О ситуации с адвокатурой в Беларуси. Доклад Павла Сапелко

2011 2011-12-10T18:54:00+0300 1970-01-01T03:00:00+0300 ru http://spring96.org/files/images/sources/sapielka-bierlin.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

С представленным докладом Павел Сапелко, лишенный в этом году властями права на адвокатскую деятельность, выступил во время дискуссии, организованной Немецкой Ассоциацией Адвокатов и представительством Amnesty International в Берлине. На мероприятии, организованном в столице Германии 9 декабря 2011года по поводу Дня прав человека, среди прочих тем обсуждалась «Юридическая практика в Беларуси - Защита прав человека, жизни и свободы».

«Уважаемые коллеги,

Спасибо за приглашение и за предоставленную возможность рассказать вам о ситуации с адвокатурой в Беларуси. Может быть, кто-то из вас еще помнит времена тоталитарного правления прокоммунистического режима в Восточной Германии - тем легче будет вам осознать нашу действительную ситуацию, наши проблемы и наши перспективы.

В соответствии с Законом,  адвокатура в Беларуси -  это «независимый правовой институт, призванный в соответствии с Конституцией Республики Беларусь осуществлять профессиональную правозащитную деятельность». Однако на практике адвокатура в Беларуси с момента обретения государством независимости прошла несколько этапов. В 1993 году был принят Закон об адвокатуре, который закреплял независимость института адвокатуры от государства в лице исполнительных органов власти. Однако некоторые недостатки в формулировках закона поспособствовали тому, что институт адвокатуры разобщился на адвокатов – членов коллегий адвокатов и так называемых «частных адвокатов». Союз адвокатов попытался безуспешно сыграть роль объединяющего фактора,  однако членство в нем отдельных адвокатов не поспособствовало в последующем защите их прав. Отдельно сформировался институт юристов-лицензиатов (legal adviser), которые обладали меньшим объемом процессуальных полномочий по сравнению с адвокатами.

В 1996 году начался процесс объединения двух частей адвокатуры, при этом интересы так называемых частных адвокатов были принесены в жертву сохранению той системы, которая существовала в «советские» времена и представляющей из себя социально защищенную систему взаимодействия адвокатуры, общества и государства. Так произошел возврат адвокатуры во времена Советского Союза, но с существенным креном в сторону законодательного контроля над адвокатурой со стороны исполнительной власти. С момента вступления в силу соответствующего декрета президента в 1997 году коллегии адвокатов попали под контроль Министерства юстиции де-юре, чего не позволяло себе государство даже в советские времена. Но нужно отдать должное Министерству юстиции, до новейшего времени оно не злоупотребляло своим правом контролировать деятельность коллегий адвокатов. Видится, что это было результатом некоторого «договора», по которому лояльность адвокатуры менялась на невмешательство в ее деятельность. Продолжает существовать институт юристов-лицензиатов.

В марте 2010 года в Минской городской коллегии адвокатов (МГКА) создалась ситуация, когда председатель коллегии слагал полномочия после без малого тридцати лет правления (он ни одного дня не работал практикующим адвокатом), а избрание нового председателя могло произойти в рамках заседания конференции, когда 1 адвокат представляет 10 – 15 человек и возможно искажение воли членов коллегии. Тогда члены МГКА вопреки воле своих коллегиальных органов управления выступили за созыв собрания коллегии, которого не проводилось много лет, собрали соответствующее количество подписей, невзирая на сопротивление органов управления коллегией и  Республиканской коллегии адвокатов.

Состоявшимся собранием коллегии адвокатов в результате прямого голосования членов коллегии был избран председателем коллегии Александр Пыльченко. После избрания нового председателя коллегии также напрямую адвокатами был избран новый состав президиума – коллегиального руководящего органа коллегии.
С этого времени новое руководство коллегии стали проводить политику ревизии принципов деятельности коллегии. Так, в частности, началось активное участие в выработке проекта нового закона об адвокатуре, который до этого предусматривал ряд положений, противоречащих основным началам адвокатской деятельности. Была прекращена существовавшая ранее порочная практика принятия решений с оглядкой на мнение органов исполнительной власти.

Это были нелегкие времена, мы и тогда сталкивались с попытками Министерства юстиции вмешаться в нашу деятельность, однако наши отношения с Министерством имели характер соревнования, поскольку Министерство не имело права отменять решение президиума коллегии адвокатов по закону и не могло напрямую принимать меры к отдельным адвокатам.

События 19 декабря 2011 года положили конец нашим надеждам и иллюзиям того, что демократические преобразования возможны в рамках отдельного института в недемократическом государстве. Ошибались те, кто считал, что есть предел цинизма и беззакония в государстве, не признающем и не соблюдающем основных прав человека.

Напомню, что за несколько дней после выборов  президента в Беларуси были арестованы большинство кандидатов в президенты, руководители их избирательных штабов,  лидеры оппозиционных партий и движений. Сотни участников массовых акций были осуждены на различные сроки ареста.

Их защиту осуществляли адвокаты Минской городской коллегии адвокатов. Представители власти либо не желали давать объективной информации о состоянии арестованных, либо распространяли откровенную ложь. Средства массовой информации получали объективные сведения лишь от адвокатов арестованных. Равно арестованные могли получать какие-то сведения  о происходящих процессах только от адвокатов.

Комитет государственной безопасности немедленно прекратил доступ адвокатов к арестованным, которые содержались в тюрьме КГБ, соссылкой на технические возможности тюрьмы; все дальнейшие встречи с арестованными вплоть до окончания следствия имели место лишь в присутствии следователя, который пресекал любые попытки общения.

На протяжении следствия некоторых обвиняемых (в том числе А.Санникова, А.Михалевича) без уведомления защитников вывозили в тюрьму министерства внутренних дел, где содержали несколько дней. До сих пор осталась невыясненной цель указанных переводов. Прокуратура сообщала о своей неосведомленности в указанном вопросе. Между тем перевод в тюрьму МВД мог преследовать целью запугивание обвиняемых перспективой содержания в заведомо унижающих и травмирующих условиях, а также использование заключенных, вступивших в сотрудничество с администрацией тюрьмы, для оказания давления на обвиняемых. Следует заметить, что в тюрьме МВД нет проблем с наличием свободных кабинетов для посещения обвиняемых адвокатами, и при своевременном информировании защитников о переводе обвиняемых в тюрьму МВД, те смогли бы посетить своих подзащитных. Показателен факт, что я узнал об этих перемещениях лишь благодаря другим заключенным тюрьмы МВД.

После 24 декабря 2010 года для защитников обвиняемых стала очевидна целенаправленная политика ограничения общения адвокатов и подзащитных, в связи с чем прозвучали резкие заявления адвокатов в прессе. С этого момента началась кампания давления на адвокатов с целью понудить их замалчивать нарушения, выявленные как в ходе производства по делу, так и касающиеся условий содержания обвиняемых. Ранее все защитники обвиняемых были предупреждены об уголовной ответственности за разглашение данных, ставших им известными в связи с участием в качестве защитников по делу. Необходимо заметить, что в Беларуси нет сложившейся практики применения данной нормы уголовного законодательства, что позволяет трактовать ее чрезмерно широко. Санкция настоящей нормы предусматривает в виде наказания, в том числе, лишение свободы.

В рамках начавшейся кампании по подавлению активности адвокатов – защитников обвиняемых, Министерство юстиции Беларуси выступило 29.12.2010 г. с заявлением о том, что «Отдельные адвокаты, осуществляющие защиту лиц, участвовавших 19 - 20 декабря 2010 года в совершении действий, направленных на организацию массовых беспорядков, сопровождавшихся попыткой захвата государственных учреждений, уничтожением имущества, вооруженным сопротивлением представителям власти, допускают грубые нарушения Правил профессиональной этики адвоката, действующего законодательства, в том числе Закона Республики Беларусь «Об адвокатуре». В частности, некоторые адвокаты, злоупотребляя своим правом на защиту иных лиц, в искаженном свете подают информацию о ходе следствия и возможности реализации прав своих подзащитных на юридическую помощь, состоянии их здоровья и условиях содержания, тенденциозно подают информацию о работе правоохранительных органов страны».  Поводом для этого стали заявления адвокатов о физических страданиях и лишении процессуальных прав подзащитных. В связи с этим в Президиум Минской городской коллегии адвокатов было внесено представление (предложение) о привлечении к дисциплинарной ответственности четырех адвокатов – П. Сапелко, Т. Сидоренко, В.Толстика, М.Семешко, осуществлявших защиту соответственно А.Санникова и П.Северинца, В.Некляева, И Халип, Д.Бондаренко.

5 января 2001 года Министерство юстиции заявило о необходимости привлечения к дисциплинарной ответственности «отдельных адвокатов, осуществляющих защиту лиц, участвовавших 19 - 20 декабря 2010 года в совершении действий, направленных на организацию массовых беспорядков». Так, «Министерством юстиции установлено, что адвокат Минской городской коллегии адвокатов Сапелко П.В. допустил некорректные высказывания в адрес адвокатуры, как независимого правового института, подвергнул сомнениям обоснованность действий Министерства юстиции, как государственного лицензирующего органа, заявив, что это «прессинг со стороны государства на деятельность государственных адвокатов». В этой связи Министерством юстиции в адрес Минской городской коллегии адвокатов направлено представление о привлечении его к дисциплинарной ответственности и предложением рассмотреть вопрос о целесообразности пребывания его в составе президиума Минской городской коллегии адвокатов.

Опубликованная в различных СМИ информация, которая вызвала нарекания со стороны Министерства, состояла в следующем. Я оценил состояние своего подзащитного Андрея Санникова, как тяжелое — “Санников сильно избит и представляет из себя ужасное зрелище. Он практически не может передвигаться”. Кроме того, что кандидат в президенты “невиновен и подозрения, выдвинутые в его отношении, абсолютно не имеют под собой оснований; все случившееся во время массового мероприятия мы, сторона защиты, считаем явной провокацией”, а также о планах защиты обжаловать в прокуратуре немотивированное применение силы по отношению к Санникову во время задержания. Также я  заявил, что мой подзащитный во время ведения следственных действий вынужден пребывать “в животных условиях и искусственной изоляции – не иметь ни вестей о своей супруге, ни сведений, как обстоят дела с его ребенком, не иметь возможности, в конце концов, отреагировать на результаты выборов”. Эти интервью прозвучали в новостных передачах ведущих телеканалов, в т.ч. CNN, были опубликованы в других изданиях по всему миру. Я, как адвокат, поражен позицией Министерства юстиции и его заявлением от 29 декабря 2010г. в отношении адвокатов обвиняемых и подозреваемых в совершении уголовных преступлений в связи с событиями 19 декабря 2010г. Заявления других адвокатов касались условий содержания арестованных и отсутствия доступа к ним.

Президиум минской городской коллегии адвокатов отказал Министерству юстиции в привлечении всех указанных адвокатов к дисциплинарной ответственности, не усмотрев нарушения закона об адвокатуре и правил профессиональной этики.

Тогда же Министерством юстиции была предпринята попытка принять новую редакцию правил профессиональной этики адвоката, но эта попытка натолкнулась на жесткое сопротивление адвокатского сообщества и, в первую очередь, президиума МГКА. Новая редакция правил существенно ограничивала права адвокатов на общение с прессой, распространяла контроль за адвокатом и на сферу его частной жизни, ограничивала свободу осуществления профессии.

К этому времени вступил в действие президентский указ "О лицензировании отдельных видов деятельности", который существенно расширил полномочия лицензирующего органа – Министерства юстиции, предоставив ему право приостанавливать действие лицензии и лишать лицензии адвокатов. Начала свою работу Квалификационная комиссия по вопросам адвокатской деятельности в Республике Беларусь. По закону Комиссия состоит из не менее 9 человек из числа представителей государственных органов, адвокатов, имеющих стаж адвокатской деятельности не менее пяти лет, и иных специалистов в области права. Председателем комиссии является заместитель Министра юстиции Республики Беларусь. На сегодняшний день членами Комиссии являются 18 человек, из них 6 адвокатов, 8 сотрудников Министерства юстиции и его территориальных управлений, 2 представителя науки, один из них в звании полковника милиции, 2 представителя судебной системы. Из приведенного состава комиссии можно сделать вывод, на чьей стороне – адвоката или исполнительной власти, - будет преимущество при разборе любой спорной ситуации.

Не найдя понимания и поддержки у руководства МГКА в своих попытках запугать адвокатов, Министерство юстиции начало самостоятельно репрессировать отдельных адвокатов.

В начале января 2011 г. Министерство юстиции вынесло предписания адвокатам арестованных участников событий 19 декабря, требуя опровергнуть, как звучало в моем случае, «сведения, не соответствующие Правилам профессиональной этики адвоката», угрожая приостановлением действия лицензии. Приостановление действия лицензии означает невозможность на срок до полугода заниматься адвокатской деятельностью.

Постановлением Министерства юстиции от 14 февраля 2011 г. были прекращены действия лицензий на осуществление адвокатской деятельности, выданных Агееву О.В. и Агеевой Т.Н.,  Толстику В.И. и Гораевой Т.П. Олег Агеев и Татьяна Агеева являлись членами президиума МГКА. Олег Агеев защищал кандидата в президенты Алеся Михалевича, который, выйдя из тюрьмы КГБ сделал шокирующее заявление о пытках, которым там подвергался. Владимиру Толстику безосновательно вменили в вину отказ от защиты жены кандидата в президенты Санникова – журналистки Ирины Халип. Фактически это она под жестким давлением КГБ отказалась от его участия в деле, а Толстик до последнего обжаловал во все инстанции процессуальные нарушения, допущенные при принятии отказа от защитника. Тамара Гораева действительно отказалась от участия в деле, но имеются веские основания предполагать, что отказ был вызван нажимом КГБ. Несмотря на необоснованность данных мер и превышение Министерством юстиции своих полномочий, последовавшими решениями судов было отказано в удовлетворении жалоб адвокатов. Тамаре Гораевой, также проигравшей суды, лицензия без огласки была возвращена Министерством через полгода.

18 февраля 2011 г. Минская городская коллегия адвокатов провела внеочередное экстренное заседание, во время которого, комментируя инициативу Минюста о принятии новых правил профессиональной этики адвокатов, председатель коллегии Александр Пыльченко высказал мнение, что подобные правила «должны приниматься исключительно адвокатским сообществом». «Весь руководящий состав Минской городской коллегии адвокатов считает сложившуюся ситуацию критической и реально угрожающей как независимости адвокатуры, как правового института, так и независимости адвокатов в отдельности», – сказал председатель коллегии. В тот же день, 18 февраля 2011 г. на основании Приказа Министра юстиции Республики Беларусь № 36 от 18 февраля 2011 г. председатель Минской городской коллегии адвокатов Пыльченко А.В. был исключен из состава Квалификационной комиссии адвокатов Республики Беларусь.

В результате репрессивных мер Министерства юстиции в отношении института адвокатуры в целом (издание проекта новых правил профессиональной этики адвоката, содержащих массу новых запретов и ограничений, назначение и проведение тотальной проверки Минской городской коллегии адвокатов) и должностных лиц Минской городской коллегии (исключение из Квалификационной комиссии по вопросам адвокатской деятельности и давление на председателя МГКА А.Пыльченко, лишение лицензий на адвокатскую деятельность членов Президиума Т.Агеевой и О.Агеева) в частности, руководство коллегии изменило принципиальной позиции по отстаиванию независимости адвокатуры.

Руководство коллегии отказалось от идеи проведения внеочередного собрания адвокатов для принятия решения по озвученным проблемам.

3 марта 2011 года Президиум Минской городской коллегии адвокатов удовлетворил представление Министерства юстиции, вынесенное по инициативе главы КГБ, и принял решение об исключении меня из членов коллегии адвокатов за то, что я не явился на допрос моих подзащитных по вызову следователей КГБ в связи с тем, что находился за пределами Беларуси. Я достаточно подробно и определенно пояснял коллегам цели своей поездки, однако мои пояснения не приняли во внимание. Ранее председатель коллегии А.Пыльченко публично отказался от заявления о готовности коллегии отстаивать свою независимость от исполнительной власти.
Приняты решения, фактически ограничивающие общение адвоката со средствами массовой информации, запрещающие без разрешения президиума участие адвокатов в различного рода образовательных и иных мероприятиях за пределами Беларуси.

Тем не менее, принципиальное поведение руководства МГКА в разгар репрессий было воспринято многими положительно и вернуло  уважение к профессии адвоката в обществе, вернуло на какое-то время самим адвокатам самоуважение и гордость за свою профессию.

Гражданская позиция президиума МГКА наиболее ярко проявилась в сравнении с позицией, например, президиума Гродненской областной коллегии адвокатов, который, рассматривая дело адвоката Валентины Бусько  в связи с ее предполагаемым участием в мирном собрании 19 декабря 2010 г.,  “самостоятельно посчитал недопустимым ее пребывание в адвокатском объединении и осуществление адвокатской деятельности, решение о чем было вынесено на следующий день после отбытия ею административного наказания”. Равно Республиканская коллегия адвокатов вначале устранилась от участия в конфликте адвокатов и руководства МГКА и Министерства юстиции, а впоследствии осудило стиль руководства МГКА.

С начала 2010 года по настоящее время ведется проверка деятельности адвокатов; дополнительной проверке подверглись практически все адвокаты, осуществлявшие защиту по делам 19 декабря 2010 года.

30 мая 2011 года принято решение о проведение внеочередной аттестации адвокатов силами аттестационных комиссий, созданных в нарушение принципа независимости адвокатуры из представителей территориальных органов юстиции, судов, местных Советов депутатов, представителей науки. Ранее в соответствии с законом аттестация проводилась коллегией адвокатов.

В августе 2011 года аттестационная комиссия, созданная из сотрудников местных органов юстиции, судов, научных работников, депутатов местных Советов и адвокатов – руководителей МГКА, не аттестовала адвокатов А.Бахтину, Д.Липкину и И.Бурак, защищавших участников событий 19 декабря. Впоследствии были удовлетворены их жалобы, и они сохранили практику.

На сегодняшний день кроме шести ранее лишенных практики адвокатов, лишились права на адвокатскую деятельность по различным причинам адвокаты Тамара Сидоренко, Владимир Букштынов (защитники кандидата в президенты Некляева), Марианна Семешко (защитник Д.Бондаренко), Зарина Залевская – жена Олега Агеева. Лишен права возглавлять Минскую городскую коллегию адвокатов Александр Пыльченко.

Летом 2011 года парламентом в первом чтении принят проект закона «Об адвокатуре и адвокатской деятельности в Республике Беларусь».

Проектом предусмотрено большое количество вопросов, касающихся напрямую деятельности адвокатуры, регулирование которых отнесено к компетенции Министерства юстиции. Чтобы не быть голословным, приведу некоторые положения закона.

Например, к полномочиям министерства юстиции отнесено:

издание нормативных правовых актов, регулирующих деятельность адвокатуры в пределах полномочий, предусмотренных Законом;

создание Квалификационной комиссии и организация ее деятельности;

утверждение Правил профессиональной этики адвокатов;

определение порядка проведения аттестации адвокатов;

отстранение адвоката от осуществления профессиональных обязанностей на срок ведения дисциплинарного производства в случае его возбуждения Министром юстиции Республики Беларусь;

внесение в органы управления коллегий адвокатов предложений по кандидатурам для избрания на должности председателей коллегий адвокатов;

внесение на рассмотрение общего собрания территориальной коллегии адвокатов представления о досрочном отзыве председателя территориальной коллегии адвокатов, допускающего систематические нарушения законодательства, принятие иных мер по устранению выявленных нарушений;

досрочное прекращение полномочий председателя коллегии адвокатов на основании заключения Квалификационной комиссии в случае необоснованного отказа в удовлетворении представления Министерства юстиции Республики Беларусь о досрочном отзыве председателя коллегии адвокатов за совершение систематических нарушений законодательства;

осуществление в установленном порядке контроля за соблюдением адвокатами, коллегиями адвокатов, юридическими консультациями и адвокатскими бюро законодательства;

приостановление не соответствующих законодательству решений органов управления коллегий адвокатов и внесение в эти органы представлений об отмене таких решений;

осуществление в соответствии с законодательными актами других полномочий, связанных с регулированием адвокатской деятельности.

Председатель Республиканской коллегии адвокатов и его заместитель избираются по согласованию с Министерством юстиции Республики Беларусь.

Действие лицензии может быть прекращено Министерством юстиции Республики Беларусь в частности в следующих случаях:

неосуществления без уважительных причин адвокатской деятельности в течение года;

систематического (два и более раза в течение 12 месяцев подряд) нарушения требований и условий осуществления адвокатской деятельности, установленных законодательством;

препятствования деятельности Министерства юстиции Республики Беларусь по проведению мероприятий по контролю за соблюдением законодательства о лицензировании, лицензионных требований и условий, в том числе невыполнения законных распоряжений или требований должностных лиц Министерства юстиции Республики Беларусь при исполнении ими служебных полномочий, умышленного предоставления этим должностным лицам недостоверных документов и иных сведений, относящихся к осуществлению адвокатской деятельности;

Замечу, что все меры репрессивного характера Министерство вправе применять в административном порядке, без обращения в суд.

Суммируя изложенное, можно констатировать, что проект Закона завершает и юридически легализует превращение независимого института адвокатуры в квазисамоуправляемое, полностью подконтрольное органам исполнительной власти объединение.

Осенью 2011 года на собрании коллегии председатель МГКА Александр Пыльченко освобожден от должности. Одним из кандидатов на его должность был ставший за несколько недель до этого адвокатом начальник территориального управления Министерства юстиции, однако представить свою кандидатуру на голосование он не решился и покинул коллегию. Действие решения общего собрания об избрании нового председателя коллегии приостановлено Министерством юстиции до окончания проведения проверки его законности.

В целом белорусская адвокатура оказалась не готова принять вызовы новейшего времени и не способна оказать противодействие посягательствам на свою независимость. Принятый в первом чтении парламентом новый закон об адвокатуре в еще большей степени сократит независимость адвокатуры.

В заключение выражаю глубокую благодарность всем коллегам, поддержавшим адвокатов и коллегию в период борьбы, благодаря вам мы не усомнились в своей правоте, благодаря вам многие из нас не поступились своими принципами и пошли до конца в своем противостоянии с диктатурой

Павел Сапелко».



Последние новости

слухаць Радыё рацыя Міжнародная федэрацыя правоў чалавека Беларуская Інтэрнэт-Бібліятэка КАМУНІКАТ Грамадзкі вэб-архіў ВЫТОКІ Антидискриминационный центр АДЦ 'Мемориал' Prava-BY.info Беларускі Праўны Партал Межрегиональная правозащитная группа - Воронеж/Черноземье
Московская Хельсинкская группа
Молодежное Правозащитное Движение
amnesty international