Леонид Мархотка: Солигорская власть банально боится горожан

2011 2011-11-30T12:27:03+0300 1970-01-01T03:00:00+0300 ru http://spring96.org/files/images/sources/marhotka_100.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»
Представитель БХК с Солигорске Леонид Мархотко

Представитель БХК с Солигорске Леонид Мархотко

О ситуации с правами человека в Солигорском районе рассказывает представитель Белорусского Хельсинкского комитета в регионе Леонид Мархотка.

- Леонид, вы занимаетесь правозащитной деятельностью в Солигорске уже около 14 лет. Что вас привело в правозащитное движение?

- По большому счету правозащитной деятельностью я начал заниматься еще в 80-х. В 1988 году я стал участником собраний трудового союза в Солигорске. Вначале это были подпольные встречи, что-то вроде дискуссионного клуба. Были идеи создать региональную альтернативу КПСС, но мы поняли, что нас интересует не власть, а защита своих прав, прежде всего, социально-экономических. Тогдашний профсоюз с ленинским "Профсоюзы - школа коммунизма" на билете абсолютно не выполнял своих функций. Это была не организация по защите прав трудящихся, а структурное подразделение КПСС.

Мы разобрались с действующим тогда законодательством о создании профсоюзов, изучили европейский и американский опыт и хорошо поняли, что у профсоюза только три цели - рабочее место, зарплата и охрана труда, а не раздачи конфет на новый год. И начали создавать независимый профсоюз.

К 1997 году я имел, кроме технического образования, еще и высшее образование юриста, стал членом БХК и на повестке дня уже стоял вопрос создания в Солигорском регионе правозащитной группы, председателем которой и выбрали меня. Пришлось выбирать - профсоюз или правозащитная деятельность. Я выбрал последнее.

- Произошли ли за это время какие-то подвижки в вашем городе в области прав человека? Стало ли государство больше уважать права своих граждан?

- Когда мы начинали, у нас была официальная приемная, к нам приходило до 800 человек в год - согласно только официально зарегистрированным в книге обращений. По некоторым делам было достаточно позвонить и представиться, чтобы остановить нарушение прав конкретного лица. Но это было раньше. Теперь же государство преследует самих правозащитников, что уж говорить об обычных граждан. В целом за это время наблюдается большой регресс в области прав человека.

- А что сами люди? Знают ли солигорцы свои права, и вообще есть ли у людей правильное понимание понятия «права человека»?

- Солигорцы очень хотят знать свои права и понимать, что это такое - права человека. Но государство в лице местных властей не дает правозащитникам возможности дать такие знания гражданам Солигорска. Практически невозможно легально провести правозащитный семинар. Даже встретиться с правозащитниками более чем втроем уже запрещает новое законодательство. Невозможно получить помещение для общественной правозащитной приемной. Это все сказывается на уровне правозащитных знаний граждан. Но сейчас растет новое поколение, которое получает много информации через интернет. Молодежь самообразовывается, интересуется правозащитной деятельностью. Поэтому все не так уж безнадежно.

- С какими проблемами к вам обращаются чаще, и всегда ли удается помочь?

- Чаще всего обращаются с социально-экономическими проблемами. Много, конечно, неправозащитных вопросов, которые не относятся к отношениям "государство - гражданин". Но мы даем консультации, помогаем написать заявления в органы власти, милицию или прокуратуру, исковые заявления в суд. Очень приятно, когда потом люди звонят или встречают тебя на улице и благодарят, потому что наша правовая помощь посодействовала им в защите своих прав.

- Может есть какие-то случаи, которыми вы особенно гордитесь?

- Был случай, когда мы защищали права жителей города на мирные собрания и митинги. Пришлось дойти до Конституционного суда, решение которого по нашему заявлению озвучивалось и объяснялось руководством милиции перед личным составом Солигорского РОВД на специальном собрании.

Также был случай незаконного увольнения сотрудника государственного Солигорского телеканала. Мы восстановили человека в правах и добивались материальной компенсации. Вообще было много интересных случаев.

- А какие главные причины нарушения прав человека в Солигорске? Есть тут какие-то региональные особенности?

- Здесь надо отметить, что деятельность правозащитных организаций направлена ​​не только на помощь конкретным лицам, а на выявление именно причин систематических нарушений. Мы постоянно организуем в регионе правозащитные мониторинги по различным проблемам. Участвуем в наблюдении за выборами всех уровней. Результаты нашей работы всегда входят в заключительные национальные отчеты и доклады ОБСЕ. Делали мониторинг прав лиц с ограниченными возможностями. Сейчас также организуем долгосрочный правозащитный мониторинг в регионе. Отслеживаем деятельность местных органов власти и конкретных руководителей государственных учреждений и предприятий. Результаты нашей работы публикуются и доводятся до сведения граждан и органов государственной власти и управления.

Главной же причиной, или даже правильнее будет сказать проблемой, я бы назвал противодействие со стороны местных властей формированию гражданского общества в регионе по инициативе снизу, а не по приказу сверху. Сразу начинается давление на такие инициативы и граждан со стороны милиции, КГБ и идеологических государственных структур. Активно преследуют за инакомыслие. Однако без развитого гражданского общества невозможно построить правовое государство.

Что касается особенностей, то они в первую очередь связаны с перманентной общественной активностью в нашем регионе. Еще со времен шахтерских забастовок начала девяностых Солигорский регион находится под особым контролем со стороны КГБ и других силовых структур. Активность солигорцев не утихает и в настоящее время. А власть банально боится собственных горожан и поэтому силовыми методами пытается эту активность погасить, нарушая основные права граждан.

- Дело Алеся Беляцкого и вынесенный ему ужасный приговор в четыре с половиной года лишения свободы является ярким свидетельством того, что заниматься правозащитной деятельностью в Беларуси очень опасно. Вас это не останавливает?

- Конечно, дело Беляцкого потрясло меня лично, взволновало общество. Ведь сейчас государство берет в заложники не только политиков, но и правозащитников. Однако это дело и подобные другие дела только еще больше объединяют и мобилизуют на правозащитную работу, на помощь другим людям. Поэтому меня это никак не останавливает.

- Видите ли вы в таких тяжелых условиях свет в конце туннеля?

- Изменения в лучшую сторону в области прав человека могут здесь произойти только тогда, когда государство изменит свое отношение к правозащитникам и их деятельности. Когда чиновники поймут, что правозащитники не враги государства, а его партнеры. Так происходит во всем мире. Но когда эти изменения произойдут, зависит от каждого гражданина. Я убежден, что изменения мы увидим очень скоро.

- Спасибо большое за беседу. Ну и в конце скажите, пожалуйста, как жители солигорского региона могут связаться с вами, чтобы получить помощь или просто сообщить о фактах нарушения прав человека?

- Любой может позвонить лично мне на номер +37529671811, или написать на электронный почтовый ящик bhc_soligorsk@tut.by.. Также можно обратиться на номер +375172224801 в приемную БХК в Минске.

Последние новости

слухаць Радыё рацыя Міжнародная федэрацыя правоў чалавека Беларуская Інтэрнэт-Бібліятэка КАМУНІКАТ Грамадзкі вэб-архіў ВЫТОКІ Антидискриминационный центр АДЦ 'Мемориал' Prava-BY.info Беларускі Праўны Партал Межрегиональная правозащитная группа - Воронеж/Черноземье
Московская Хельсинкская группа
Молодежное Правозащитное Движение
amnesty international