Краткий аналитический обзор по "делу белорусских анархистов"

2011 2011-06-01T12:02:39+0300 1970-01-01T03:00:00+0300 ru http://spring96.org/files/images/sources/anarchysymbol.jpg Правозащитный центр «Весна» Правозащитный центр «Весна»
Правозащитный центр «Весна»

По результатам судебного рассмотрения уголовного дела Николая Дедка, Игоря Алиневича, Александра Францкевич, Максима Веткина, Евгения Силивончик, Правозащитный центр "Весна" отмечает следующее:
Выводы:
Проведение предварительного следствия по данному уголовному делу сопровождалось серьезными процессуальными нарушениями и нарушениями прав осужденных, среди которых: произвольные задержания, нарушения сроков и процедур задержаний, которые установленные Уголовно-процессуальным кодексом Беларуси, нарушение права на защиту, нарушение принципа презумпции невиновности. Задержание И. Алиневича в г. Москве и его дальнейшая перевозка в СИЗО КГБ в Минске происходили с нарушениями установленных процедур, в том числе процедуры эсктрадиции белорусских граждан из Российской Федерации в Беларусь.
Осужденные И. Алиневич, Н. Дедок, А. Францкевич в ходе судебного процесса заявили о том, что в отношении их во время предварительного следствия использовались незаконные действия: психологическое давление и пытки. О применении в отношении них пыток заявили во время судебного разбирательства и ряд свидетелей, которые отказались от своих показаний, данных ими на предварительном следствии.
В ходе судебного процесса не соблюдался принцип равенства сторон по представлению ими доказательств, что оказывало влияние на объективность и всесторонность при рассмотрении данного дела в суде.
При таких обстоятельствах Правозащитный центр "Вясна" заявляет, что:

грубые нарушения прав осужденных дают основания полагать, что рассмотрение дела в суде не было объективным и всесторонним, а вынесенные судом приговоры необоснованные и незаконные; нарушения прав осужденных не позволяют считать их законно осужденными; вынесенные при таких обстоятельствах приговоры должны быть отменены и пересмотрены. Предварительное следствие по данному делу сопровождалась грубейшими процессуальными нарушениями, среди которых:
Произвольные задержания и нарушения процедур установленных законом.
С момента возбуждения данного уголовного дела в отношении обвиняемых допускались грубые нарушения их процессуальных прав. Начиная с 3 сентября 2010 г. по всей стране было задержано около 50 человек. Основными причинами задержаний были не наличие достаточных оснований, определенных УПК Беларуси, а принадлежность их к различным общественным движениям, в основном анархистской и экологической направленности. Задержания происходили с нарушениями сроков, определенных УПК Беларуси. К части задержанных применяли незаконную процедуру "перазадержаний" - не выпускали после окончания 3 суток содержания, а составляли новый протокол задержания. Так Н. Дедок был перазадержан 7 раз (21 сутки до предъявления обвинения), большинство из задержанных - по 3 раза (9 суток до предъявления обвинения).
Обвиняемый Игорь Алиневич был насильственно похищен в Москве представителями неустановленных спецслужб и перевезен в СИЗО КГБ. Задержание И. Алиневича произошло с нарушениями установленных процедур, в том числе процедур экстрадиции белорусских граждан из Российской Федерации.
Данная практика свидетельствует о том, что к обвиняемым использовались незаконные, произвольные задержания. Это является грубейшим нарушением действующего УПК Беларуси и Международной Пакта о гражданских и политических правах.
Право на защиту.
Практика "перазадержаний", когда каждое новое задержание на трое суток осуществлялась новым органом предварительного расследования и приводило к тому, что обвиняемые часто не имели возможностей реализовать свое право на защиту. Адвокаты по несколько дней не могли получить информацию о месте пребывания своих подзащитных и информацию о том, в компетенции которого органа предварительного следствия находится уголовное дело их падзащитных. Так, адвокат А. Францкевич в течение трех суток не мог получить данную информацию и встретиться со своим подзащитным. И. Алиневич при своем задержании неустановленными представителями спецслужб в г. Москве и дальнейшей перевозке с территории Российской Федерации в Беларусь также был лишен возможности адвокатской помощи и, как следствие, возможности обжалования своего задержания.
В то же время УПК Беларуси гарантирует право иметь защитника в течение 24 часов с момента задержания. Данные обстоятельства свидетельствуют о грубом нарушении органами предварительного следствия прав обвиняемых на защиту, которое гарантировано ст. 62 Конституции Беларуси и МПГПП.
Оказание психологического давления, применение пыток, жестокого и бесчеловечного обращения.
В ходе судебного заседания обвиняемые И. Алиневич, Н. Дедок и А. Францкевич заявили о психологическом давлении на них, пытки со стороны следствия, требования признаться и оговорить других. Аналогичные факты в суде подтвердили свидетели Игорь Багачык, Алексей Жынгеровский, Ксения Кавка, Сергей Слюсар, Антон Новик, Александр Бугаев, по неозвученных показаниях Дениса Быстрика.
Так, Николай Дедок рассказал, что на следствии ему угрожали физической расправой, проблемами в камере и по месту отбывания наказания с другими заключенными (назвал фамилию одного из сотрудников - подполковник Ерошин). Александр Францкевич заявил, что его заставляли признаться, угрожали большим сроком заключения, склоняли к оговорам других. Игорь Алиневич озвучил каким образом его похищали из Москвы: в течение суток во время транспортировки он был скован наручниками, часть дороги он ехал с надвинутой на лицо шапкой. В СИЗО КГБ сразу не допрашивали, а заставляли признаться, давили психологически, имитировали звонки больной бабушке среди ночи, чтобы сообщить о его задержании. Алексею Жингеровскаму (свидетель, долгое время был подозреваемым) во время допросов угрожали длительным заключением, проблемами по месту учебы и в семье. В КГБ с ним разговаривали без адвокатов, говорили, что он оттуда не выйдет. На свидетеля Ксению Кавка во время допроса, который проходил целый день, следователи кричали за отказ оговорить М. Дедка. Также отметил о давлении со стороны сотрудников КГБ и ГУБОП (ГУБОП) Игорь Багачык, которого заставляли оговорить М. Дедка, грозили проблемами на работе и по месту обучения, в том числе и проблемами у родителей (их тоже вызвали на допрос), на Окрестина угрожали сексуальным насилием. Заключенного Александра Бугаева во время допроса на ул. Революционной следователь Литвинский ударил дубинкой по коленной чашечке и по лицу. Угрозы применялись и к свидетелю Сергею Слюсару. Свидетель Антон Новик также говорил о процессуальных нарушениях в ходе допроса и давлении со стороны следствия. Все вышеперечисленные лица находились некоторое время под стражей.

Обвиняемые А. Францкевич и Н. Дедок имели серьезные проблемы со здоровьем, однако, несмотря на это обстоятельство, они длительное время содержались под стражей, медицинскую помощь получали несвоевременно и не в полном объеме. Эти факты вызывают сомнения в правдивости показаний, которые были даны обвиняемыми и свидетелями в ходе проведения предварительного следствия и которые легли в основу обвинительных приговоров, вынесенных судом.
Нарушение принципа равенства сторон по представлению доказательств в судебном процессе.
В ходе судебного разбирательства не в полной мере соблюдался принцип равенства сторон по представлению доказательств. Обоснованные ходатайства защиты, в том числе о допросе свидетелей, часто судом не удовлетворялись, что влияло на объективное и всестороннее рассмотрение дела судом, свидетельствовало об обвинительном уклоне судебного процесса в целом.

Некоторые части обвинения, которые затем легли в основу обвинительного приговора по мнению правозащитников не содержат состава уголовного преступления. Это касается инкриминируемого М. Дедку, А. Францкевичу и И. Алиневичу эпизоду, связанному с проведением демонстрации протеста у Генштаба вооруженных сил Беларуси 19 сентября 2009 г., во время проведения которой на территорию Генштаба была брошена дымовая шашка. Данная несанкционированная властями демонстрация имела мирный характер, основной целью ее проведения было выражение своего мнения, мирного протеста по поводу совместных российско-белорусских военных учений, проводившихся на территории Беларуси в то время. Метание при проведении демонстрации дымовой шашки на территорию Генштаба имела характер правонарушения, однако не вяляла угрозы жизни и здоровью граждан, не привела к дезорганизации работы учреждения и не нанесло материального ущерба. Данные действия по нашему мнению не образуют состав уголовного преступления в действиях осужденных.
Справка:
 24 мае 2011 года суд Заводского р-на г. Минска рассмотрел уголовное дело по абвинвачванни И. Алиневича по ч.2 ст.339 УК РБ ("хулиганство, совершенное группой лиц") и ч.2 и ч.3 ст.218 УК (повреждение имущества общеопасным способом и в особо крупном размере) - всего по 5 эпизодам; М. Дедка в ч.2 ст.339 УК и ч.2 ст.218 УК - всего 3 эпизода; А. Францкевич по ч.2 ст .339 УК, ч.2 ст.218 УК, ч.2 ст. 349 (несанкционированный доступ к компьютерной информации »), ч.2 ст. 351 («компьютерный саботаж, сопряженный с несанкционированным доступом к компьютерной системы»), ст. 354 УК РБ («разработка, использование либо распространение вредоносных программ») - всего 4 эпизода; Н. Веткина - по ч.2 ст.339 УК и ч.3 ст.218 УК - всего 2 эпизода; Я. Силивончик - ч. 2 ст.339 УК и ч.2 ст.218 УК - 1 эпизод в Солигорске.
27 мае 2011 г. согласно озвученному приговора:
Игорь Алиневич наказан 8 годами лишения свободы усиленного режима с конфискацией машины;
Николай Дедок - 4 с половиной года лишения свободы усиленного режима;
Александр Францкевич - 3 года лишения свободы усиленного режима;
Максим Веткин - 4 года ограничения свободы;
Евгений Силивончик - полтора года ограничения свободы.
По ряду эпизодов была упразднена ч.2 ст.218 УК, а также снято обвинение в нападении на ЦИП 6 сентября 2010

Последние новости

Партнёрство

Членство