Александр Отрощенков: "В белорусском КГБ открыто говорили, что будут обменивать нас на западные кредиты"

2011 2011-10-12T18:41:00+0300 1970-01-01T03:00:00+0300 ru

По мнению бывшего политзаключенного Александра Отрощенкова, пресс-секретаря "Европейской Беларуси", Германии не следует вступать в диалог с режимом Лукашенко до тех пор, пока в Беларуси не начнутся реформы.

Известный белорусский активист Александр Отрощенков во время президентских выборов 2010 года был пресс-секретарем кандидата в президенты, лидера гражданской кампании "Европейская Беларусь" Андрея Санникова. На следующий день после массовых протестов на Октябрьской площади в Минске Отрощенков был арестован и три с половиной месяца находился в минской тюрьме КГБ. Александр Отрощенков был приговорен к четырем годам лишения свободы и отправлен в колонию усиленного режима "Витьба-3".

Международная правозащитная организация Amnesty International признала Отрощенкова узником совести. Активист вышел на свободу 14 сентября на основании указа главы государства о помиловании. В интервью Deutsche Welle Отрощенков рассказал о своем пребывании в местах лишения свободы и призвал европейских политиков не предоставлять кредиты белорусской власти до тех пор, пока в стране не начнутся демократические преобразования.

 

Deutsche Welle: Александр, 8 октября в Минске проходил "Народный сход", на котором вас не было. Почему?

Александр Отрощенков: Хотя меня и выпустили из колонии, я не являюсь свободным человеком. Я серьезно ограничен в правах. Я должен оповещать милицию о смене места жительства, а в случае трех административных задержаний в течение одного года меня могут перевести под более жесткий надзор. Это может закончиться новым сроком.

Тем не менее, я продолжаю заниматься общественно-политической деятельностью, насколько это возможно. Я по-прежнему являюсь пресс-секретарем Андрея Санникова и гражданской кампании "Европейская Беларусь" и прилагаю все усилия, чтобы оставшиеся политзаключенные вышли на свободу.

- Вы помните тот день, когда вас выпустили из колонии?

- Не могу сказать, что я сразу вдохнул воздух свободы. Конечно, я был счастлив встретить тех, кто за меня болел и переживал. Но мои друзья и коллеги до сих пор находятся в тюрьме. Условия содержания там угрожают жизни и здоровью.

- В каких условиях вы находились под стражей?

- Самыми тяжелыми были первые три с половиной месяца, когда я находился в СИЗО КГБ. То, как там относятся к арестованным, правозащитники называют пытками. Я согласен с этим. Несколько часов люди в масках имитировали обыски. В холодном помещении нас ставили на растяжку: руки на стене, ноги широко расставлены, практически в шпагат. В таком положении мы были вынуждены стоять по 40-50 минут. Нас били по ногам, толкали в спину, оказывали на нас сильнейшее моральное и психологическое давление.

От меня не скрывали, что от меня требуется дача ложных показаний на оппозиционных кандидатов в президенты. То, что происходило на площади 19 декабря, их не интересовало. Говорили, что меня посадили за то, что я отказался давать показания против Санникова.

- Какие методы давления использовал КГБ в вашем случае?

- Некоторым политикам и активистам, которых отпустили на свободу до конца 2010 года, угрожали, в том числе убийством близких родственников. Поэтому я не берусь никого судить. Этих людей либо сломали, либо взяли под контроль. Им предлагали сотрудничать с КГБ. Угрожая арестом отца и жены, мне предлагали стать осведомителем или даже агентом КГБ. Некоторых обещали "провести" в парламент. В такие моменты я просто отключал мозг и отказывался разговаривать.

Читать полностью

Последние новости

слухаць Радыё рацыя Міжнародная федэрацыя правоў чалавека Беларуская Інтэрнэт-Бібліятэка КАМУНІКАТ Грамадзкі вэб-архіў ВЫТОКІ Антидискриминационный центр АДЦ 'Мемориал' Prava-BY.info Беларускі Праўны Партал Межрегиональная правозащитная группа - Воронеж/Черноземье
Московская Хельсинкская группа
Молодежное Правозащитное Движение
amnesty international