«Я уверен, что есть шанс остановить эту заразу»

2009 2009-10-19T10:36:00+0300 1970-01-01T03:00:00+0300 ru http://spring96.org/files/images/sources/azharouski.jpg

Вышел на свободу российский физик Андрей Ожаровский, осужденный на 7 суток ареста во время общественных слушаний по вопросам построения АЭС в Островце. В первом после заключения интервью он рассказал об обстоятельствах задержания, о соседях по камере и антиядерном сопротивлении.

— Как вам понравился повод, по которому вы получили 7 суток ареста?

— Придумать, что эксперт, который специально приехал из другой страны на слушания, который потратил время на подготовку материалов для слушаний, будет устраивать какое-то хулиганство... Как мне написали в постановлении суда, я оскорбительно разговаривал с участником оргкомитета... Всё, что здесь произошло, называется провокацией.

— Но зачем было властям идти на международный скандал?

— Я думаю, что целью они ставили помешать мне озвучить на слушаниях неудобные для них факты. Может, вы знаете, что мы с коллегами смогли документально подтвердить, что в оценке воздействия атомной станции в 1000 раз в одном месте, а в другом — в 300 раз уменьшены возможные аварийные выбросы. Благодаря этому уменьшено влияние, уменьшена зона воздействия. А это обман!

— Как вам сиделось в Островце?

— А вы приезжайте в Островец, я вам рекомендую! Изолятор новый, я считаю, что белорусские власти очень правильно сделали, что построили сначала хорошую уютную тюрьму, а потом начали продвигать проект строительства АЭС.

Изолятор чистый, это важно. Единственное что — холодный, время от время пар шёл из рта. Но сейчас нигде не отапливают, здесь жаловаться сложно.

Мои друзья смогли передать мне спальный мешок, иначе я бы с вами разговаривать не смог — я бы сейчас хрипел и кашлял.

— Вас посадили в "одиночку"?

— Камера была на двух человек. Похожа на купе поезда, увеличенное в два раза. Кровати одна над одной. Чисто, не унизительно. Туалет и холодная вода в камере.

Со мной сидел местный крестьянин. Его звать Петя. Он был наказан лишением свободы на 10 суток за управление автомобилем в нетрезвом виде.

— Что Пётр думает насчёт строительства АЭС в Островце?

— Ну, что он думает? Людям нужна информация! Я рассказал ему об основных проблемах. Человек удивился: "А почему над атомной станцией будут трубу строить, если там ничего не жгут?". Пришлось объяснить, что через неё будут выбрасываться радионуклиды, и это не очень полезно.

Человек жалеет: рыба тут, говорит, грибы... Он живёт здесь, у него корова. А молоко — это один из продуктов, качество которых в первую очередь страдает от воздействия атомной станции.

— Да, молоко упоминается даже в каждом отчёте по воздействию АЭС на окружающую среду...

— Молоко, мёд... Вот посоветовал этому человеку на случай, если вдруг эту станцию достроят (в чём я сомневаюсь, потому что думаю, что есть много преград на пути реализации этого проекта, в первую очередь — экономических), что лисички — это грибы, которые меньше накапливают радиацию, моховики — больше. Что о мёде вообще придётся забыть, потому что мёд даже в относительно чистых местах накапливает радионуклиды.

Говорили о жизни с ним. Тяжёлая жизнь у человека, он работает. Ему эта атомная станция... Хотя вот объявили же сегодня, что будет расти стоимость электроэнергии в том числе и из-за того, что нужно инвестировать в строительство АЭС. Вот что интересует людей.

— Из-за того, что вас задержали в Островце, вы пропустили конференцию в Стокгольме, посвящённую противодействию атомной энергетике?

— Я всё равно попытаюсь туда попасть: мы смогли поменять билет. Если атомная индустрия — это международный спрут, то и сопротивление у него международное. Это как раз конференция неправительственных организаций — противников атомной энергетики.

— Известно, что вы работаете учителем физики в одной из школ в Подмосковье. Как это соотносится с образованием физика-ядерщика?

— Основное моё место работы —это группа "Экозащита!". Я веду там проекты. Но есть и дополнительные источники дохода.

А в школу я попал потому, что в эту школу ходят мои дети. Меня попросили однажды в качестве "субботника" помочь, потому что сложилась такая ситуация года с четыре назад, когда не было там учителя физики. И выпускники из-за этого могли попросту получить документов о среднем образовании.

И я втянулся. Всё равно дочь с утра в школу вести. Я остаюсь на пару уроков, и меня это не напрягает. Но это не моё основное место работы.

— У “Экозащиты!” много работы?

— Работа в “Экозащите!” неравномерная. Иногда есть больше проектов и больше возможностей для финансирования — тогда я больше уделяю внимания антиядерной деятельности. А есть и так вот, как сейчас, приходится всё делать за свои деньги. Хотя до Минска из Москвы недорого ехать.

Кстати, я очень рад, что вы читаете "Критику...". Мы столько сил положили на неё. И не только я. Там же большой авторский коллектив!

— Довелось читать также замечания российских экологов к Оценке воздействия на окружающую среду АЭС в Висагинасе...

— Кстати, по Литве: там общественные организации оспорили результаты общественных слушаний в суде. К сожалению, в суде первой инстанции проиграли (они обратились в суд Вильнюса). Но смысл в том, что люди везде борются против атомной энергетики.

И то, что здесь в Островце прошли слушания, и власти утверждают, что был полный "одобрямс" — это не беда. Я уверен, что есть шанс остановить эту заразу. Беларусь и так отмучилась — зачем ещё раз?

Последние новости

слухаць Радыё рацыя Міжнародная федэрацыя правоў чалавека Беларуская Інтэрнэт-Бібліятэка КАМУНІКАТ Грамадзкі вэб-архіў ВЫТОКІ Антидискриминационный центр АДЦ 'Мемориал' Prava-BY.info Беларускі Праўны Партал Межрегиональная правозащитная группа - Воронеж/Черноземье
Московская Хельсинкская группа
Молодежное Правозащитное Движение
amnesty international