Станислав Романович: Служба в армии укрепила меня в критике белорусского режима

2012 2012-02-22T10:42:01+0300 1970-01-01T03:00:00+0300 ru

Почему служба в армии не смогла "перевоспитать" молодого оппозиционера? Об этом и об армейском опыте бывший активист "Молодого фронта" рассказал в интервью DW сразу после демобилизации.

В последний день января 2012 года из белорусской армии демобилизовался Станислав Романович. Экс-лидер могилевского отделения зарегистрированной в Чехии оппозиционной молодежной организации "Молодой фронт" отслужил полтора года в 12-й школе подготовки специалистов войск связи. В 2010 году его отчислили из Могилевского государственного университета. После отчисления последовал призыв в армию. Романович стал так называемым политпризывником. О том, как армия повлияла на его жизнь, он рассказал в интервью DW.

DW: Станислав, два года назад ты был отчислен из университета. Официальная причина - неуспеваемость. За нее часто критикуют молодежных активистов. Якобы из-за своей деятельности они не в состоянии учиться в вузе. Что в твоем случае означало "политпризывник"?

Станислав Романович: Два года назад я был студентом первого курса факультета экономики и права Могилевского государственного университета. В тот момент могилевский "Молодой фронт" набирал силу и занимал лидирующие позиции среди молодежных организаций. Во время зимней сессии, прямо во время экзамена, меня вызвала к себе декан факультета. Когда я пришел, в ее кабинете уже сидел человек, представившийся сотрудником КГБ. Этот человек предложил мне помощь в сдаче сессии и беспроблемную учебу в дальнейшем, если я соглашусь с ним сотрудничать. В противном случае, намекал он, я вряд ли сдам экзамены успешно. Я отказался от сотрудничества и трижды получил оценку "неуд" по математике. Все это было в феврале 2010 года, а в декабре прошли президентские выборы и разгон оппозиции. Так что решайте сами, это "политический призыв" или неуспеваемость.

- Как после всех этих перипетий тебя приняла армия?

- Я не уклонялся от призыва, я даже мечтал служить в пограничных войсках. Но в военкомате оказалось, что мое личное дело лежало отдельно от всех. В хранилище его не смогли найти, и сотрудница военкомата принесла его, если мне не изменяет память, из кабинета военкома. Сначала я оказался в минской части войск связи, а через месяц был отправлен в учебку в Печи (военный городок. - Ред.) возле Борисова, где и прослужил оставшийся срок службы.

- Ты дослужился до самого высокого звания для служащего срочной службы - старшины. Не пробовали ли тебя "перевоспитать", например, замполиты?

- Моя принципиальная позиция состоит в том, что армия должна быть белорусской и белорусскоязычной. И это было проблемой для командиров, ломало их еще советские стереотипы об армии. Но они понимали, что в принципе я прав. Наша армия на самом деле остается советской, она заточена на то, чтобы сломать личность. Я не боялся спорить с командирами. Я выписывал независимые газеты, которые вынужден был читать под надзором прапорщика. К удивлению обычных солдат со мной постоянно проводили беседы высшие офицеры. Таким образом сами командиры выделяли меня из толпы из-за моих политических взглядов.

Не дать мне очередное звание они не могли по той причине, что все восприняли бы это как вид дискриминации. А замечаний по службе у меня не было. Замполиты пробуют всем "промывать" мозги, но делают это неохотно, чтобы не выглядеть глупо. Новостям БТ (Белорусского телевидения. - Ред.) в армии никто не верит.

- Исходя из твоих наблюдений, можно ли сказать, что белорусская армия является опорой режима Александра Лукашенко?

- Высшие военные чины преданы Лукашенко, но внизу, особенно с учетом кризиса и нынешних низких зарплат прапорщиков и младших офицеров, уровень поддержки незначительный. Большая часть скрывает свои настоящие взгляды. Например, у капитана зарплата составляет чуть более 2 миллионов рублей (около 200 евро. - Ред.). Конечно, они недовольны. А прапорщики вообще бегут уже из армии.

- Какие позитивные моменты ты бы отметил? Может армия чему-либо научить?

- Я ожидал худших бытовых условий, но казармы все-таки выглядят достаточно неплохо. А вот медчасть представляет собой ужасное зрелище. Я переболел пневмонией в армии. Так вот, когда я лежал в медчасти, там отключали электричество из-за того, что с потолка лилась по стенам вода.

Неожиданностью стала и абсолютная халатность в подходе к организации боевой подготовки. Всем в войсках абсолютно все равно, умеет стрелять солдат или нет. В армию приходят бойцы, которые никогда в жизни не мыли пол, или, например, не знают, для чего существуют нитка с иголкой. Таким армия идет на пользу. Мне, чтобы чему-то научиться, хватило года, остальное время я провел впустую.

- Жалеешь ли ты, что пошел в армию?

 - Лично я не жалею, но другим - не советую. Армия - это лотерея. Моя армейская судьба сложилась более-менее успешно. Я служил на должности заместителя командира взвода, получил полезный в будущем организационный опыт. А кому-то повезло меньше. Я сторонник контрактной армии.

- "Молодой фронт" всегда отличался непримиримой позицией по отношению к существующему в Беларуси режиму. Изменились ли твои политические взгляды после службы в армии?

 - В армии мои взгляды приобрели только консистенцию железобетона. Сейчас я думаю, в какой вуз мне поступать, а в дальнейшем я вижу себя именно в общественно-политическом секторе. И, конечно же, служба в армии только укрепила мою критическую позицию к существующему в Беларуси диктаторскому режиму.

Последние новости

слухаць Радыё рацыя Міжнародная федэрацыя правоў чалавека Беларуская Інтэрнэт-Бібліятэка КАМУНІКАТ Грамадзкі вэб-архіў ВЫТОКІ Антидискриминационный центр АДЦ 'Мемориал' Prava-BY.info Беларускі Праўны Партал Межрегиональная правозащитная группа - Воронеж/Черноземье
Московская Хельсинкская группа
Молодежное Правозащитное Движение
amnesty international