Фантасмагория, да и только!

2008 2008-01-25T13:06:00+0200 1970-01-01T03:00:00+0300 ru

Помните, один из персонажей «Идиота» Ф. Достоевского, обращаясь к князю Мышкину, разглагольствовал: «Поздравляю вас, князь! Может быть, тоже миллиона полтора получите… А я-то ему давеча двадцать пять целковых ссудил, бедняжке, ха-ха-ха! Фантасмагория, да и только!»

Эта фраза из романа великого писателя почему-то всплыла в памяти во время недавней командировки в Лиду. Действительно, фантасмагория, да и только!

На мой взгляд, это словосочетание очень подходит к двум жизненным ситуациям, о которых хочу рассказать.

Увезли учителя в психушку…

Сидел, расположившись за последней скамейкой, на родительском собрании в одной из лидских школ и откровенно недоумевал. Перед родителями седьмого класса выступала классный руководитель. На родительское собрание я, кстати, явился без всяких предупреждений и приглашений. Хотелось своими глазами увидеть возмутительницу спокойствия, автора письма в «Р», которое и позвало меня в дорогу.

На собрании присутствовали представители разных профессий, в том числе и работник милиции. Всем им было интересно мнение классного руководителя об их ребенке, все внимательно изучили классный журнал и оценки, выставленные в нем. В общем, нормальное среднестатическое (даже по посещаемости родителей, как уточнил я у руководства школы) собрание. В том, что оно прошло успешно, естественно, основная заслуга принадлежит Татьяне Борисовне Потаповой (фамилия изменена по причине, о которой читатели узнают несколько позже).

На следующий день я был в учреждении здравоохранения «Областная психоневрологическая больница «Островля», которая расположена в тихом месте неподалеку от Лиды. Мне все не верилось, что учительница, которую я с интересом слушал на родительском собрании, принудительно, без ее согласия, была доставлена сюда и несколько месяцев назад здесь лечилась. Но главврач «Островли» М. Сидорович нашел историю болезни и сей факт подтвердил. Вместе с заведующим неврологическим отделением А. Станевичем он сопроводил меня в палату, где первые дни после помещения в больницу лечилась Татьяна Потапова. В палате находилось более десятка человек – разного возраста и различной степени психических отклонений. Правда, мои гиды сказали, что пациентка в этой многолюдной палате задержалась недолго, в дальнейшем она была переведена в другую, что напротив. Всего на трех человек.

Лечащий врач учительницы, Анастасия Рутковская, больше в «Островле» не работает: ушла на заслуженный отдых. Да и не к ней, а к тем, кто ее принудительно доставил в больницу, у Татьяны Потаповой основные претензии.

«Утром 26 июня 2007 года, — писала она в письме в «Р», — я посетила Лидский РОВД, чтобы отдать очередное свое заявление и узнать, когда я получу ответ на предыдущее. Меня попросили подождать. Через несколько минут человек в милицейской форме предложил мне выйти на улицу. К нам подошла женщина в белом халате и сказала, что я должна пройти с ней в здание скорой помощи, которое находится рядом с РОВД, чтобы подписать какую-то бумагу. Я отказалась, заявив, что не верю отдельным сотрудникам скорой помощи. Тем не менее два человека в милицейской форме заставили меня сесть в машину «скорой помощи». Под конвоем меня привезли в психоневрологическую больницу «Островля», которая находится за городом. Под конвоем на меня оформили документы на помещение в девятое отделение, двери которого день и ночь были закрыты… Находясь в больнице, мне удалось по мобильному телефону дозвониться до начальника Лидского РОВД Д. Менько. Начальник милиции сказал мне, что возьмет мое дело под контроль. После моего звонка мобильный телефон у меня забрали. Когда вышла из больницы, то обратилась с письменным запросом в суд Лидского района. Мне сообщили, что решение суда о моей принудительной госпитализации и лечении вынесено 5 июля 2007 года. Получается, что без решения суда в больнице я находилась в течение девяти суток…»

Заявление за подписью главного врача учреждения здравоохранения «Областная психоневрологическая больница «Островля» М. Сидоровича о принятии судом решения о принудительной госпитализации и лечении Т. Потаповой в психиатрическом стационаре поступило 27 июня. В нем уведомлялось, что в качестве представителя больницы в судебном заседании будет участвовать врач-психиатр А. Рутковская. Такое заседание 5 июля и состоялось с участием той же А. Рутковской и представителя прокуратуры С. Туркевич.

Представитель «Островли», как следует из протокола судебного заседания, пояснила суду, что Т. Потапова поступила в стационар больницы 26 июня. На следующий день комиссия психиатров в составе А. Бокова, А. Станевича и самой А. Рутковской произвела ее психическое освидетельствование и установила, что Потапова страдает психическим заболеванием в форме параноидной шизофрении и галлюцинаторно-параноидным синдромом. Вследствие ухудшения психического состояния может принести существенный вред себе, если будет оставлена без психиатрической помощи. Обследование и лечение возможно только в условиях психиатрического стационара, однако пациент своего согласия на госпитализацию и лечение не давал. Поэтому врач-психиатр Анастасия Рутковская просила суд направить Потапову на принудительное лечение.

Сама Потапова в суд не вызывалась. Суд в своем решении сослался на то, что по заключению комиссии врачей-психиатров она в судебном заседании по состоянию здоровья присутствовать не может.

Судья Алла Готто удовлетворила заявление психоневрологической больницы. Мотивируя свое решение, она записала (цитирую текст решения): «Согласно ст. 29 Закона Республики Беларусь «О психиатрической помощи и гарантиях прав граждан при ее оказании» основанием для госпитализации в психиатрический стационар являются наличие у гражданина психического расстройства (заболевания) и решение врача-психиатра территориального органа здравоохранения о проведении обследования или лечения». Болезнь у Т. Потаповой, пусть и задним числом, «нашлась». Но, позвольте, где же решение врача-психиатра территориального органа здравоохранения? Его я в материалах дела не нашел. Когда приехал в психоневрологическую больницу «Островля», не обнаружил его и здесь. Пришлось обратиться за разъяснениями к руководству лидского психоневрологического диспансера, который должен был инициировать направление учительницы на лечение в психиатрический стационар. Заведующий диспансером А. Свороб сообщил, что Т. Потапова стоит на учете в их учреждении лишь со 2 июля 2007 года.

Таким образом, получается, что врач-психиатр территориального органа здравоохранения, на которого ссылается в судебном постановлении А. Готто, никакого решения о проведении обследования или лечения в стационарных условиях Потаповой не выносил.

Статья 392 Гражданско-процессуального кодекса Республики Беларусь однозначно предписывает: «Заявление о принудительной госпитализации и лечении суд рассматривает в течение пяти дней со дня поступления его в суд». Нетрудно подсчитать, что суд рассматривал такое заявление в случае с Потаповой не пять, а восемь дней. Параграф 9 главы 30 ГПК «Особенности рассмотрения дел о принудительной госпитализации и лечении граждан» для того и принимался законодателями, чтобы его неукоснительно соблюдали, а не нарушали.

Есть у меня и претензии к инициаторам помещения Т. Потаповой в психоневрологическую больницу. Ведь как ни крути, получается, что состояние ее здоровья работники милиции и скорой помощи определили, как говорится, на глазок, без заключения компетентного специалиста. И тем самым также нарушили закон.

Понимаю, что стражи порядка могли усомниться в том, что Т. Потапова психически здорова, читая ее обращения. Заявление учительницы в РОВД от 26 июня 2007 года, соглашусь, имеет довольно странное содержание. Оправдывать учительницу во всем не собираюсь: подозрительность к окружающим за время общения с ней проявилась с лихвой. Но в том-то и закавыка, что у нее давно идет война с соседями (на то есть свои причины, которых не буду касаться), и Татьяна Борисовна безуспешно пытается привлечь своих обидчиков, если не к уголовной, то хотя бы к административной ответственности.

Единственное, чего удалось добиться Потаповой, так это взыскать через суд причиненный ей моральный вред. Суд взыскал с обидчицы учительницы 150 тысяч рублей в качестве материальной компенсации за моральный вред. Плюс треть этой суммы – с матери ответчицы, которая также приложила свою руку во время соседской разборки. Правда, старший участковый инспектор Николай Рябушко, проверявший жалобы соседей друг на друга (с ним мне довелось побеседовать), затрудняется определить, кто из них все же прав. Более того, предъявил много претензий к Потаповой.

Кстати, когда Татьяну Борисовну под конвоем, как она выражается, везли в психушку, она достала решение суда, которое у нее было с собой, и дала сопровождающим. Наверное, хотела этим подтвердить, что никакая она не сутяжница. По словам учительницы, работник милиции взял решение, почитал его и вернул без комментариев. Не стал ломать план действий по отношению к неугомонной жалобщице, который вызрел не знаю в какой голове. Во всяком случае, начальник Лидского РОВД Д. Менько сказал мне, что на приеме у него гражданка Потапова не была. Возможно, она и звонила по телефону, но он этого не помнит. Письменное обращение в больницу, действительно, подписывал не начальник РОВД, а его заместитель.

Куда больше обеспокоенности, как мне показалось, у руководителей райотдела вызывает другое. Иск к Лидскому РОВД и областной психоневрологической больнице «Островля» предъявила еще одна правдоискательница, также учительница, оказавшаяся в этом специфическом учреждении здравоохранения не по своей воле. Недавно у нее закончился срок контракта, и руководство школы очередной заключать не стало. Кстати, началась эта судебная история с того, что теперь уже бывшая учительница также по своей воле обратилась в РОВД за помощью…

Прекрасно сознаю, что обращения в милицию бывают самые разные, в том числе и надуманные, необоснованные, даже бредовые. Тем не менее нельзя правоохранителям использовать психиатрический стационар, который у них под боком, в восьми километрах от райотдела, в качестве своеобразной острастки и карательного меча для граждан, слишком рьяных и активно пишущих жалобы. Ведь вовсе не случайно общественные отношения, связанные с оказанием психиатрической помощи и гарантиями прав граждан при ее оказании, регулируются не только Конституцией и законом, но и множеством подзаконных актов. Государство всерьез настроено наводить порядок в этой деликатной сфере, очень важной для всего общества и каждого человека в отдельности.

(Окончание следует)

Последние новости

слухаць Радыё рацыя Міжнародная федэрацыя правоў чалавека Беларуская Інтэрнэт-Бібліятэка КАМУНІКАТ Грамадзкі вэб-архіў ВЫТОКІ Антидискриминационный центр АДЦ 'Мемориал' Prava-BY.info Беларускі Праўны Партал Межрегиональная правозащитная группа - Воронеж/Черноземье
Московская Хельсинкская группа
Молодежное Правозащитное Движение
amnesty international