помещен за отказ входить в камеру к заключенному с низким социальным статусом, что по тюремным правилам автоматически перевело бы его самого в такой же статус.
 
29 февраля Сергея Коваленко из СИЗО Витебска перевезли в тюремную больницу при минской колонии № 1 на Володарского. Политический заключенный, который держит голодовку уже более 2 месяцев, потерял около 30 килограммов веса, чувствует сильную слабость, ему тяжело сидеть и даже лежать. С. Коваленко требует перевода в госпиталь, изменения меры пресечения и отмены несправедливого приговора.

У Дмитрия Бондаренко ухудшилось состояние здоровья. В письме к жене Ольге Бондаренко политзаключенный написал, что в колонии был большой смотр, заключенные долго стояли и он простудился, поднялась высокая температура. Когда Дмитрий Бондаренко пошел в санчасть, ему дали лекарство, но сначала отказали в помещении в санчасть, однако после дальнейшего ухудшения самочувствия все же положили на лечение.

Смертная казнь

В начале февраля стало известно, что белорусское правительство считает неприемлемой жалобу близких приговоренного к смертной казни Владислава Ковалева, направленную в Комитет по правам человека ООН и зарегистрированную 15 декабря 2011 года. По мнению белорусского правительства, неприемлемость ее вытекает из-за неисчерпаемости всех национальных средств защиты, поскольку жалоба Ковалева находится на рассмотрении в Верховном суде в порядке надзора. Также Ковалев обратился за помилованием к Александру Лукашенко. Вместе с тем, обращение с жалобой в порядке надзора не признается международными органами в области прав человека в качестве правового средства внутригосударственной защиты, поскольку в этом случае не возбуждается правовая процедура. Обращение за помилованием также нельзя расценивать как правовое средство защиты прав, так как основными в этой процедуре являются не правовые вопросы, а моральные или гуманитарные. Согласно практике, приговоренный к смертной казни в Беларуси узнает о том, что ему отказано в удовлетворении жалобы в порядке надзора и прошении о помиловании за несколько минут до казни. У него нет никакой реальной возможности за эти несколько минут представить в Комитет по правам человека жалобу ООН и дождаться ее регистрации. Поэтому требование об исчерпаемости внутренних средств до подачи жалобы в ООН - необоснованное. Эта позиция изложена матерью Владислава Ковалева Комитету по правам человека ООН на комментарий правительства Беларуси. Комитет обратился к государству с просьбой не приводить смертный приговор в исполнение до конца рассмотрения дела по существу.
 
Любовь Ковалева, мать осужденного к смертной казни Владислава Ковалева, направила обращения в государственные органы, которые имеют право обращаться в Конституционный суд для вынесения заключений. Она просила эти органы внести предложения в Конституционный суд о введении в Уголовно-исполнительный кодекс статьи о приостановлении исполнения смертного приговора в связи с обращением в Комитет по правам человека ООН. 18 февраля из Администрации президента за подписью заведующего отделом по вопросам гражданства и помилования Александра Киселева поступил ответ, что для рассмотрения ее предложения нужен комплексный правовой анализ законодательства с участием компетентных органов. Кроме Администрации президента, Любовь Ковалева аналогичные обращения направила в Совет Министров, Верховный суд, Совет Республики и Палату Представителей.
 
27 февраля родственники приговоренного к смертной казни мастера джиу-джитсу с Гомельщины Игоря Мялика сообщили, что больше месяца не получают от него письма, хотя раньше он писал регулярно, еженедельно. Они выразили беспокойство, что смертный приговор мог быть приведен в исполнение. Смертный приговор Игорю Мялику был вынесен 14 сентября 2010 года Могилевским областным судом за совершении серии убийств, грабежа, кражу в составе преступной группировки, а также за незаконные действия в отношении огнестрельного оружия и боеприпасов. 11 февраля 2011 года коллегия Верховного суда оставила приговор без изменений.

13 февраля правозащитник Валентин Стефанович получил из Администрации президента ответ на свое обращение с просьбой ввести мораторий на смертную казнь (обращение было направлено 9 декабря 2011 года, накануне Дня прав человека). В ответе сказано, что «Республика Беларусь последовательно идет по пути ограничения применения смертной казни». «Движение на пути исключения смертной казни из числа уголовных наказаний не может быть одинаковым в разных государствах мира. Невозможно одномоментно изменить внутринациональные, исторически сформированные взгляды в этом вопросе», - отмечено в ответе за подписью заведующего отделом по вопросам гражданства и помилования Александра Киселева.

14 февраля Президент Европарламента Мартин Шульц обратился к А. Лукашенко о помиловании Владислава Ковалева и Дмитрия Коновалова, ожидающих смертной казни. «Мы выступаем против смертной казни в любых обстоятельствах и призываем Беларусь, последнюю страну в Европе, которая использует ее, ввести мораторий на смертную казнь», - отметил он.

16 февраля Европарламент принял резолюцию по смертной казни в Беларуси, в которой осудил смертные приговоры, вынесенные Ковалеву и Коновалову, и настоятельно призвал Александра Лукашенко помиловать этих лиц и объявить мораторий на смертные приговоры и казнь с целью отмены смертной казни из системы наказаний путем ратификации Второго факультативного протокола к Международному пакту о гражданских и политических правах, в соответствии с международными стандартами.

Административное преследование общественно-политических активистов, произвольные задержания

1 февраля на заседании комиссии при администрации Московского района Минска несовершеннолетнего активиста оргкомитета по созданию Национал-большевистской партии Владислава Лобова оштрафовали на 30 базовых величин за участие в акции 3 декабря 2011 года возле здания Белтелерадиокомпании, когда трое молодых людей выплеснули на крыльцо ведро с лапшой и разбросали листовки. Действия В.Лобава квалифицированы по статье 17.1 КоАП (мелкое хулиганство).
 
8 февраля после 19-часов сотрудники милиции в масках, выбив окна, ворвались в дом, где уже много лет по средам проводятся встречи «Литвинского клуба». Были задержаны 32 участника мероприятия, среди которых - 2 несовершеннолетних, и доставлены в РУВД Московского района Минска. Первоначальной причиной задержания сотрудники милиции назвали то, что поступила информация о наркотиках в этом доме, а позже сообщили о подозрении на то, что там проводила службы какая-то секта. Через полтора часа все задержанные были отпущены без составления протоколов.

11 февраля в Дзержинске были задержаны активисты «Европейской Беларуси» Александр Тарногурский, Анатолий Жулетников и Владимир Денисевич, которые пытались вывесить растяжку «Свободу Беляцкому!». Активистов доставили в РУВД Дзержинского района и города Дзержинска, где составили протоколы опроса, конфисковали растяжку и освободили. В начале марта Александру Тарногурскому и Владимиру Денисевичу были вынесены наказания в виде штрафов размером 20 и 10 базовых величин по статье 21.14 ч.2 КоАП РБ (нарушение правил содержания населенных пунктов).

22 февраля судья суда Московского района Минска Татьяна Мотыль осудила активиста гражданской кампании «Говори правду» Павла Виноградова на 10 суток административного ареста по статье 23.34 КоАП РБ (нарушение порядка организации и проведения массового мероприятия) за акцию «Игрушко митингуэ», которая была проведена 10 февраля около Мингорисполкома. Павел Виноградов был задержан после 17 часов 21 февраля и долгое время о его местонахождении ничего не было известно. Ночь активист провел в Центре изоляции правонарушителей на Окрестина.

В помещении суда при попытке передать продукты Павлу Виноградову был задержан еще один активист кампании «Говори правду» Александр Арцыбашев. Его отвезли в Московский РУВД для составления протокола административного правонарушения за участие в той же акции «Игрушко митингуэ». В этот же день суд Московского района приговорил А. Арцыбашева к 10 суткам административного ареста.

22 февраля после 15 часов суд Витебского района рассмотрел административные дела молодофронтовцев Романа Васильева, Михаила Мусского, Дмитрия Кременецкого и Владимира Еременко, а также члена БАЖ Павла Ситника, которые 21 февраля ехали на суд к Сергею Коваленко и были задержаны по дороге. Все они были обвинены в мелком хулиганстве. Водителю автомобиля Павла Ситника, который единственный, кто пришел на суд, вынесли штраф в размере 105 тысяч рублей, остальные заочно получили аресты на трое суток.

22 февраля ситуация с задержанием автомобиля повторилась с оршанскими активистами оргкомитета по созданию партии БХД, ехавшими в Витебск, чтобы поддержать в суде Сергея Коваленко. Машину остановили, у всех забрали документы и сказали ждать. Через три часа документы отдали и отпустили, обошлось без составления протоколов.

23 февраля при проведении антиалкогольной акции возле универмага «Гомель» в областном центре были задержаны активисты коалиции «Наша альтернатива» Константин Жуковский, Андрей Попов и Дмитрий Корешков. Продержав около двух с половиной часов, их отпустили из Центрального РОВД Гомеля, забрав около 430 экземпляров антиалкогольных листовок, чтобы проверить на соответствие закону. Листовки содержали призыв «Хватит пить - время семью кормить и страну защищать» и поздравления с Днем защитника Отечества.

Политически мотивированные отчисления из мест учебы

6 февраля из Минского государственного лингвистического университета (МГЛУ) отчислили активистов «Европейской Беларуси» Александра Солдатенко, Александра Велитченко и Никиту Коваленко, которые ранее были приговорены к административным арестам за участие в акциях солидарности с политическими заключенными Беларуси. Александр Солдатенко был осужден на 7 суток ареста за участие в акции 25 октября 2011 года; после задержания на акции 26 октября 2011 года Александр Велитченко получил 15 суток ареста, а Никита Коваленко - 10 суток, а 8 января еще 5 суток ареста за участие в новой акции. Александра Велитченко задерживали за участие в акции 2 августа 2011 года возле здания Горецкой колонии, в которой тогда отбывал наказание политзаключенный Дмитрий Дашкевич. Тогда его наказали штрафом в размере 30 базовых величин.

В ноября 2011 года ректор МГЛУ Наталья Баранова вынесла студентам «официальное письменное предупреждение о недопустимости противоправного поведения», превысив тем самым свои должностные полномочия.

14 февраля активистка «Молодого фронта» Анастасия Шулейко узнала, что она отчислена из Института журналистики БГУ. Анастасия неоднократно задерживалась за участие в акциях протеста, что и послужило причиной отчисления. Так, после первого задержания за акцию в поддержку правозащитника Алеся Беляцкого 25 ноября 2011 года, руководство института вынесло ей выговор. Во время акции 19 декабря 2011, посвященной годовщине трагических событий на Площади, Анастасию задержали возле Красного костела, а назавтра наказали штрафом. Ее также задерживали 31 декабря 2011 возле Центра изоляции правонарушителей на Окрестина, за что наказали штрафом в размере 20 базовых величин, а Новый Год она встретила в камере.

Ограничения свободы слова

6 февраля, в пятый раз за последнее время, ГАИ задержала для проверки машину редактора «Витебского Курьера», которой управляла журналистка «ВК» Юлия Коноплева. Сотрудники попросили журналистку открыть багажник, но получили отказ. Водитель потребовала понятых и пригласила представителя владельца авто и журналистов. 4 часа продолжался осмотр автомобиля, составление протокола осмотра (в машине была всего одна газета «Витебского Курьера»), после чего журналистка была отпущена, документы возвращены.

16 февраля редактора сайта «Народные Новости Витебска» Сергея Серебро допросили в транспортной милиции по поводу информации о бело-красно-белом флаге, вывешенном 8 февраля в знак солидарности с заключенным в СИЗО членом КХП БНФ Сергеем Коваленко. В транспортной милиции у журналиста интересовались, он ли писал информацию для сайта и подтверждает ли он ее. С. Серебро ответил, что журналист имеет право не разглашать источники информации, если это не касается показаний в суде. 8 февраля, когда Сергей Серебро фотографировал вывешенный флаг, его задержали сотрудники транспортной милиции. Сначала они потребовали, чтобы независимый журналист удалил снимки, но не нашлось законных оснований для этого. Тогда, переписав личные данные, журналиста отпустили.

16 февраля гродненский видеооператор Николай Детченя получил предупреждение от Гродненской областной прокуратуры за работу без аккредитации для канала «Белсат». По мнению прокуратуры, некоторые кадры с акции в районном центре Свислочь, которые были показаны по «Белсату», сделал именно Николай Детченя. Такой вывод прокурорские работники сделали из того, что журналист находился как раз в то время и в том месте. Как доказательство его местонахождения прокуратура предъявила сделанные неизвестными работниками силовых ведомств фотографии. После того, как журналист получил предупреждение, прокурорские работники отказались предоставить копию этого документа предупрежденному, хотя тот настаивал на этом.

21 февраля журналист из Гродно Виктор Парфененко, который трижды в течение трех лет подавал бумаги на официальную регистрацию в качестве журналиста Белорусского Радио Рация, был вызван в Гродненскую областную прокуратуру для оглашения официального предупреждения за работу без аккредитации. В беседе с заместителем начальника отдела по надзору за исполнением законодательства Валерием Поведайко был упомянут материал Парфененко от 8 декабря 2011 года, который был посвящен празднованию в Гродно юбилея Максима Богдановича. Письменного предупреждения Виктор Парфененко, несмотря на требование, не получил. Журналист собирается в очередной, уже четвертый раз, подать бумаги на официальную аккредитацию в МИД.

21 февраля Гродненская областная прокуратура вынесла официальное предупреждение независимому журналисту Александру Денисову. Разговор с Денисовым вел заместитель начальника отдела прокуратуры Гродненской области Валерий Поведайко. Формальным поводом такого реагирования официального органа стал репортаж о Дне памяти повстанцев 1863 года в Свислочи, который прошел в конце октября прошлого года. Прокуратура предупредила Денисова о последствиях журналистской работы без аккредитации. Якобы в материале телеканала «Белсат» были использованы кадры, которые снял Александр Денисов. Журналист заявил представителю прокуратуры, что такое предупреждение не имеет никаких оснований, поскольку является бездоказательным.
 
27 февраля в Гродненскую областную прокуратуру была вызвана Гражина Шалкевич, корреспондент Белорусского Радио Рация. Журналистке было вынесено официальное предупреждение за работу без официальной аккредитации. Однако, дать на руки письменный документ начальник отдела по надзору за соблюдением законодательства Валерий Поведайко отказался. Просьба журналистки переписать содержание и суть предупреждения осталась также без удовлетворения.
 
27 февраля независимому журналисту Андрею Мелешко позвонили на мобильный телефон из областного управления Комитета государственной безопасности и пригласили на «профилактическую беседу». Звонивший представился майором Жуковым. Мелешко потребовал представить ему официальную повестку и сказал, что придет только после ее получения. Андрей Мелешко - пятый гродненский член БАЖ, которого беспокоят за последнюю неделю из прокуратуры или КГБ.

22 февраля сотрудники КГБ пригласили на неофициальную встречу главного редактора сайта «Свободный Регион» Евгения Парчинского из Новополоцка. При встрече сотрудник госбезопасности напомнил о существовании в Уголовном кодексе статей о дискредитации Республики Беларусь в публикациях, аудио, видео материалах, а также о том, что занимаясь журналистской деятельностью без аккредитации, он нарушает существующее законодательство.

21 февраля на семинар по вопросам осуществления предпринимательской деятельности с участием председателя Комитета государственного контроля Александра Якобсона, Генерального прокурора Александра Конюка, председателя облисполкома Владимира Дворника, представителей структур власти и бизнеса не допустили корреспондента БелаПАН Елену Германович. Сотрудница управления идеологии облисполкома Ольга Рябикова попросила Елену покинуть помещение, мотивировав тем, что для присутствия на семинаре нужно особое приглашение. Слова корреспондента о том, что журналист, в соответствии с законодательством, имеет право получать и распространять информацию, присутствовать на мероприятиях, не оказали на сотрудницу идеологии никакого влияния.
 
26 февраля около 19 часов вечера в Витебске сотрудниками милиции была задержана добровольная помощница гражданской кампании «Наш дом» Анна Годлевская, которая распространяла бесплатную газету «Наш Дом инфо». Сотрудник милиции был без формы, он показал удостоверение и вызвал по телефону наряд милиции. Сотрудники милиции доставили активистку в Октябрьский РОВД, составили протокол об административном нарушении якобы за незаконное распространение печатной продукции, изъяли 430 экземпляров газеты и через 3 часа отпустили.

Ограничение свободы собраний

По состоянию на 14 февраля с начала года солигорские власти запретили 18 акций, на которых заявители планировали высказаться об экономической и общественно-политической ситуации в стране, в том числе о существовании политических заключенных и необходимости их освобождения. Пикеты и митинги в Солигорске, запланированные на 17-го, 18-го и 19-го февраля, также были запрещены председателем Солигорского районного исполнительного комитета Александром Римашевским на основании якобы не приложенных к заявлению обязательств в письменной форме по организации и проведению массового мероприятия. Заявитель акций Владимир Шило заявил, что эти письменные обязательства были случайно ли, намеренно ли утеряны. В конце февраля Владимир Шило получил отказы на пять очередных заявлений на проведение массовых мероприятий, которые должны были состояться в конце месяца. Активист решил направить специальное обращение солигорским депутатам с требованием обеспечить реальную возможность реализации права на свободу собраний в Солигорске.

В ситуации тотального запрета массовых мероприятий в Солигорске, 24 февраля общественные активисты города при поддержке местных правозащитников провели информационную акцию с распространением материалов против смертной казни. Уже 29 февраля одного из участников акции Андрея Тычину вызвали в милицию в связи с появлением в городе листовок против смертной казни.

20 февраля стало известно, что в Брестском районе власти запретили пикеты против обнищания населения. Проводить три подобные акции в деревнях Страдеч, Знаменка и городском поселке Домачево собирались местные активисты Белорусской партии левых «Справедливый мир», однако под разными предлогами власти не разрешили проведение пикетов. В деревне Страдеч пикет был запрещен потому, что организаторы не подписали договор с органами внутренних дел, учреждением здравоохранения и коммунальным предприятием. Причиной отказа в деревне Знаменка стало то, что заявитель пикета не указал дату своего рождения, в поселке Домачево якобы был нарушен установленный срок для подачи заявления о проведении массового мероприятия.

28 февраля гродненским правозащитникам Виктору Сазонову и Роману Юргелю городские власти отказали в разрешении на проведение пикета в поддержку политзаключенных, который планировалось провести 8 марта. Горисполком официальным письмом за подписью заместителя председателя Ирины Сенченковой не дал согласия на проведение такого пикета в Румлевском парке, сославшись на то, что заявители не приняли должных мер по организации безопасных условий проведения заявленного мероприятия.

27 февраля гомельские правозащитники Анатолий Поплавный и Леонид Судаленко направили жалобу в Комитет по правам человека ООН. Заявители считают, что их права на свободу мирных собраний и выражение мнений, предусмотренные статьями 19 и 21 Международного пакта о гражданских и политических правах, были нарушены белорусскими властями. Дело касается того, что 22 ноября 2010 года Анатолий Поплавный и Леонид Судаленко обратились в Гомельский горисполком за разрешением на проведение пикета, приуроченного ко Дню прав человека. Городские власти массовое мероприятие не разрешили, все суды - районный, областной, Верховный, где обжаловалось данное решение, стали на их сторону. В жалобе заявители указывают, что в почти 500-тысячном городе Гомеле власти определили только одно место для проведения пикетов и митингов, а за проведение мирных собраний граждане, согласно решению горисполкома, должны еще и заплатить - милиции, скорой помощи и коммунальным службам.

С подобной жалобой 23 февраля обратилась в Комитет по правам человека ООН и член ОГП из Гомеля Зинаида Шумилина. В феврале 2011 года она и еще 12 человек подали заявки на проведение в Гомеле пикетов с целью привлечения внимания к политическому преследованию бывших кандидатов в президенты, которые после выборов попали в тюрьмы. Горисполком отказал в проведении массовых мероприятий, а суды - от районного до Верховного, стали на сторону горисполкома.

Ситуация с соблюдением свободы ассоциаций

3 февраля координатор кампании «Право на веру» Алексей Шеин и один из руководителей Ассамблеи НГО Сергей Лисиченок получили ответ из Совета Республики на свое обращение, в котором сказано, что законодательный орган не видит необходимости инициировать отмену статьи 193-1 Уголовного кодекса (деятельность от имени незарегистрированной организации). В письме за подписью заместителя председателя Постоянной комиссии по законодательству и государственному строительству Мороза Л.Ф утверждается, что «статья 193-1 Уголовного кодекса Республики Беларусь вместе с другими нормами Закона является правовым средством борьбы с преступлениями, которые нарушают конституционные права и свободы граждан, а также порядок и безопасность в обществе. По нашему мнению, она охраняет общепринятые права человека и его основные свободы и не нарушает международных стандартов в области прав человека».

10 февраля Барановичский районный (городской) суд признал барановичского активиста украинской диаспоры Николая Черноуса виновным в нарушении ст. 23:39 КоАП (самоуправство при создании общественного объединения) и присудил ему административный штраф в размере 2 базовых величин. Судья Станислав Пивовар признал правонарушением то, что свои заявления в горисполком о выделении украинской диаспоре помещения для регистрации общественного объединения «Кобзарь» Николай Черноус подписывал как председатель организации. Поскольку «Кобзарь» пока не прошел госрегистрации, такую подпись чиновники посчитали самоуправством и инициировали суд над Н. Черноусом. Будучи не согласным с таким решением, 16 февраля Николай Черноус направил жалобу в Брестский областной суд. В своей жалобе он отметил, что 24 февраля 2011 года учредительное собрание барановичских украинцев создало ОО «Кобзарь», избрало его председателем и поручило ему представлять объединение в процессе регистрации или суде. 29 февраля Брестский областной суд удовлетворил кассационную жалобу Николая Черноуса. Это стало одним из неожиданных и единичных случаев восстановления законности и справедливости в сфере свободы ассоциаций.

 

Последние новости

слухаць Радыё рацыя Міжнародная федэрацыя правоў чалавека Беларуская Інтэрнэт-Бібліятэка КАМУНІКАТ Грамадзкі вэб-архіў ВЫТОКІ Антидискриминационный центр АДЦ 'Мемориал' Prava-BY.info Беларускі Праўны Партал Межрегиональная правозащитная группа - Воронеж/Черноземье
Московская Хельсинкская группа
Молодежное Правозащитное Движение
amnesty international