Дмитрий Смык: «Даже если дело дойдет до тюрьмы, я сяду в тюрьму, но армию не рассматриваю как вариант ни в коем случае».

2009 2009-11-08T17:28:00+0200 1970-01-01T03:00:00+0300 ru

6 ноября 2009 г. в суде Центрального района Гомеля слушалось дело против Смыка Дмитрия, который обвинялся по ч.1 ст.435 УК РБ (Уклонение от призыва на воинскую службу). Дмитрий защищал себя сам. Доступ в зал заседания был открыт для всех желающих.

К началу судебного заседания в зале присутствовало порядка 30 человек – среди них родственники Дмитрия, члены общины Свидетелей Иеговых (далее – СИ), представители правозащитных организаций и СМИ. В начале заседания к материалам дела прокурором было приобщено письмо от руководства военной части 32213, в котором разъяснялось, что предполагаемая служба Смыка предусматривала выполнение им функций монтера пути, что не включает обращения с оружием. В письме также давалось разъяснение о том, что, несмотря на то, что распорядок дня военнослужащего не предусматривает специального времени для совершения религиозных обрядов, существует личное время, во время которого эти обряды могут быть совершены. 
Стороны вступили в прения.
Прокурор: «Обвиняемый просто не желает служить, и не стоит выдумывать причин, придающих делу политическую или религиозную окраску. Я уверен, что об этом деле будут говорить в предполагаемом мною контексте нарушения ПЧ, однако, я не вижу здесь ничего, кроме отказа от выполнения священного долга призывника».
Смык был признан годным к службе с ограничениями, все ограничения были выполнены. Были также приняты меры для учета интересов призывника – служить в войсках, где «не предусмотрено применение оружия». В части, где, как предполагалось, будет служить Смык, были предприняты меры к тому, чтобы он выполнял функции монтера пути. Смык не отрицает получения повестки, он с ней ознакомился и, тем не менее, сознательно не явился к принятию военной службы.
Речь прокурора, по его словам, рассматривала ряд обстоятельств: религиозных, Конституционных.
«В религии не существует прямого запрета на военную службу, и это на предыдущем заседании подтвердил свидетель Решетников (руководитель СИ в Гомеле)».
Прокурор часто отсылался к догматам православной церкви, говоря о том, что вера СИ заждется на той же Библии, что и вера православных. Заявлял, что тексты Библии могут трактоваться различными группами в собственных целях. Уклон на то, что православная религия всячески поддерживает военнослужащих и одобряет выполнение ими священного долга.
Прокурор ставил под сомнение убеждения Смыка: «Он стал верующим только тогда, когда пришло время идти служить. Что же это за удобная религия такая: Пришла армия – пришла религия, ушла армия – многоточие… Мне кажется странным это вовремя пришедшее прозрение при отсутствии предпосылок – семья Смыка не является верующей. Сейчас удобно ссылаться на глубину чувств, однако армия – не личный выбор, а священный долг и обязанность».
В дальнейшем была приведена параллель с 1941 г., когда «если бы тогда люди стали ставить под сомнение необходимость отдавать долг своему государству, сложно представить, что происходило бы с нашей страной сегодня».
«Если доверять вашим аргументам, то получается, что в армии служить может лишь дурак-патриот, не верящий в Бога»?
Обвиняемый: «Мои убеждения появились задолго до получения повестки. К моменту, когда я был призван в армию, я был СИ уже полтора года. Сразу после получения повестки я написал заявление с просьбой изменить форму службы на альтернативную, и поставил об этом в известность комиссариат. 
Я подчеркиваю свою послушность государству, признаю свой долг перед государством, которое предоставляет возможность пройти священный долг альтернативным способом. 
Не считаю себя виновным в том, что имею право выбирать отношение к религии, равно как и выбирать службу, альтернативную военной.
У меня есть право, гарантированное Конституцией, и я хочу им воспользоваться. Вина за то, что до сих пор нет механизма реализации этого права, лежит на чиновниках, которые не доработали. 
Судья: рассмотрев позиции сторон, суд признал Смыка Д.В. виновным по ч.1 ст. 435 УК РБ, наказание назначено в виде штрафа в 100 базовых величин (3 500 000 рублей). Обвиняемый также обязан оплатить судебные издержки. До исполнения обвинения остается под подпиской о невыезде. Приговор может быть обжалован в 10-суточный срок.
«Обвиняемый не хотел нарушать комфорта повседневной жизни, он проигнорировал необходимость явиться, и, злоупотребляя правами, уклонился от несения военной службы. Религиозные убеждения не препятствовали службе в части 32213 в качестве монтера пути, что не предполагает использования оружия. В любом случае, Вы являетесь призывником».
Дмитрия Смык прокомментировал ситуацию после оглашения приговора: «Обжаловать решение я собираюсь, у меня просто нет другого выбора, остается только бороться за свои права. Я готов работать на железной дороге, строить рельсы, быть дворником, но я не могу быть причастным к вооруженным силам. Дело не в условии, я не прошу дворец, а дело в совести, принципах. Я объяснил свою позицию и сделал все, что мог. 
Правозащитница Елена Тонкачева так прокомментировала ситуацию с альтернативной гражданской службой в Беларуси: «Чиновники и прокурор ссылаются на отсутствие закона и забывают о том, что норма Конституции должна иметь прямое действие. Забывает об этом и суд. От того, что парламентарии за 14 лет действия конституции не сподобились принять закон нарушаются права граждан. О того, что до сегодняшнего дня депутатам ни прокуратура, ни иные контрольные органы не указали на антиконституционное бездействие нарушаются права граждан. От того, что Конституционный суд устранился от контроля за исполнением своих заключений нарушаются права граждан. Государственные органы шебечут о том, что нет общественной потребности в таком законе. А кто вообще потрудился осуществить замеры общественной потребности? Да и вообще, позвольте, а Конституция не обязывает вас принять такой закон? 
Конституция определяет – гражданин имеет право на альтернативную службу. И то, что до настоящего времени в стране привлекают к уголовной ответственности тех, кто пытается реализовать свое конституционное право на альтернативную службу – это преступление против граждан, преступление и пора это осознать». 

Для справки: Центр правовой трансформации и Фонд развития правовых технологий (www.lawtrend.org) осуществляет системный мониторигн реализации в Беларуси статьи 57 Конституции. До настоящего времени в стране не принят Закон об Альтернативной гражданской службе, что влечет за собой нарушение прав граждан, которые в силу своих убеждений не считают возможным брать в руки оружие, носить военную форму и подчиняться военным приказам.

Последние новости

слухаць Радыё рацыя Міжнародная федэрацыя правоў чалавека Беларуская Інтэрнэт-Бібліятэка КАМУНІКАТ Грамадзкі вэб-архіў ВЫТОКІ Антидискриминационный центр АДЦ 'Мемориал' Prava-BY.info Беларускі Праўны Партал Межрегиональная правозащитная группа - Воронеж/Черноземье
Московская Хельсинкская группа
Молодежное Правозащитное Движение
amnesty international