Елена ЗАХАРЕНКО: «Папа нам часто снится»

2008 2008-01-04T11:28:00+0200 1970-01-01T03:00:00+0300 ru

Семь лет назад жена, две дочери и внук насильственно похищенного генерала Юрия Захаренко вынуждены были уехать из Беларуси. Они получили политическое убежище в Германии. "Народная воля" поинтересовалась, как они живут.

— У нас все, как и было, — ответила Ольга Борисовна Захаренко. — Работаем на кусок хлеба, да и все. Говорят, что люди делятся на тех, которые живут, чтобы есть, и которые едят, чтобы жить. Так вот мы, получается, самое плохое…

— А вы тоже работаете?

— Я просто (говорит по-немецки). А, вы же не понимаете немецкий! Я убираю офисы…

— И сколько зарабатываете?

— У меня нет конкретной зарплаты, я работаю по часам. Если я нахожусь на социале (на государственном обеспечении), мне оплачивают квартиру, и плюс к этому, если я работаю, — не больше, чем сто евро.

— А Лена где работает?

— У нее должность повыше — она работает в магазине. Там торгуют всем — и едой, и одеждой. Вот она подсказывает: от велосипедов до жвачек.

— А Юлька?

— Она пока еще на распутье. У нее есть хороший парень. Сейчас она живет с ним в другом городе. В ближайшее время будет учиться дальше. Мечтает быть парикмахером.

— Расскажите, как вообще живется в Германии: как цены, как настроение людей…

— А я людей-то практически не вижу. У меня такая работа, что я всегда сама с собой. Здесь, конечно, совершенно другая жизнь, которая сильно отличается от белорусской. Каждый живет своим кланом. На улице, если выходной день, можешь ни одного человека не увидеть: все по норам, каждый сам по себе. Нет такого, как у нас в Беларуси… У меня друзей здесь практически нет, варюсь в собственном соку.

— Наши политики довольно часто выезжают за границу. Вас навещают, звонят?

— Никто не звонил, никто не приезжал.

— Совсем никто? Ни Александр Милинкевич, ни Анатолий Лебедько?

— Никто не позвонит, никто не спросит, никто не приедет. Никто! Ни один человек… А одного нашего политика я встретила на какой-то встрече, так он со мной даже не поздоровался — с гордо поднятой головой прошел мимо…

— Может, он просто забыл, как вы выглядите?

— Ну здравствуйте! Он прекрасно знает, кто я. Я даже у Людмилы Карпенко спрашивала, думала, может, ей звонят, хоть с какими-то праздниками поздравляют. Она тоже говорит, что с ней на связь не выходят…

— А вы с Людмилой Филипповной часто общаетесь?

— Мы с ней регулярно созваниваемся. Она к нам приезжала, и мы к ней. Но она далековато от нас живет…

Конечно, Юра очень недальновидно смотрел, не думал, что может случиться, что за люди рядом с ним находятся… Общался фактически с предателями. Кстати, не знаете, как там Владимир Бородач?

— Нет, давно о нем ничего не слышала.

— Когда Юру похитили, мы попросили, чтобы Бородач с нами был. Но он не согласился. Вот такой герой войны… Вот такие люди окружали Юру. Они все были героями за его широкой спиной. А не стало Захаренко, и где они?..

— Ольга Борисовна, как планируете Новый год встречать?

— Я буду одна: Лена уезжает с Кириллом, Юлия живет в другом городе. Так что я буду сидеть и смотреть "русский" телевизор — у меня есть антенна. Буду вспоминать о своей былой жизни — о том, как раньше я жила, как молодушкой была. Вот и все…

— Расскажите, пожалуйста, про своего внука.

— Кирюша адаптировался здесь лучше всех нас. Сейчас передам трубку Лене — пусть она расскажет…

— Он хорошо адаптировался, — рассказывает Елена, старшая дочь Юрия Захаренко. — Он даже говорит, что не понимает русских шуток. Он уже настоящий немец. Ходит на курсы по русскому и английскому языкам. Но говорит по-русски как инопланетянин — хуже, чем по-немецки. Это мы тут страдаем, а ему хорошо: школа рядом, друзья…

— Лена, а вы по-немецки уже свободно говорите?

— Мне на немецком приходится общаться в магазине. И я рада, что хоть кто-то ко мне подходит, что людей вижу. В общем, что говорить…

— Ваша мама зарабатывает около ста евро. А вы?

— Весь мой доход — шестьсот евро вместе с ребенком.

— И на что хватает этих денег?

— На питание необходимо около 400 евро в месяц. Много уходит на ребенка — школа, бассейн, русский. Но ему ведь надо дать достойное образование…

— В Беларусь вас тянет?

— Ну, конечно, тянет. Хотя куда тянуться, если там все связано с нашей болью? Дорога, где хватали и душили отца… Люди, которые до сих пор за Лукашенко горой стоят… Нам это все невыносимо…

— Бывший председатель Нацбанка Тамара Винникова в интервью "Народной воле" как-то сказала, что она теперь ни при каких обстоятельствах не вернется в Беларусь. Она уже привыкла к другой жизни…

— У кого есть деньги, тому, наверное, хорошо жить везде. Наш отец получал одну зарплату, он не воровал, как сегодня воруют некоторые чиновники. Мы никогда не жили хорошо. Спасибо, что еще немецкое государство нам помогает, а так бы вообще…

— Ну а если власть в Беларуси поменяется, вы вернетесь?

— Вначале надо посмотреть, что нас ждет. Может, придут к власти те, которые нас даже на порог не пустят, ни в чем не помогут. И что нам тогда там делать? Сейчас многие прикрываются именами насильственно похищенных и убитых, а потом, не исключено, вообще забудут, как их звали и кто такой Захаренко. И такое может быть…

Людей, которые могли что-то изменить, которые боролись за будущее страны, уже устранили. Поэтому что нас ждет — по-моему, уже и так ясно. О нас многие забыли. Из этого можно сделать простой вывод — если о нас не помнят сейчас, то разве они изменят свое поведение, когда придут к власти?..

— Знаю, что этот вопрос вам уже задавали тысячи раз. Но тем не менее: вы верите, что в деле Захаренко рано или поздно будет поставлена точка и все узнают подробности его гибели?

— Об этом мы мечтаем. И когда-нибудь это обязательно случится. Но я тогда, наверное, уже буду на пенсии, а мама говорит, что вообще может не дожить до этого времени...

— Ваш сын наверняка доживет до этих счастливых времен.

— Да, он знает, что у него был дедушка Юрий Захаренко, которого убили. У нас есть и видеокассеты, где Кирилл маленький сидит у него на животе, разговаривает с ним. Он мне сейчас говорит: "Мама, ты знаешь что я решил? Когда вырасту, буду обязательно работать в полиции. Буду большим полицейским. И своего решения никогда не изменю". Может, это гены?..

Ну а новостей, как уже говорила мама, у нас никаких нет.

— Отдыхать куда-нибудь в этом году ездили?

— Мы были в Испании — туда можно купить недорогие путевки во время распродажи. В следующем году очень хотим съездить в Украину, но не знаю, как получится. Все очень дорого. Только один билет туда стоит 400 евро. А в Испанию — 300 евро вместе с дорогой, питанием и отелем. Но нам так хочется побыть среди своих…

— А Ульяне Григорьевне, матери Юрия Захаренко, часто звоните?

— Каждый день. У нас такая связь, что можно звонить все равно сколько, и это не будет сказываться на сумме. Бабулю эти разговоры хоть немножечко подбадривают. "Как будто вы рядом находитесь…" — вздыхает она. Она рассказывает, как провела день, что готовила, как себя чувствовала.

Хоть столько лет прошло, но рана в сердце ни у нее, ни у нас не заживает… Я, кстати, как раз сегодня папу видела во сне. Видно, и на том свете нет ему покоя: за нас переживает, страдает, что нас оставил одних, беспомощных, без денег и без будущего.

— А каким он вам снится?

— Он всегда участвует в каких-то наших семейных делах. Когда я его вижу, он все время что-то спрашивает. И все время как бы со стороны смотрит на нас… И маме он тоже часто снится. Может, когда-нибудь наши души встретятся...

Я обычно прихожу с работы, и мы с мамой начинаем обсуждать эти сны. Сидим, разговариваем, думаем о прошлом. Мы себя заживо похоронили, не живем, а существуем…

 

Из архива

Экс-министр внутренних дел Юрий Захаренко был насильственно похищен в мае 1999 года недалеко от своего дома.

В организации его исчезновения подозреваются нынешний госсекретарь Совета безопасности Виктор Шейман, экс-министр внутренних дел, экс-министр спорта Юрий Сиваков, командир воинской части 3214 полковник Дмитрий Павличенко.

Как следует из рапорта бывшего начальника криминальной милиции генерала Николая Лопатика, написанного на имя министра внутренних дел Владимира Наумова в ноябре 2000 года, к исчезновению Захаренко также причастен бывший руководитель секретной спецслужбы Николай Васильченко, а также четыре бойца 1-й роты спецназа, которой до сих пор командует Павличенко.

Уголовное дело по факту исчезновения Захаренко до сих пор ведется.

Белорусский суд до сих пор не признал Юрия Захаренко умершим.

 

Кстати

Куда нести цветы?

4 января 2008 года у Юрия Захаренко день рождения.

В этот день ему исполнилось бы всего 56 лет.

В Минске нет его могилы и нет памятника, куда можно было бы прийти и положить цветы…

Как написано в рапорте генерала Лопатика, "место захоронения трупов Захаренко Ю.Н., Гончара В.И., Красовского А.С. — спецучасток последних могил на Северном кладбище".

Вот только сколько сегодня на Северном кладбище этих "спецучастков" и "последних могил"?

И где там искать заросший за эти годы травой холмик Захаренко?..

Последние новости

слухаць Радыё рацыя Міжнародная федэрацыя правоў чалавека Беларуская Інтэрнэт-Бібліятэка КАМУНІКАТ Грамадзкі вэб-архіў ВЫТОКІ Антидискриминационный центр АДЦ 'Мемориал' Prava-BY.info Беларускі Праўны Партал Межрегиональная правозащитная группа - Воронеж/Черноземье
Московская Хельсинкская группа
Молодежное Правозащитное Движение
amnesty international