В ООН Беларуси готовят публичную порку?

2010 2010-05-03T14:52:42+0300 1970-01-01T03:00:00+0300 ru

3 мая в Женеве открывается сессия Совета по правам человека ООН, посвященная проведению Универсального периодического обзора. В рамках этой сессии Совет по правам человека ООН рассмотрит отчеты о положении с правами человека в ряде стран. 12 мая, в последний день рассмотрения отчетов на этой сессии, будет обсужден отчет Республики Беларусь, который наша страна представила Совету по правам человека ещё в феврале этого года. По итогам рассмотрения отчета 14 мая в адрес Беларуси будут заявлены рекомендации по улучшению  положения в области прав человека.
Уже сейчас можно прогнозировать, что эта процедура обернется для правительства Беларуси беспрецедентным бичеванием в связи с грубыми нарушениями прав человека и отступлениями от ратифицированных нашей страной международных договоров. Белорусскому режиму припомнят все его многочисленные грехи - политические исчезновения и смертные казни, произвольные пытки и аресты, разгоны митингов и уголовное преследование членов незарегистрированных объединений.
Универсальный периодический отчет является сравнительно новым элементом в рамках международных  механизмов защиты прав человека. На него в ООН сейчас возлагают большие надежды как на новое и потенциально более эффективное средство влияния на ситуацию с правами человека в глобальном масштабе. Собственно, считается, что Универсальный периодический обзор является ключевым новшеством, оправдывающим преобразование ранее существовавшей Комиссии по правам человека в Совет. Специфика этого механизма в том, что в рамках Универсального периодического отчета будет на равных условиях и по единой процедуре каждые четыре года рассматриваться ситуация  в каждом государстве-члене ООН, при этом будет услышана не только позиция самого правительства, но и голос неправительственных организаций и международного правозащитного сообщества.
Процедура Универсального периодического обзора включает в себя следующие этапы:
- подготовка государством и другими заинтересованными сторонами основных документов, в том числе консультации на национальном уровне в целях подготовки страны к участию в Универсальном периодическом обзоре, а также предоставление информации организациями гражданского общества;
- трёхчасовой интерактивный диалог с государством в рамках рабочей группы Универсального периодического обзора;
- принятие рабочей группой Универсального периодического обзора доклада, посвящённого обзору страны;
- принятие Советом (на пленарном заседании) итогового документа Универсального периодического обзора;
- последующие меры и исполнение их государством и другими заинтересованными сторонами.
Представленный в рамках процедуры Универсального периодического обзора официальный отчет правительства Беларуси о положении с правами человека в стране был исполнен в худших традициях отрицания любых существующих проблем. Несмотря на то, что в ходе подготовки отчета государство действительно консультировалось с правозащитным сообществом, эти консультации не привели к осознанию проблем - консультации были скорее направлены на то что бы путем диалога смягчить позиции правозащитников по наиболее острым темам. Белорусская сторона так и не поняла, что самокритичное признание государством в отчете собственного несовершенства и недостатков в области соблюдения прав граждан - это лучшее свидетельство объективности отчета и доброй воли к улучшению ситуации с правами человека. Белорусское правительство пошло по иному пути, констатируя состояние прав человека на своей территории как практически идеальное - что явно указывает на проблемы с соблюдением этих прав.
Гражданским и политическим правам в государственном отчете уделяется минимальное внимание - их практически как бы и нет. Основной объем текста государственного отчета посвящен социально-экономическим правам. Но и о последних говорится крайне неконкретно: по существу государство не рассматривает вопросы соблюдения социально-экономических прав, а докладывает Совету об экономическом росте и развитии социальной сферы. Отчет представляет собой 23 страницы воды и социально-экономических показателей, приемлемых где-нибудь на Всебелорусском народном собрании либо на отчете главы правительства у Президента, но имеющих мало отношения к тому предмету, которым занимается Совет по правам человека ООН.
Более того, в  государственном отчете имели место многочисленные передергивания и искажения фактов, а зачастую и откровенная ложь. Например, утверждается, что количество общественных объединений стабильно увеличивается и только за 2009 год численность общественных объединений в Беларуси увеличилась на 20 процентов, и в настоящее время в стране действует 2,5 тыс. общественных объединений. Простое сравнение официальных показателей опровергает это утверждение.
Было бы наивно считать, что  эта неискренность и лицемерие официального Минска останется незамеченными, ведь наряду с государственным отчетом Совет рассматривает и сообщения неправительственных организаций. Конечно, белорусской стороне удалось мобилизовать ряд контролируемых государственной властью общественных объединений для предоставления сообщений, поддерживающих официальную точку зрения. Например, как отмечает Верховный комиссар по правам человека в своей компиляции мнений неправительственных организаций по белорусскому вопросу, «согласно информации Белорусского общественного объединения ветеранов (БООВ), принятое в последнее время законодательство, в частности, способствовало расширению доступа нуждающихся граждан к социальной помощи». Ему вторит государственный отчет: Высокая оценка государственной социальной политике дана в представленной для обзора информации белорусских общественных объединений. Вероятно, сами белорусские пенсионеры, лишенные льгот в последние годы, немало удивились бы тому, что от их имени восхваляется социальная политика белорусского правительства.
Однако эти  попытки приукрасить действительность при помощи «государственно-общественых» подставных правозащитников оказались  неэффективны. Реально действующие  и реально независимые от властей общественные объединения Беларуси смогли подготовить совместный отчет, который отражает  консолидированную позицию белорусского правозащитного сообщества по реальным проблемам. Этот документ был подготовлен специалистами Международной федерации прав человека, Белорусского хельсинкского комитета, Белорусской ассоциации журналистов, правозащитного центра «Вясна», ассоциации «Ассамблея негосударственных демократических организаций Беларуси» и ассоциации профсоюзов «Белорусский конгресс демократических профсоюзов». Благодаря этому альтернативному отчету, а так же сообщениям ряда иных независимых организаций, белорусская действительность будет рассмотрена в Совете по  правам человека ООН не сквозь розовые очки официального отчета, а объективно, критично и беспристрастно.
Некоторое представление  о том, в каком ключе будет  происходить диалог 12 и 14 мая в  Женеве во время рассмотрения белорусского отчета, можно получить при ознакомлении с так называемыми «дополнительными вопросами», которые государства-члены Совета направляют отчитывающемуся государству для получения дополнительной информации и уточнения позиции государства. Вопросы в адрес Беларуси были заданы беспрецедентно жесткие и одновременно конкретные.
Применение смертной казни и уголовное преследование  членов незарегистрированных общественных объединений стали основными  вопросами - этими темами интересуются практически все государства-члены  Совета, представившие дополнительные вопросы. Так, тема отмены статьи  193-1 Уголовного кодекса, предусматривающей до двух лет лишения свободы за участие в незарегистрированном объединении, затрагивается в вопросах, заданных Чехией, Нидерландами, Швецией. Правительство Великобритании прямо интересуется, почему вопреки неоднократным заявлениям белорусских властей (от замглавы президентской администрации Петкевич до министра юстиции Голованова) о декриминализации деятельности незарегистрированных объединений, статья 193-1 Уголовного кодекса так и не была пересмотрена. Швеция так же спрашивает Беларусь о том, планирует ли она пересмотреть указанные положения Уголовного кодекса. Нидерланды спрашивают, с какой целью белорусские власти сохраняют в Уголовном кодексе статью 193-1.
Что касается вопросов применения смертной казни, то Дания  и Швейцария предлагают белорусским  дипломатам сообщить, на каком основании  осужденные к высшей мере наказания  Василия Юзепчук и Андрей Жук  были казнены в марте этого  года, хотя их жалобы еще не были рассмотрены Комитетом ООН по правам человека. Великобритания просит объяснить решение срочно казнить Юзепчука и Жука, несмотря на просьбу ООН отложить эту казнь? Германия хотела бы знать, какие меры были приняты для выполнения рекомендаций Конституционного суда об отмене смертной казни, или, как первый шаг, для введения моратория.
Великобритания  и ряд других государств интересуется  ходом расследования похищений  Гончара, Красовского и Захаренко  и возможной причастности к этим преступлениям высшего руководства страны. Показателен вопрос Нидерландов: Какие шаги предприняты белорусским правительством в целях уточнения исчезновения Дмитрия Завадского (2000), Юрия Захаренко (1999), Виктора Гончара (1999) и Анатолия Красовского (1999) в соответствии с рекомендациями доклада Совета Парламентская ассамблея Европы о пропавших без вести лиц в Республике Беларусь (Доклад Пургуридеса, февраль 2004), в котором содержатся предположения, что государственные чиновники могут быть причастны к этим исчезновениям?
Ирландия, Великобритания и Германия спрашивают белорусское правительство о перспективах введения института омбудсмена.
Ряд вопросов относится  к политической сфере. В частности, Литва интересуется: какие меры Беларусь планирует предпринять для обеспечения  права граждан на участие в политической жизни и, в частности, для обеспечения свободных и справедливых президентских выборов в 2011 году? Великобритания спрашивает: какие меры будут предприняты в ответ на рекомендации БДИПЧ/ОБСЕ по итогам наблюдения на предыдущих президентских выборах, в частности, будут ли созданы условия для независимого контроля за подсчетом голосов? Польша утверждает: несмотря на то, что белорусская Конституция гарантирует право на свободу выражения мнений, объем этого права ограничивается положениями Уголовного кодекса, в том числе статьёй о клевете, оскорблении в отношении президента и оскорблении должностных лиц. Эти статьи предусматривают до пяти лет лишения свободы. Более того, Польша констатирует, что многие независимые средства массовой информации не могут зарегистрировать свои офисы и представительства в Беларуси в связи с административными препятствиями.
Жесткость и полнота охвата тематики в вопросах, заданных Беларуси не оставляет белорусскому правительству возможностей для маневра. Процедура рассмотрения белорусского доклада превратится в осуждение белорусского режима за его политику игнорирования прав человека.
Почему же в  рамках Совета по правам человека к  Беларуси отнеслись так необычайно жестко? Ведь в большинстве случаев  в рамках Универсального периодического обзора «проблемные» страны сталкиваются с чрезвычайно деликатным отношением - сам факт их участия в процедуре всячески приветствуется как знак доброй воли, а вопросы формулируют так, что бы не дай бог не спугнуть государство.
Представляется, что подобная жесткость вопросов, которые заданы европейскими государствами-членами  Совета, обусловлена комплексом факторов. Конечно, казнь двух заключенных  в период, когда их дела рассматриваются в Комитете по правам человека, была демонстративным актом, а заявления министра внутренних дел Кулешова о том что он «не живет по законам ООН» расценены как плевок в адрес международного сообщества в стиле суданских полевых командиров (такие риторические фигуры будут долго обуславливать отношение к белорусским дипломатам). Однако всё же основным фактором явилось разочарование отсутствием прогресса в области гражданских прав в Беларуси - западные наблюдатели избавляются от иллюзий, которыми они тешили себя в 2008-2009 годах. После года стагнации выборный и репрессивный 2010 год всё расставил на свои места: в Беларуси всё по прежнему, политзаключенные сидят в тюрьме за  убеждения, людей государство расстреливает, неправительственные организации не регистрируются, а журналисты и оппозиционеры преследуются.
Белорусские власти рассчитывают, что регресс в гуманитарной сфере будет замечен лишь теми западными институтами, которые  для Минска не являются авторитетом. Дескать, на мнение Совета Европы и  Совета по правам человека ООН мы можем  наплевать в стиле министра Кулешова - на реальные, экономически выгодные отношения с Западом это не повлияет. На самом деле механизм работает тоньше, и гуманитарные вопросы, в том числе вопросы прав человека, хоть медленно и косвенно, но влияют на ситуацию  и «в реальном секторе». Позиция Парламентской ассамблеи Совета Европы о прекращении политического диалога с Минском может оказаться ещё очень мягкой по сравнению с теми рекомендациями, которые заявит в адрес Беларуси Совет по правам человека ООН  14 мая.
Так что не исключено, что именно жесткие дискуссии в таких малозначимых для белорусского правительства направлениях, как права человека, могут оказать влияние на эффективность внешнеэкономической политики белорусского режима. Будет занятно, если фантазии солдафона Кулешова станут препятствием для получения кредитов МВФ, а упорное нежелание министра юстиции Голованова регистрировать политические партии и общественные объединения сорвет выгодные инвестиционные контракты. Что касается лживых обещаний об отмене статьи 193-1 Уголовного кодекса и, особенно, применение смертной казни - то такие вещи могут даже повлиять на логистику, стоимость и даже на саму возможность поставок венесуэльской нефти на белорусские нефтеперерабатывающие предприятия.
www.belinstitute.eu

Юрий Чаусов, Агентство политической экспертизы BISS

Последние новости

слухаць Радыё рацыя Міжнародная федэрацыя правоў чалавека Беларуская Інтэрнэт-Бібліятэка КАМУНІКАТ Грамадзкі вэб-архіў ВЫТОКІ Антидискриминационный центр АДЦ 'Мемориал' Prava-BY.info Беларускі Праўны Партал Межрегиональная правозащитная группа - Воронеж/Черноземье
Московская Хельсинкская группа
Молодежное Правозащитное Движение
amnesty international