Мингорсуд не встал на защиту адвоката Олега Агеева

2011 2011-12-02T10:54:27+0300 1970-01-01T03:00:00+0300 ru http://spring96.org/files/images/sources/mingarsud.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

28 ноября 2011 судебная коллегия по гражданским делам Минского городского суда в составе  Н. Жупиковой, О. Антоненко, И. Лозовиковой рассмотрела гражданское дело по жалобе адвоката Олега Агеева на неправомерные действия Министерства юстиции по прекращению действия его лицензии на осуществление адвокатской деятельности.

Представителем общественности в процесс был допущен РПОО «Белорусский хельсинский комитет».

Определением судебной коллегии решение суда Московского р-на г. Минска от 26 апреля 2011 года, (cудья Л. Симахина), оставлено без изменения, а кассационная жалоба О. Агеева – без удовлетворения.

Ранее, в августе 2011 года, гражданское дело было снято с рассмотрения в Мингорсуде в связи с допущенными судом первой инстанции нарушениями процессуального законодательства и возвращено для их устранения в суд Московского р-на. 10 ноября дело повторно было снято с рассмотрения кассационной инстанцией по аналогичным основаниям.

Напомним, 14 февраля 2011года Министерство юстиции приняло решение о прекращении действия адвокатской лицензии Олега Агеева за предоставление лицензирующему органу недостоверных сведений; повторное после вынесенного предписания нарушение законодательства; совершение проступка, не совместимого со званием адвоката.

Следует отметить, что претензии к Агееву появились у Минюста в декабре 2010 года после того, как он принял на себя защиту интересов кандидата в президенты А. Михалевича.

05.01.2011 ему наряду с другими адвокатами Минюст вынес предписание, за интервью «Еврорадио».

По мнению Минюста, О. Агеев в некорректной форме отзывался об организации работы СИЗО КГБ. Однако из самой публикации усматривается, что оценок и комментариев общего характера относительно действий правоохранительных органов корреспондентам СМИ он не давал; адвокат рассказал о порядке передач лицам, содержащимся с СИЗО КГБ.

При этом, даже если согласиться с оценкой высказываний адвоката, определённой Минюстом, то применять указанное сообщение в СМИ, как основание для вынесения предписания и последующего лишения лицензии, не позволяет закон.

Согласно ч.5 ст. 17 Закона Республики Беларусь «Об адвокатуре» адвокат при осуществлении своей профессиональной деятельности пользуется свободой слова в устной и письменной формах в пределах, определенных задачами адвокатуры и положениями настоящего Закона. Следовательно, данное право на свободу слова охраняется законом и не должно преследоваться.

Кроме того, Положение о лицензировании отдельных видов деятельности, на основании которого О. Агееву вынесено предписание, вступило в силу лишь с 1 января 2011 г., в то время как "нарушение", вменяемое в вину адвокату, относятся к декабрю 2010 года. Поэтому действуют общие правила отсутствия обратной силы нормативного правового акта. Соответственно, сам факт применения норм правового акта к обстоятельствам, произошедшим до вступления его в законную силу, является незаконным.

Также в качестве оснований для прекращения действия адвокатской лицензии Минюст вменил О. Агееву такое нарушение, как «предоставление лицензирующему органу недостоверных сведений, как основание для лишения лицензии», кторое предусмотрено п.85 Положения о лицензировании отдельных видов деятельности. Однако по этому основанию действие лицензии может быть прекращено только по решению суда и находится за пределами полномочий Министерства юстиции.

Понятие «проступка, не совместимого со званием адвоката» в законодательстве об адвокатуре отсутствует. Такая оценка действиям адвоката может быть дана только в рамках дисциплинарной процедуры коллегии, в порядке, предусмотренном Законом «Об адвокатуре» и Постановлением Министерства юстиции «О некоторых вопросах применения к адвокатам мер дисциплинарной ответственности», с соблюдением гарантий участия самого адвоката в данной процедуре. При этом лишение адвокатского статуса по данному основанию также выходит за рамки полномочий Министерства юстиции. Минюст присваивает себе полномочия органа адвокатского самоуправления, поскольку, согласно Закону об адвокатуре, установление «проступка, не совместимого со званием адвоката», является исключительной компетенцией органа коллегии адвокатов.

Таким образом, в соответствии с действующим законодательством ни одно из приведенных Министерством юстиции оснований не может быть положено в основу решения о прекращении в отношении Агеева действия лицензии на занятие адвокатской деятельностью.

Напомним, что после того, как в январе 2011 года президиум МГКА не усмотрел в действиях своих коллег нарушений законодательства при размещении информации в СМИ, Минюст совместно с КГБ инициировал проверку в Минской городской коллегии, по результатам которой 14 февраля 2011 г. лишил лицензий В. Толстика, Т. Гораеву, О. Агеева и Т. Агееву, которые защищали  участников событий 19 декабря.

Глава Минской городской коллегии адвокатов Александр Пыльченко 18 февраля 2011 года в интервью информационному агенству «БелаПАН» сообщил, что «в отношении этих 4 адвокатов никаких представлений по их профессиональной деятельности Минской городской коллегией не вносилось, никаких дисциплинарных производств в их отношении не возбуждалось». По его мнению «механизм прекращения действия лицензий адвокатов без тщательного разбирательства, который апробирован сегодня в республике, ставит в зависимость всех адвокатов от Минюста. В соответствии с международной практикой и с нашей точки зрения такие решения и правила принимаются исключительно адвокатским сообществом».

Ни один из четырех указанных адвокатов не был приглашен на заседание Квалификационной комиссии и Коллегии Минюста, на котором решался вопрос о лишении их лицензий, вследствие чего они были лишены возможности выступить в свою защиту.

Применение Министерством юстиции санкций в виде вынесения предписаний и прекращения действия лицензии за выступления в СМИ имеет эффект воздействия и на других адвокатов, которые под страхом привлечения к ответственности воздерживаются и будут воздерживаться от публичного выражения даже обоснованных негативных оценок в отношении действий государственных органов. Сегодня многие адвокаты под различными предлогами отказываются от участия в делах, имеющих хоть какой-то политический оттенок.

Необходимо отметить, что сама процедура рассмотрения проступка адвоката не урегулирована в полной мере на законодательном уровне и применяется Квалификационной комиссией абсолютно произвольно. Не установлено критериев, в каком случае Минюст выносит представление о возбуждении в отношении адвоката дисциплинарного производства в рамках коллегии адвокатов, а в каком случае его дело рассматривает непосредственно лицензирующий орган. Не определено, кто принимает решение о выборе процедуры. Практика показала, что имеет место избирательный подход в выборе адвокатов, которые прошли процедуру прекращения лицензии Министерством юстиции. Отсутствует в законодательстве и требование пропорциональности наказания в виде прекращения действия лицензии тяжести и последствиям совершенного проступка, учета деловых и моральных качеств адвоката. На практике это привело к тому, что лишение лицензии следует и в случае выявления формальных нарушений порядка заполнения документов отчетности адвоката, который сам по себе не влияет на качество оказываемой адвокатом юридической помощи, как это имело место в отношении Т. Сидоренко, О. Агеева и Т. Агеевой.

Следует вывод, что процедура прекращения действия лицензии на право занятия адвокатской деятельностью, осуществляемая Министерством юстиции, не является справедливой и не соответствует стандартам независимости адвоката ни в плане законодательного регулирования, ни в свете практического применения.

Все адвокаты, лишенные лицензии, обжаловали неправомерные действия Министерства юстиции в суд, однако суд Московского р-на и Минский городской суд поддержали позицию Минюста. Последнее слово осталось за Верховным Судом – высшей судебной надзорной инстанцией в Республики Беларусь.

О. Агеев являлся членом Минской городской коллегии адвокатов с 2003 года. За период работы неоднократно награждался грамотами и благодарностями за высокий профессионализм в области защиты прав и свобод граждан. В июне 2010 года общим собранием коллегии был избран  в состав Президиума МГКА. К дисциплинарной ответственности не привлекался, жалоб от клиентов и правоохранительных органов в отношении его не поступало.

Последние новости

слухаць Радыё рацыя Міжнародная федэрацыя правоў чалавека Беларуская Інтэрнэт-Бібліятэка КАМУНІКАТ Грамадзкі вэб-архіў ВЫТОКІ Антидискриминационный центр АДЦ 'Мемориал' Prava-BY.info Беларускі Праўны Партал Межрегиональная правозащитная группа - Воронеж/Черноземье
Московская Хельсинкская группа
Молодежное Правозащитное Движение
amnesty international