«Живой щит» №2 закончился переломами и черепно-мозговыми травмами

2008 2008-03-31T13:25:03+0300 1970-01-01T03:00:00+0300 ru

Стало известно о еще нескольких случаях, когда сотрудники ГАИ выстраивали «живые щиты», чтобы остановить лихачей. Один из эпизодов закончился тем, что автомобили были разбиты всмятку, а ни в чем не повинные водители и пассажиры попали в больницу со страшными травмами.

Вступление

Но, прежде, чем перейти к изложению этой истории, обратимся к пятничным заявлениям министра внутренних дел Владимира Наумова. Комментируя печально знаменитый инцидент, глава МВД заявил, что «сотрудники ГАИ 2 марта на трассе Минск-Микашевичи в профессиональном плане были не правы» (цитируется по агентству «Интерфакс».

По мнению Наумова, инспекторы руководствовались логикой, что, увидев впереди стоящие машины, лихач и сам остановится. «Возможно, у них был уже такой опыт» -- добавил министр.

И совершенно замечательная фраза: «Сотрудники ГАИ, задерживая пьяного водителя, не хотели доставить неудобства участникам движения…»

Однако давайте запомним еще одно изречение главы МВД: «Не нужно спекулировать на этой теме. В каждой профессии бывают ошибки, и не нужно обо всей службе судить по отдельным сотрудникам».

Кошмар на МКАД

Такой опыт у ГАИ уже действительно был. 5 ноября 2007 года сотрудники Госавтоинспекции на Минской кольцевой в районе выставочного центра «Экспобел» пытались остановить еще одного водителя, ехавшего с явным превышением скорости (не менее 110 км/ч). «Живой щит» выстроили из «Таврии», «ВАЗ-2110», Mitsubishi Carisma и Volkswagen Caddy.

О том, что было дальше, «Автобизнесу-Weekly» рассказали непосредственные участники событий.

Евгений (ехал на автомобиле Mitsubishi Carisma с женой и полуторагодовалым сынишкой):

— Когда мы подъехали к будущему месту столкновения, там, в первой полосе, находилась машина ГАИ, а в 10 метрах от нее во второй полосе стояла фура без включенной аварийной сигнализации. К тому времени я уже притормаживал, так как мне необходимо было перестроиться в первый ряд.

Когда подъехали к сотрудникам ГАИ, один из них выбежал навстречу движению моего автомобиля, практически под колеса, с направленным в нашу сторону пистолетом. Я остановился и, не успев сообразить, что к чему, услышал лишь визг тормозов… Успел крикнуть жене: «Держи ребенка!»

От сильного удара сзади наш автомобиль влетел в стоящую впереди фуру… Когда я пришел в себя и осмотрелся — общая картина была ужасной: рядом перевернутый Volkswagen Caddy и в лепешку размолоченная «Таврия».

Самостоятельно выйти из автомобиля я смог, а жене потребовалась моя помощь. Видел, как водителю Peugeot 605 заламывают руки и надевают наручники…

«Скорая» приехала лишь через 20-30 минут. В 9-ой больнице у моей жены определили перелом ключицы со смещением, наложили гипс и отпустили домой. Около двух месяцев она почти не спала, так как ныло все тело, да и спать разрешалось только в сидячем положении. Как оказалось позже, у нее не только была сломана ключица со смещением, но и сместился 9-й позвонок (без боли она могла пройти от силы 5 метров), сломана верхняя четверть грудины, сильные ушибы ребер. Она не могла даже кашлянуть – это причиняло ей невыносимую боль.

Мою разбитую машину отвезли на эвакуаторе в гараж, а меня в течение двух часов обследовали на содержание алкоголя а затем просто – без какого-либо сочувствия или помощи — отпустили «с миром». Мол, добирайся домой, как сумеешь.

Дальнейшие действия? Никаких. Было не до этого, так как у меня на руках был маленький ребенок и беспомощная жена.

Стал ожидать страховой выплаты. Автомобиль не подлежал восстановлению. Через три месяца получил 7 миллионов 100 тысяч рублей (около 3 тысяч долларов) — это лишь 60% цены аналогичного автомобиля на рынке.

Но хуже всего пришлось тем, кто находился в «Таврии». Ее водитель Стас Алексеев получил перелом тазобедренной кости со смещением плюс открытую черепно-мозговую травму и сотрясение мозга. Он очнулся лишь в больнице, где пролежал полтора месяца, и до сих пор передвигается на костылях.

«Удар был настолько сильным, что наш автомобиль просто сплющило», -- рассказал Стас. – «Все кругом удивлялись, как мы еще живы остались. Мы были пристегнуты, и наши сиденья вырвало с корнем…»

Пассажирка «Таврии» Наталья Гатовка получила закрытую черепно-мозговую травму, сотрясение мозга, перелом грудины, ушибленную рану левой голени, многочисленные ссадины на лице и сломанный зуб

«Я перенесла сильнейшую боль от переломов и ушибов, а от сильнейшего психологического стресса не оправилась и по сей день», -- говорит Наталья. – «НО СТРАШНЕЕ ВСЕГО ТО, ЧТО У МЕНЯ ПОВРЕЖДЕНО ЛИЦО, ШРАМЫ ОСТАНУТСЯ НА ВСЮ ЖИЗНЬ, А МНЕ ТОЛЬКО 24 ГОДА!»

Как выяснилось, в «живой щит» на МКАД врезался 32-летний слесарь МАЗа Олег Наркевич, который управлял автомобилем в нетрезвом состоянии и будучи лишенным водительского удостоверения. В суде он признался, что пытался скрыться от преследовавших его сотрудников милиции. Увидев автомобильную пробку, Наркевич, по его словам, попытался затормозить, но из-за большой скорости не справился с управлением и столкнулся с впереди стоящей машиной.

Признав Олега Наркевича виновным, суд Советского района г. Минска назначил ему наказание в виде трех лет ограничения свободы с направлением в исправительное учреждение открытого типа («химия»), с лишением права управлять ТС сроком на 5 лет.

Стоит отметить, что потерпевшие также подали иски против Наркевича. Стас Алексеев потребовал 20 миллионов рублей, однако получил – в качестве возмещения морального вреда – лишь половину от этой суммы (чиновники по искам к независимым СМИ о защите чести и достоинства получают, как правило, гораздо больше).

Наталья Гатовка просила привлечь Наркевича к уголовной ответственности по части 1 статьи 317 УК РБ и взыскать с него моральный вред в размере 5 миллионов рублей. В иске ей было отказано.

Сейчас потерпевшие при помощи адвоката Веры Стремковской пытаются добиться пересмотра судебных решений. Показательно то, что процесс этот они начали только после того, как узнали о событиях 2 марта.

Выводы

1.«Живой щит», выстроенный 2 марта на трассе Минск-Микашевичи, не являлся каким-то исключительным случаем. Этот прием регулярно применялся сотрудниками ГАИ и ранее. Помимо вышеописанной истории редакция «Автобизнеса-Weekly» получила еще ряд устных и письменных сообщений от тех, кого использовали в качестве «живого щита» на разных трассах в разное время. Причем ни в одном из случаев гаишники не предлагали водителям и пассажирам покинуть автомобили и не использовали в «щите» свои служебные машины.

Владимир Наумов попытался списать происшедшее 2 марта на непрофессионализм отдельных сотрудников ГАИ. Однако и 2 марта, и 5 ноября, и еще в ряде случаев они вели себя абсолютно идентично. Отсюда следует, что организация «живого щита» являлась для ГАИ обычным делом, и эта технология была формально или неформально одобрена руководством МВД (трудно предположить, что сотрудники Госавтоинспекции долгое время использовали этот приём втайне от своего начальства).

2. Варварская практика «живого щита» должна была быть прекращена, по крайней мере, после того, как очередной из них (5 ноября) привел к тяжелым последствиям. Стало очевидно, что далеко не всех «отморозков» могут остановить стоящие впереди автомобили.

Однако и после этого сотрудники ГАИ спокойно продолжали использовать «живые щиты». Выходит, что Госавтоинспекции попросту наплевать на жизни и здоровье водителей.

3. Нет никаких оснований полагать, что «живые щиты» не будут практиковаться и в дальнейшем. Буря возмущения, поднявшаяся после статьи «Смертники по воле ГАИ», улеглась очень быстро. Весьма немногие водители откликнулись на призыв высказать свой протест против действий ГАИ, повязав на антенны белую и черную ленточки. 448 человек подписали «Открытое коллективное обращение участников дорожного движения Республики Беларусь». На этом протестный потенциал, похоже, иссяк.

С момента ДТП на трассе Минск-Микашевичи прошел почти месяц. На протяжении этого времени МВД неоднократно меняло свою позицию: от признания действий сотрудников ГАИ «правильными» до «непрофессиональными».

Расследование уголовных дел, возбужденных против сотрудников ГАИ и Романа Ментюка ведется демонстративно неторопливо. С последнего даже не взяли подписки о невыезде, а когда он исчез в неизвестном направлении, его даже не стали разыскивать. «Придет время – мы вызовем его на допрос», -- заявил Владимир Наумов.

В общем, можно предположить, что дело это будет спущено на тормозах, непосредственные виновники отделаются легким испугом, а милицейское начальство и вовсе окажется как бы ни при чем.

 

 

Последние новости

слухаць Радыё рацыя Міжнародная федэрацыя правоў чалавека Беларуская Інтэрнэт-Бібліятэка КАМУНІКАТ Грамадзкі вэб-архіў ВЫТОКІ Антидискриминационный центр АДЦ 'Мемориал' Prava-BY.info Беларускі Праўны Партал Межрегиональная правозащитная группа - Воронеж/Черноземье
Московская Хельсинкская группа
Молодежное Правозащитное Движение
amnesty international