"Единый список" как альтернатива "списку Лукашенко"

2008 2008-06-05T16:42:19+0300 1970-01-01T03:00:00+0300 ru

Глава либеральной партии Анатолий Лебедько отвечает на вопросы коммунистической газеты. 

– Не кто иной, как Лебедько, говорил, что впервые демократы имеют шанс закончить подготовку к выборам до их начала. И что же мы видим? Дискуссию о том, надо ли участвовать в избирательной кампании.

– Всему свое время. Согласитесь, что дискутировать о том, как лучше подготовиться к зимнему отопительному сезону, надо в марте, но никак не в октябре. Дискуссия о формате участия в избирательной кампании состоялась еще летом прошлого года. После нее те, кто хотел и мог, начали работать, шаг за шагом преодолевая барьеры. Восемь политических субъектов подписали документ «О принципах подготовки к избирательной кампании». Он не обсуждается, он реализовывается. 11 политических и общественных организаций представлены в «едином списке» кандидатов по всем 110 избирательным округам. Рабочие группы коалиции подготовили проекты изменений в избирательное законодательство и практику его применения. ОДС согласовали текст Послания к избирателям. Не все, но многие претенденты из «единого списка» начали работать в своих округах. Не всё здесь идеально и гладко, но это то, что можно увидеть в реальности.

– Значит, вы готовы еще раз промаршировать по маршруту избирательной кампании 2004 года?

– Я не сторонник маршировать по дорогам прошлого. Дважды в одну реку не ступишь, все течет — все меняется. Страна четырех- или восьмилетней давности и сегодняшние реалии — это две разные ситуации. С явным креном в худшую сторону.

Сегодня, и это моя личная позиция, мы можем говорить лишь об ограниченном, но активном участии в предстоящей избирательной кампании. Это означает, что ОДС работают до начала кампании, а также на всех ее этапах, за исключением голосования и подсчета голосов. Можно и нужно принимать участие в том, где у тебя есть хотя бы минимальные возможности влиять на ситуацию, участвовать в том, что предоставляет дополнительные рычаги воздействия на общественное мнение. К примеру, в обычной ситуации никто не даст вам и пяти минут для выступления на телевидении. Пять минут, которые имеет кандидат в депутаты, — это не прорыв информационной блокады, это малюсенькая, но возможность сказать то, чего телезрители не слышат четыре года. Хотя бы спросить: где деньги, Шура, от продажи оружия в Латинскую Америку? Или кто сегодня позволит вам организовать встречу, на которую без боязни и страха придут 200 300 человек и которую дадут провести без срыва. Избирательная кампания такой шанс всё-таки предоставляет.

– Что означает ограниченное участие на практике?

– Мы оставляем за собой право снять всех кандидатов из «единого списка» за несколько дней до голосования, если представители ОДС не будут иметь возможности участвовать в подсчете голосов. Это логично. Если за поддержку и голоса избирателей борются как сторонники нынешнего политического курса, так и его оппоненты, то и те, и другие должны принимать участие в подсчете голосов. В противном случае это лохотрон. Однако окончательное решение будет принято позже. Надо посмотреть, как будут регистрировать кандидатов из «единого списка», какие будут возможности для организации встреч с избирателями, будет ли применяться цензура на радио и телевидении, и так далее.

– Реально ли снять зарегистрированных кандидатов, которые вложат в кампанию немало сил и ресурсов? К тому же, за многих будет готово проголосовать большинство избирателей округа.

– Решение должен принимать Политсовет ОДС совместно с самими кандидатами. Надо будет взвесить все плюсы и минусы. Претенденты, вошедшие в «единый список», берут на себя письменные обязательства, которые предусматривают и возможность организованного снятия всех кандидатов.

Кстати, мы не случайно настаивали на том, чтобы «единый список» формировался по формуле «110 избирательных округов — 110 претендентов». Это еще и вопрос управляемости. При мажоритарной системе выборов снять организованно 220 или 440 человек гораздо сложнее, нежели 110.

– Ваш призыв, обращенный к Милинкевичу, Шушкевичу, Ярошуку и другим известным людям возглавить «единый список», остался без ответа. Почему? И насколько это было важно?

– Может, потому, что лидерам предлагалось поработать полевыми командирами, а не главнокомандующим всеми демократическими силами.

Мне не нравится, что на предстающую избирательную кампанию некоторые политики смотрят, как на уже проигранное сражение. С таким подходом сложно рассчитывать на результат или серьезный задел на будущее. Если не расширять плацдарм в 2008 году, то откуда штурмовать «Красный дом» в 2011-м?

Я убежден, что если бы мы сконцентрировались на Минске, если бы каждый лидер взял под личную ответственность один столичный округ, то и кампания приобрела бы совсем другое дыхание, и избирателей можно было бы мобилизовать на защиту результатов голосования.

– Не хотите ли вы сказать, что если другие лидеры не станут во главе «единого списка», то и результата осенью не будет? К примеру, в недавнем интервью Михалевич заявил, что рейтинг Милинкевича больше, чем у всех сопредседателей ОДС.

– Я хочу сказать, что в предстоящей избирательной кампании усилия и ответственность надо складывать. И только в случае сложения можно рассчитывать на общий позитивный результат.

Что касается рейтингов, то у Милинкевича он действительно выше. Это правда. Так же как и то, что благодаря этим самым сопредседателям и структурам, которые они возглавляют, рейтинг Миликевича в период президентской кампании с нуля был доведен до планки, превышающей 20 процентов.

Однако после того, как Александр ушел в автономное плавание с командой из ресурсных центров, его рейтинг упал до уровня 6 7 процентов. И уже неясно: этими цифрами надо то ли гордиться, то ли им огорчаться.

– Но тот же Михалевич объясняет это тем, что вы постоянно мешаете экс-кандидату в президенты.

– Это чушь, в которую не верит и сам Михалевич. Мы действительно очень редко пересекаемся с Милинкевичам. Но это его выбор. Когда же от него исходят конкретные инициативы и предложения, никто их не блокирует. Не надо далеко ходить. Вся коалиция позитивно откликнулась на желание Александра возглавить Оргкомитет по подготовке «Чернобыльского шляха». Поддержали единогласно. Никто не ставил палки в колеса. Полная свобода действий и решений. Не хочешь идти на Бангалор, веди нас на площадь Калиновского. Мы взяли на себя обязательства в рамках Оргкомитета и выполнили все до запятой. Более того, за два дня до Шляха я лично по ящикам разбрасывал газету «Товарищ» с персональным обращением Милинкевича и с информацией о мероприятии.

– Вы уже сегодня заявляете о необходимости выходить на протестные акции в день голосования. Не рано ли делать такие заявления?

– Власть не оставляет нам выбора. Изменения в Избирательный кодекс, подготовленные Национальным Комитетом ОДС, брошены в корзину. Предложения по корректировке правоприменительной практики отвергнуты Центризбиркомом. Это означает, что власть намерена в очередной раз назначить 110 депутатов. Реагировать надо уже сегодня. Особенно если учесть, что у нас нет возможности быстро оповещать людей.

– Добрые вопросы исчерпаны, переходим к провокационным и злым. Статкевич и Навосяд выходят из состава Политсовета. С кем останетесь?

– Нельзя выйти из помещения, если ты туда не вошел. К примеру, для Статкевича и его структуры в Политсовете забронированы два места, два голоса. Но два стула всегда пусты. А пустота не генерирует идеи, вакуум не создает деятельность.

Я могу понять приступ неудовлетворения в ситуации, когда организация плотно работает в коалиции, предлагает конкретные инициативы, действия, а их блокируют, бросают в урну. Но когда в графе «коалиционная деятельность» — большой жирный ноль, то тогда излагайте неудовольствие в книге жалоб и предложений собственной структуры.

– Насколько велик будет исход из ОДС? Не структур, а конкретных людей? Я вот не без любопытства наблюдал за тем, сколько человек откликнется на призыв Статкевича принять соучастие в первомайской евромаевке. Но когда на клич Статкевича из всей партии откликнулся только сам Статкевич, то возникает вопрос: а сколько людей все же уходит вместе с ним из ОДС?

– Иногда мы демонстрируем не только то, что нам хочется, чтобы увидели другие, но и то, что не принято выставлять на всеобщее обозрение. Я не сомневаюсь, что Николай Статкевич обладает личным мужеством. И он это еще раз предъявил 1 мая. Но никакого исхода людей из ОДС не будет. И это также продемонстрировали все те же события 1 мая.

– Если кто-то примет решение баллотироваться вне «единого списка», будет ли он подвергнут анафеме?

– Это его суверенное право. ОДС не фильтр и не аттестационная комиссия, выдающая справку на участие в избирательной кампании. Желающих поучаствовать в кампании может быть много, но «единый список» как реальная альтернатива списку Лукашенко — один. «Единый список» — это объединение усилий и возможностей дееспособных, ответственных политических структур.

В условиях Беларуси ситуация может быть только черно-белой. Слишком большие различия в ценностном выборе тех, кто у власти, и сторонников перемен. Режим постарается загримировать своих кандидатов под «независимых» врачей, учителей, инженеров. Наша задача сделать кампанию контрастной. Вот «список Лукашенко», вот «единый список». Эти — за консервацию и движение в прошлое, эти — за перемены и путь в европейское будущее.

– Те, кто недавно заявил о выходе из коалиции, обвиняют ОДС в недостаточной европейскости. И в этом, дескать, все проблемы.

– Желающих выполнять функцию дозиметра, замеряющего уровень европейскости, предостаточно, европейцев маловато. Меня настораживает, когда хватают за рукава и требуют, чтобы я показал, что мои носки цвета европейского флага.

Объединенная гражданская партия, председателем которой я являюсь, заплатила за демократический, европейский выбор цену, которую не платил в Беларуси никто. Жизни Виктора Гончара и Юрия Захаренко. Один Андрей Климов отсидел в тюрьме больше, чем все члены «Еевропейской коалиции» Статкевича вместе взятые. Я просто хочу, чтобы об этом помнили все. Не только власть, но и коллеги по демократическому цеху. Пора ввести мораторий на ультиматумы, на заклинания о своей уникальности и особенности, на угрозы куда-то уйти.

– С чем собираетесь идти в народ?

– С посланием, которое вмещается в одну фразу: «Власть для народа, а не народ для власти». Уникальность белорусской ситуации в том, что относительно небольшая группа людей контролирует всё и вся. «Семья» создала систему, которая позволяет ей контролировать правительство, парламент, суд, денежные потоки, собственность, СМИ и даже поведение людей. Граждане Беларуси при такой системе управления обладают нулевым влиянием на ситуацию. Они в положении стада двуногих существ под постоянным присмотром погонщиков. В цивилизованной Европе всё с точностью до наоборот. Там граждане контролируют власть. Они имеют реальные механизмы влияния и воздействия на чиновников. И поэтому там не останавливают правонарушителей при помощи «живого щита», и чиновники не выстраивают коттеджи в природоохранной зоне, и кандидатов в президенты не сажают в тюрьму на пять с половиной лет, и улицы не переименовывают в нарушение закона, и не указывают по телефону, какой приговор должен вынести судья.

Пока в Беларуси не будет установлен жесткий гражданский, общественный контроль над властью, в стране не будет ни свободы, ни материального благополучия, ни национальной гордости, ни справедливости, ни уважения на международной арене.

Бесконтрольная власть — это «теневой бюджет», это одно лицо, одни усы на трех телеканалах 24 часа в сутки, это назначенные депутаты и продажные судьи, это крепостническая зависимость граждан от коррумпированного, аморального государства.

– Насколько всё-таки идея гражданского, народного контроля над властью окажется конкурентоспособной с посланием власти?

– Эту идею власть не может ни украсть, ни эксплуатировать. И в этом наше преимущество. Раньше многие наши наработки, идеи власть бессовестно присваивала и тиражировала, используя монополию на электронные СМИ. И именно по этой причине многие связывают свои надежды с властью. Они просто не знают о предложениях сторонников перемен.

– Кажется, что у людей нет ощущения важности и значимости Палаты представителей. Это снижает интерес к предстоящей кампании. Многие рассуждают так: зачем выходить на улицу, если структура не влияет на ситуацию.

– Это действительно так. И причина в том, что в стране вот уже 12 лет нет парламента. Палата представителей сегодня выполняет функцию отдела администрации Лукашенко. Во-вторых, у избирателей забрали право выбора. Депутат зависит не от избирателя, который голосует, а от правителя, который его назначает. Назначенный депутат — это типичный чиновник, экономически и политически зависимый от того, кого он в нормальных условиях должен контролировать.

Конечно, у Палаты представителей не те функции и полномочия, что у разогнанного в 1996 году Верховного Совета 13 го созыва. Но эта структура в состоянии воздействовать на ситуацию. Почему этого не происходит? Потому что депутатов назначают, и там 12 лет нет представителей ОДС. Как следствие, у пяти с половиной людей отняли социальные гарантии, у нескольких сотен тысяч индивидуальных предпринимателей перспективу, изъяли из закона гарантированный 48 дневный отпуск для учителей. Список потерь на этом не заканчивается. И все это сделала Палата представителей.

– Можно ли проводить выборы в ситуации, когда Центральную избирательную комиссию возглавляет такая одиозная личность, как Ермошина?

– А что, если завтра Лукашенко проведет рокировку и место Ермошиной, к примеру, займет Петкевич, что — ситуация изменится? Ответ очевиден — нет. Менять надо законодательство и практику его применения. Как только власть согласится проводить выборы по стандартам ОБСЕ, в ЦИК тут же будут включены представители всех политических субъектов, принимающих участие в избирательной кампании. Причем они не будут сидеть на приставном стульчике с правом совещательного голоса, а иметь равные права с ермошинами, лозовиками и прочими жонглерами цифр.

– Коалиция состоит из разных политических структур. Наличие общего Послания не приводит ли к тому, что партии теряют свое лицо?

– Тема контроля над властью, содержащаяся в Послании ОДС, — это главная, но не единственная тема, которая будет поднята в период избирательной кампании. И здесь и партии, и сами кандидаты имеют возможность расставлять приоритеты с учетом специфики избирательного округа. Это как фигурное катание: есть обязательная и произвольная программы. Что-то делают и выполняют единообразно все, а в чем-то имеют право на индивидуальное творчество.

К примеру, представители ОГП будут максимально использовать партийное «Послание гражданам, бизнесу и государству», принятое на партийном съезде.

– Национальный Комитет ОДС предложил Прокуратуре провести расследования фактов продажи оружия в Колумбию. Вы действительно рассчитываете на какой-то результат?

– У меня нет иллюзий относительно предназначения белорусской Прокуратуры. Самостоятельно и оперативно она реагируют лишь на публикации, посягающие на честь и достоинство Лукашенко. Наша цель — привлечь общественное внимание к проблемам вседозволенности и коррупции в структурах власти. Ведь речь идет об огромных суммах, которые не проходят через бюджет, а значит, не контролируются и, следовательно, распихиваются по чьим-то карманам.

Если мы не хотим, чтобы Беларусь обвиняли в беспорядочных дискредитирующих связях то ли с повстанцами Колумбии, то ли с афганскими моджахедами, нужен гражданский контроль над властью.

– Будет ли ОДС реагировать на новые риски и угрозы, возникшие в системе образования?

– Проблемы не только здесь, они везде и повсюду. Что касается вашего вопроса, то перезагрузка системы образования означает смену приоритетов. Она должна ориентироваться не на подготовку высокообразованных, интеллектуальных кадров, а на штамповку персонала по обслуге правящей элиты. Минимум знаний, максимум навыков. На интеллект нет спроса. Образованные молодые люди либо, при первой возможности, уезжают из страны, либо критически настроены к тому, что делает власть. Зачем таких взращивать?

Надо бить в колокола. Но кто это будет делать? Назначенные депутаты? Никогда! Это функция ОДС и ее представителей. Национальный Комитет сейчас формирует рабочую группу для разработки проекта Закона «Об образовании». И это будет наш ответ намерениям власти.

– Будут ли разрабатываться в дополнение к общему Посланию новые программы социально-экономического содержания?

– Не надо что-то придумывать и писать с чистого листа. В портфеле ОДС серьезные, солидные наработки в виде программ и проектов законов. Это и Малая Конституция, и Экономическая Платформа, и программы регионального развития, и проекты законов «О развитии малого и среднего бизнеса», «О социальных государственных гарантиях гражданам» и другие. Реализация пакета предложений, наработанных Национальным Комитетом ОДС, как раз и обеспечит реальный общественный, гражданский контроль над властью и позитивные перемены в Беларуси.

Беседовал Сергей БЕЛОГОРЦЕВ


Крыніца: "Товарищ"

Последние новости

слухаць Радыё рацыя Міжнародная федэрацыя правоў чалавека Беларуская Інтэрнэт-Бібліятэка КАМУНІКАТ Грамадзкі вэб-архіў ВЫТОКІ Антидискриминационный центр АДЦ 'Мемориал' Prava-BY.info Беларускі Праўны Партал Межрегиональная правозащитная группа - Воронеж/Черноземье
Московская Хельсинкская группа
Молодежное Правозащитное Движение
amnesty international