Глава Офиса ОБСЕ: Мы видим прогресс во взаимопонимании с властными структурами

2008 2008-12-16T15:29:39+0200 1970-01-01T03:00:00+0300 ru

Потепление политического климата в Беларуси в уходящем году и осторожный оптимизм на будущее отметил в беседе с корреспондентом "БР" глава Офиса ОБСЕ в Минске Ханс-Йохен ШМИДТ.

— Уходящий год действительно изобиловал политическими "разворотами".

Когда я впервые приехал в Беларусь, у нас преобладали оптимистические оценки. Это было в начале февраля. Только что освободили некоторых политзаключенных, немецкий посол имел беседу с президентом. Все ожидали, что скоро будет освобожден А. Козулин.

Но уже в середине месяца стало очевидно, что Козулина не освободят, как надеялись некоторые страны и также здесь, в Беларуси. И в этом, думаю, не было сюрприза. Едва я приехал, представители оппозиции проинформировали меня, что они организуют демонстрацию в марте в рамках празднования независимости Беларуси. Оппозиционеры говорили о необходимости показать властным органам, как говорится, "свои мышцы". И я им сказал, что исхожу из того, что властные органы будут реагировать в ответ и предпримут "необходимые" меры против их действий.

Потом состоялась демонстрация. Это было 25 марта. Соединенные Штаты приняли решение применить санкции против Беларуси. В ответ на политику санкций Беларусь приняла решение о сокращении персонала посольства. Затем власти предприняли некоторые действия против журналистов. Прошли задержания и состоялись суды над рядом арестованных…

Таким образом, политический климат, с одной стороны, стал прохладнее. И это было накануне парламентских выборов.

Но происходил и другой процесс. Так, Беларусь очень рано приняла решение пригласить БДИПЧ наблюдать за выборами. Власти не только пригласили БДИПЧ, но и настаивали на решении пригласить как можно больше наблюдателей — долгосрочных, краткосрочных. Они также дали возможность принять участие в наблюдении за выборами тем европейским политикам, которые находились в так называемом "черном списке" невъездных.

И это было на фоне того, что произошло немного раньше в России, когда БДИПЧ по определенным причинам отказалось участвовать в наблюдении за выборами.

Положительным было также и то, что возможность наблюдать за выборами получили негосударственные организации — Белорусский Хельсинкский комитет, а также члены незарегистрированной организации "Весна", которые присоединились к этой местной инициативе.

По сравнению с тем, что произошло в 2006 году, местные наблюдатели действительно следили за выборами без особых препятствий. Это, по-моему, также был положительный шаг.

Во время выборной кампании властные органы приняли решение освободить других политзаключенных, например Козулина. Это было важное решение, поскольку Соединенные Штаты оказались в состоянии ответить положительно на этот шаг. Они исключили из списка санкций две дочерние компании "Белнефтехима". Европейский Союз среагировал немножко позже, в середине октября. Он принял решение на полгода снять из списка визового запрета 30 имен высокопоставленных белорусских чиновников, в том числе и А. Лукашенко.

До этого Минск посетил действующий председатель ОБСЕ министр иностранных дел Финляндии Александр Стубб. Он заявил, что пора рассматривать роль Беларуси в международном обществе, ее деятельность в Европе с учетом новой перспективы. Цель его визита состояла в необходимости открыть новую страницу в истории наших отношений.

— Основным итогом года вы считаете потепление политического климата в стране?

— Да. А также открытие политического диалога со странами Европейского Союза. Диалог необходим для развития экономических отношений. Очень важно, что Европейский Союз выразил готовность содействовать развитию отношений в некоторых областях. 12 лет изоляции Беларуси, по заключению многих европейских политиков, не принесли желаемых результатов. Лучше развивать политический диалог, экономические и торговые отношения, те области, которые представляют взаимный интерес.

Это выгодно и для Европы. Беларусь — транзитная страна. Если западные государства заинтересованы успешно развивать экономику, то очень важно дать стране возможность следовать открытой политике, а не быть ориентированной только на Восток.

Кстати, председателю ОБСЕ во время визита в Минск удалось в большой степени убедить в непродуктивности политики санкций и оппозиционеров.

— Можно утверждать, что экономические интересы европейцев послужили главным стимулом для смены политики в отношении Беларуси?

— Развитие политики зависит от действующих в ней лиц. Многие европейские дипломаты пришли к выводу о необходимости выхода из тупика, в который завела политика изоляции Беларуси. Так, уже в 90-х годах возникли сомнения, например, в том, полезно ли приостановление оказания вам технической помощи в рамках ТАСИС. Это финансовый инструмент, который давал возможность Европейскому Союзу сотрудничать со странами бывшего Советского Союза.

Возникли также сомнения, не противоречит ли интересам ЕС стремление развивать отношения с Россией, исключая при этом такую страну, как Беларусь. Становится невозможным, например, прокладывать транспортные коридоры с запада на восток и с севера на юг.

Подчеркну, что важную роль в изменении политики сыграли соседи Беларуси — Польша и Литва. Они заинтересованы в полноценных отношениях с Беларусью, поскольку это имеет для них большое значение.

Исключение Беларуси из европейской политики, таким образом, непродуктивно во многих отношениях. Не только экономических. Хотя экономика играет иногда решающую роль.

— Насколько, на ваш взгляд, правы те, кто утверждает, что европейцы, выбрав такой путь, принесли в жертву экономическим интересам интересы демократии и прав человека?

— Я думаю, нет необходимости жертвовать чем-то. Я всегда осторожно использую такие патетические слова, как "демократизация общества" и другие. У меня как у немца есть хороший опыт понимания того, что вначале важно выйти из политического тупика в пользу политического диалога. В пользу развития экономических и торговых отношений. Понизить напряженность в области безопасности и создавать больше доверия. А впоследствии это может положительно повлиять и на развитие прав человека.

Если мы настаиваем исключительно на улучшении ситуации с правами человека и при этом нам не удается одновременно развивать социально-экономическую базу, тогда это не стимулирует улучшение отношений. Эти факторы взаимодействуют: если экономическая ситуация улучшается, растет благосостояние населения, это положительно повлияет и на другие социальные факторы.

Ваше руководство, уверен, также заинтересовано в улучшении жизни населения. В его интересах поднимать уровень доходов, которые ниже, чем в других странах. Это обеспечивает власти устойчивость. Если правительству не удается улучшить социально-экономическую ситуацию, это провоцирует недовольство. Никакое правительство в этом не заинтересовано.

Мне также кажется, что нам сегодня гораздо важнее содействовать улучшению, например, судебных структур, бизнес-климата и инвестиционного климата в стране. Население будет чувствовать себя увереннее, если здесь произойдут серьезные улучшения.

— Все страны ОБСЕ придерживаются подобной позиции?

— В ОБСЕ, как и у вас в стране, есть представители, которые обращают на права человека больше внимания, чем другие.

Но это фундаментальные разногласия. Сейчас же особенно интересно наблюдать, как ситуация развивается. Ведь было нелегко принять это решение в середине октября. Некоторые страны высказывались против снятия запрета на визовые санкции. Как известно, решено через 6 месяцев обсудить возможность возобновить это решение.

— Можно ли дать какой-то прогноз развития возникшей политической ситуации?

— Посмотрим. Это среднесрочный процесс. Невозможно достичь сразу желаемых результатов. Это не только вопрос нашего доверия. Многое зависит от того, будет ли ваше государство готово ответить положительно на предложения в области гуманитарного измерения. Например, улучшить избирательное законодательство. В принципе, ваше правительство недавно продемонстрировало готовность общаться с БДИПЧ и начать консультативный процесс по совершенствованию Избирательного кодекса.

Необходимо также предпринять усилия, чтобы изъять из Уголовного кодекса некоторые статьи, касающиеся клеветы, выступить в защиту незарегистрированных негосударственных организаций.

Чрезвычайно важно создать условия для развития негосударственных СМИ.

Я думаю, что здесь до сих пор не существует равенства в сфере конкуренции. Негосударственные газеты, испытывая экономическую дискриминацию, находятся в сложной финансовой ситуации. При этом государственные СМИ пользуются фактически определенными льготами. И это решительный вызов тем, кто отваживается издавать независимые газеты.

— Вы не раз подчеркивали, что сотрудничество с властными структурами — важнейшее условие успеха новой политики. Насколько продуктивно это партнерство?

— Я с интересом слежу за развитием нашего диалога с официальными лицами. Они стали более открытыми. Например, недавно с поддержкой официальных лиц мы организовали "круглый стол" по проблемам Интернета. Это был удачный проект. Он позволил государственным и негосударственным экспертам открыто выразить определенные мнения. Это доказывает, что государство не боится такого диалога.

В контексте ежегодного Минского форума выступил глава президентской Администрации. Он был готов ответить на некоторые очень критические вопросы.

Нам с участием властей удалось организовать некоторые мероприятия в области экономического и экологического измерения. Например, по проблемам энергетики. Офисом проведены также другие "круглые столы" и целый ряд мероприятий в области гуманитарного измерения. Их поддержали властные структуры.

— Контакты с официальными лицами стали интенсивнее. А не сократились ли контакты с представителями демократической оппозиции, не остается ли она вне поля зрения Офиса ОБСЕ, без его поддержки?

— Я с самого начала не делал секрета из того, что не намерен превратиться в катализатор внутреннего политического процесса в том смысле, что не стану играть роль политического актора. Иначе говоря, моя роль не в том, чтобы превратиться в авангард политической демонстрации здесь, в вашей стране.

Это не задача нашего офиса, например, как раньше, создавать оппозиционный альянс. Это задача самих оппозиционеров — создавать такие структуры, которые позволяют им активно участвовать в выборах.

Тем не менее считаю, что очень важно регулярно общаться с представителями оппозиции, и мы это делаем. Но одновременно мы заинтересованы как можно больше развивать контакты с представителями общественной жизни. Ведь в настоящее время оппозиционеры не представляют исключительно общество. Есть также негосударственные организации, которые, думаю, часто гораздо лучше представляют интересы общества. Гораздо лучше занимаются судьбой населения.

— Не рассматривает ли Офис ОБСЕ возможность содействовать налаживанию диалога между оппозицией и властями?

— Вероятно, мы могли бы выступить в роли модератора, если бы получили такое предложение. Это зависит от желания обеих сторон. Мы могли бы, например, содействовать организации дискуссий по таким актуальным темам, как изменение избирательного законодательства, совершенствование судебной системы и другим.

— Сегодня невозможно обойти стороной тему мирового экономического кризиса. Затронул он и Беларусь. В частности, многие опасаются, что страна, пытаясь решить свои финансовые проблемы, может попасть в еще большую зависимость от России.

— Есть более мощные фигуры и организации, чем ОБСЕ, которые играют роль в борьбе с кризисом. Это Всемирный банк, Международный валютный фонд, Европейский банк реконструкции и развития. Я надеюсь, что они могут помочь в решении проблем и Беларуси. Но, подчеркну, это также политическое решение. Оно зависит от согласия акционеров.

Да, страны ЕС здесь играют значительную роль. Но также решающую роль играют Соединенные Штаты, которые являются одним из важнейших акционеров европейского банка. Поэтому важно, как будет развиваться ситуация в Беларуси, за чем сейчас внимательно следят США и европейские страны.

Я думаю, Европейский Союз может сыграть большую роль в модернизации белорусской промышленности. Для этого вам нужен капитал, нужно облегчить процессы приватизации, дать западным инвесторам больше возможностей инвестировать в Беларуси. Это постепенно улучшит баланс экономических контактов Беларуси в пользу Европы. Ведь до сих пор по определенным причинам российские финансисты были больше заинтересованы инвестировать в вашу страну, потому что они гораздо лучше знают вашу экономику, у них здесь больше интересов.

Чтобы не возникло недоразумений, я хочу подчеркнуть: предлагая улучшить отношения с Западом, развивать политический диалог, мы не против хороших отношений Беларуси с Россией. Одно не исключает другое. И особенно для такой страны, как Беларусь, которая находится между Россией и Европейским Союзом.

— Наступающий год не обещает быть простым. С каким настроением вы его встречаете?

— В будущее смотрю с большим оптимизмом, чем семь месяцев назад. В 2008 году Офису удалось сделать больше, чем раньше. Удалось выступить с рядом инициатив, укрепить контакты с некоторыми организациями. Мы видим прогресс во взаимопонимании с властными структурами, наблюдаем определенную либерализацию делового климата в стране.

В дальнейшем многое будет зависеть от того, удастся ли достичь равновесия в контактах с представителями исполнительной власти и гражданского общества, с оппозицией. Мы по-прежнему готовы содействовать диалогу между различными представителями общества и политическими игроками в вашей стране, если это способствует снижению барьеров, которые здесь еще существуют.

Улучшило наше рабочее настроение и то, что в этом году решение о продлении мандата Офиса ОБСЕ было принято необычно рано, еще за шесть недель до истечения срока. Это также нельзя недооценивать.

Последние новости

слухаць Радыё рацыя Міжнародная федэрацыя правоў чалавека Беларуская Інтэрнэт-Бібліятэка КАМУНІКАТ Грамадзкі вэб-архіў ВЫТОКІ Антидискриминационный центр АДЦ 'Мемориал' Prava-BY.info Беларускі Праўны Партал Межрегиональная правозащитная группа - Воронеж/Черноземье
Московская Хельсинкская группа
Молодежное Правозащитное Движение
amnesty international